Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
111

Херсонес Таврический

После упоминания Феодосии Арриан в кратком перипле сообщает: «Отсюда двести стадиев до покинутого порта скифо-тавров» (§ 30). А в полном перипле приводится и название этого порта: «От Февдосии до пустынной гавани Афинеона, или гавани скифо-тавров 200 стадиев, 26 2/з мили; здесь спокойная стоянка для кораблей» (§ 78). Указанные 200 стадиев, т. е. примерно 32 км, приводят в район современного пос. Курортное. Здесь и следует искать гавань Афинеон. Ее точное местоположение пока неизвестно. Для поисков гавани необходимы специальные исследования. А пока сведения Арриана остаются для нас единственным источником в этом пункте. Сопоставляя эти отрывки, следует отметить, что они, несомненно, восходят к одному источнику, который значительно сокращен Аррианом.

Как видно из этих сведений, за Феодосией уже начинались владения тавров, населявших в древности Горный Крым, который по имени этих племен назывался тогда Таврией или Тавридой. Горные племена тавров находились на более низком экономическом и культурном уровне развития, слабо контактировали с греками и прослыли у них диким и жестоким народом. Согласно древнегреческим мифам, Артемида похитила у ахейцев Ифигению и перенесла ее именно в Тавриду, где она стала жрицей в святилище Артемиды и приносила в

112

жертву богине всех попадавших сюда чужестранцев. Этой теме знаменитый древнегреческий трагик Еврипид посвятил свое прославленное произведение «Ифигения в Тавриде». О жестокости и суровых нравах тавров сообщают многие античные авторы. Псевдо-Скимн, например, характеризует их следующим образом: «Тавры — народ многочисленный и любит кочевую жизнь в горах; по своей жестокости они варвары и убийцы и умилостивляют своих богов нечестивыми деяниями» (§ 831—834).

Афинеон названа гаванью скифо-тавров. Судя по названию, она находилась где-то в пограничной зоне территории этих племен. Во времена рассматриваемого источника, видимо, из-за каких-то военно-политических событий гавань была покинута и опустела. Когда именно это произошло, сказать трудно. По общеисторическим соображениям и датировке некоторых сообщений Арриана приблизительной датой можно считать конец IV — начало III в. до н. э. Более точный ответ могут дать археологические материалы.

После гавани Афинеон в перипле указана Лампада. Арриан в кратком перипле отмечает: «а отсюда до Лампады в Таврической земле шестьсот стадиев» (§ 30), а в полном — несколько подробнее: «От Афинеоне, или гавани скифо-тавров, до Лампады 600 стадиев, 80 миль; там стоянка для кораблей» (§ 78). Если отсчитать от пос. Курортное приведенные 600 стадиев, т. е. примерно 95 км, то мы попадем в район пос. Малый Маяк. В этом месте и находилась Лампада. Перипл ничего не говорит о том, что это за объект. В переводе с древнегреческого это название означает «факел, светильник». Поэтому надо полагать, что речь идет о маяке. Об этом свидетельствуют и более поздние названия этого пункта — Кучук Лампад, Малый Маяк. Этот античный маяк служил важным ориентиром на таком сложном участке плавания. Здесь была и стоянка для кораблей, где мореплаватели в случае необходимости могли найти пристанище.

Читая следующие строки краткого перипла, мы снова сталкиваемся с тем, что Арриан сокращает свой источник. После упоминания Лампады он сообщает: «От Лампады до порта Символа, также таврического, пятьсот двадцать стадиев» (§ 30). В полном же перипле он указывает: «От Лампады до высокой горы Бараньего лба, мыса Таврической земли, 220 стадиев, 29 1/3 мили... От Бараньего лба до таврической же гавани Символа, называемой также гаванью Символов, 300 стадиев, 40 миль;

113

здесь спокойная гавань» (§ 78, 81). Здесь от Лампады до гавани Символов также 520 стадиев. Следовательно, оба отрывка восходят к одному источнику. Но во втором случае между этими пунктами указан еще мыс Бараний лоб, который отсутствует в кратком описании. Это значит, что Арриан не счел нужным упоминать малозначительный в свете его задачи (описание пути для Адриана) мыс, сократил имеющийся источник, затем сложил расстояние от Лампады до Бараньего лба и от Бараньего лба до гавани Символов и получил указанные 520 стадиев.

Итак, мыс Бараний лоб. Он находился, как сообщает Арриан в 220 стадиях или 35 км от пос. Малый Маяк. Это расстояние приводит нас к мысу Ай-Тодор. Следовательно, именно он назван в перипле мысом Бараний лоб. Казалось бы, этот вопрос ясен и решен окончательно. Однако все гораздо сложнее.

Мыс Бараний лоб, как следует из описаний древних авторов,— крайняя южная точка Крыма. Какой же это мыс? Этот вопрос долгое время вызывал споры среди современных исследователей 1. Одни ученые считали, что это мыс Сарыч, другие — Ай-Тодор, третьи — Аю-Даг. Три претендента на одно название. Между тем этот вопрос важен как в общем историко-географическом плане, так и для решения конкретных задач античной географии Причерноморья. Детальные расчеты и измерения расстояний показали, что мыс Аю-Даг никак не мог быть мысом Бараний лоб. Тогда остается выбирать между двумя пунктами: мысом Сарыч и мысом Ай-Тодор. Какой же из этих мысов античные мореплаватели называли Бараньим лбом? Кто же из исследователей прав?

Оказалось, что правы и те и другие исследователи. Всестороннее изучение сведений древних авторов показало, что они называли Бараньим лбом два разных мыса: Псевдо-Скилак, Страбон, Плиния — мыс Сарыч, а Арриан, Псевдо-Скимн, Птолемей — мыс Ай-Тодор. Казалось бы, налицо явное противоречие, и следует задать вопрос, чьи сведения достоверны, а чьи ошибочны Но такой вопрос неправомерен. Действительно, под Бараньим лбом в источниках фигурируют два различных мыса: Сарыч и Ай-Тодор. Но этот факт не бросает тень на авторитет античных географов и имеет вполне убедительное объяснение. Дело в том, что оконечность Крымского полу-

1 Агбунов М. В. Загадки Понта Эвксинского. М., 1985. С. 39—42.
114

острова не выклинивается в море каким-то одним мысом, а выдается в общем довольно плавной линией. Для тех, кто плывет из Херсонеса в Феодосию, особенно приметен мыс Сарыч. А для плывущих из Феодосии на этом участке величественно вырисовывается мыс Ай-Тодор, тем более что внимание к нему усиливает соседняя гора Ай-Петри.

Таким образом, выясняется, что античные географы называли Бараньим лбом два различных мыса: одни — мыс Сарыч, другие — мыс Ай-Тодор. Первоначально это название относилось, видимо, к Сарычу. А затем некоторые мореплаватели, следуя со стороны Феодосии, принимали за Бараний лоб Ай-Тодор. В результате в разных источниках под одним названием стали фигурировать два различных мыса.

Название мыса Бараний лоб связано опять-таки с мифом о золотом руне. В приписываемом Плутарху сочинении «О названиях рек и гор и об их произведениях», например, читаем следующее объяснение: «Фрике, лишившись в Эвксинском Понте своей сестры Геллы и этим, естественно, опечалившись, остановился на вершине одного холма. Когда же его заметили какие-то варвары и стали взбираться туда с оружием в руках, то златорунный баран, взглянув вперед и увидев приближающуюся толпу, человеческим голосом разбудил спавшего Фрикса и, взяв его на свою спину, привез к колхам. По этому-то случаю холм и назван был Бараньим лбом» (XIV, 4).

Далее в перипле указана гавань Символов, находившаяся на месте современной Балаклавы. Эта исключительно удобная бухта была настоящим притоном тавр-ских пиратов. О негостеприимстве таврских племен рассказывал еще Геродот: «Из них тавры имеют следующие обычаи. Они приносят в жертву Деве и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватят, выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют их дубинкой по голове. Одни говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол; другие же соглашаются с тем, что голову втыкают на кол, однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Сами же тавры говорят, что то божество, которому приносят жертвы,— это Ифигения, дочь Агамемнона» (IV, 103).

Сведения о процветании пиратства у тавров приводят

115

и другие античные географы. Эти морские разбои, ставшие обычаем и доходным промыслом, покрыли таврическое побережье столь печальной славой. Понтийское пиратство временами принимало, как уже говорилось, невиданные размахи, парализовывало морскую торговлю и плавания настолько, что боспорскому царю Евмелу пришлось принимать активные действенные меры борьбы государственного масштаба.

Несколько слов об Ифигении. Согласно мифам, она должна была быть принесена в жертву. Но Артемида в самый последний момент заменила ее ланью, перенесла в Тавриду и сделала жрицей в своем храме. Эти мифы, как известно, вдохновили знаменитого трагика Еврипида на создание известного произведения «Ифигения в Тавриде». В нем героиня так, например, рассказывает о себе: «Но Артемида похитила меня у ахейцев, дав вместо меня лань, и, перенесши по светлому эфиру, поселила меня в этой земле тавров, где царствует над варварами варвар Фоант, который, передвигая быстрые ноги, подобно крыльям, получил такое имя за быстроту ног. Он поставил меня жрицею в этом храме, где такими обычаями услаждается богиня Артемида на празднике, одно имя которого прекрасно, а об остальном умалчиваю, боясь богини. По обычаю, и прежде существовавшему в этой стране, я приношу в жертву всякого эллина, который прибывает в эту землю. Я освящаю жертву, а таинственным убиением ее внутри этих чертогов богини занимаются другие» (ст. 28—41).

После упоминания о гавани Символов Арриан в кратком перипле сообщает: «Отсюда 180 стадиев до Херсонеса Таврической земли» (§ 30). А в полном перипле это сообщение дополняют некоторые подробности: «От гавани Символа до города Херронеса или Херсонеса в Таврической земле, колонизованного понтийскими гераклеотами, 180 стадиев, 24 мили; здесь пристань и хорошие гавани» (§ 81). Эти мелкие детали опять-таки наглядно подтверждают вывод о том, что Арриан сокращал свой источник. Этот, казалось бы, частный факт вместе с другими аналогичными наблюдениями имеет принципиально важное значение.

Итак, наш мореплаватель прибыл в Херсонес Таврический, один из крупнейших городов Северного Причерноморья, основанного, как уже говорилось, переселенцами из Гераклеи Понтийской. Само слово «Херсонес» буквально означает «полуостров». Это название полностью

116

соответствует географическому положению города. Он расположен в чрезвычайно удобном месте — на обширном мысу, образованном берегом моря и Карантинной бухтой теперешнего Севастополя, исключительно прекрасной гаванью. Этот мыс находится в северной части полуострова, который был назван Гераклейским. Удобные заливы, глубоко вдающиеся в сушу бухты создавали благоприятные условия для мореплавания и, конечно, привлекали древнегреческих переселенцев.

Интересные сведения об этом районе приводит Страбон, ведущий свое описание со стороны Каркинитского, или Тамиракского, залива: «Если плыть из Тамиракского залива, то влево будет городок и другая гавань херсонесцев. Затем, если плыть вдоль берега, к югу выдается большой мыс, составляющий часть целого Херсонеса. На нем расположен город гераклеотов, колония живущих на южном берегу Понта, называемый также Херсонесом и находящийся в 4400 стадиях от устья Тиры. В этом городе есть святилище Девы, какой-то богини, имя которой носит и находящийся перед городом, на расстоянии 100 стадиев, мыс, называемый Парфением (т. е. Девичьим) . В святилище есть храм богини и статуя. Между городом и мысом есть три гавани, затем следует древний Херсонес, лежащий в развалинах, а за ним бухта с узким входом, возле которой преимущественно устраивали свои разбойничьи притоны тавры, скифское племя, нападавшее на тех, которые спасались в эту бухту; называется она бухтою Символов. Она с другой бухтой, называемой Ктенунтом, образует перешеек в 40 стадиев. Это и есть тот перешеек, который замыкает малый Херсонес, составляющий, как мы сказали, часть большого Херсонеса и имеющий на себе город, носящий одинаковое с полуостровом название — Херсонес» (VII, 4, 2).

Удобный во всех отношениях мыс у современной Карантинной бухты привлек внимание греков, видимо, еще в VI в. до н. э., когда здесь появилось небольшое поселение. Затем, как уже говорилось, в 422—421 гг. до н. э. выходцы из Гераклеи основали здесь Херсонес. Исключительно выгодное местоположение города, особенно в связи с краткими морскими путями, привело к его быстрому экономическому развитию. В IV в. до н. э. Херсонес присоединил к своим владениям обширные плодородные равнины северо-западной части Крыма, где были расположены Керкинитида, Калос-Лимен (Прекрасная гавань), и стал одним из крупнейших производителей и

117

экспортеров хлеба. О важном значении этих районов, о внутренней и внешнеполитической жизни, о духе того времени ярко свидетельствует знаменитая «херсонесская присяга», относящаяся к началу III в. до н. э.:

«Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями олимпийскими, героями, владеющими городом, территорией и укрепленными пунктами херсонесцев.

Я буду единомышлен о спасении и свободе государства и граждан и не предам Херсонеса, Керкинитиды, Прекрасной гавани и прочих укрепленных пунктов и из остальной территории, которою херсонесцы управляют или управляли, ничего никому, ни эллину, ни варвару, но буду оберегать все это для херсонесского народа.

Я не буду ниспровергать демократического строя, и не дозволю этого предающему и ниспровергающему, и не утаю этого, но доведу до сведения государственных должностных лиц.

Я буду врагом замышляющему и предающему или отторгающему Херсонес, или Керкинитиду, или Прекрасную гавань, или укрепленные пункты и территорию херсонесцев.

Я буду служить народу и советовать ему наилучшее и наиболее справедливое для государства и граждан.

Я буду охранять для народа „састер" и не буду разглашать ничего из сокровенного ни эллину, ни варвару, что должно принести вред государству.

Я не буду давать или принимать дара во вред государству и гражданам.

Я не буду замышлять никакого несправедливого дела против кого-либо из граждан не отпавших; и не дозволю этого и не утаю, но доведу до сведения и на суде подам голос по законам.

Я не буду составлять заговора ни против херсонес-ской общины, ни против кого-либо из граждан, кто не объявлен врагом народа; если я вступил с кем-нибудь в заговор или связан какой-либо клятвою или заклятием, то мне, нарушившему это, и тому, что мне принадлежит, да будет лучшее, а соблюдающему — противоположное.

Если я узнаю о каком-либо заговоре, существующем или зарождающемся, я доведу об этом до сведения должностных лиц.

Хлеб, свозимый с равнины, я не буду ни продавать, ни вывозить с равнины в какое-либо иное место, но только в Херсонес.

118

Зевс, Гея, Гелиос, Дева, божества олимпийские! Пребывающему во всем этом да будет благо мне самому и потомству и тому, что мне принадлежит, не пребывающему же да будет злое и мне самому и потомству и тому, что мне принадлежит, и пусть ни земля, ни море не приносят мне плода, пусть женщины не разрешатся от бремени благополучно...» (перевод С. А. Жебелева).

Эта торжественная присяга, вырезанная на мраморной плите, была принята, надо полагать, в связи с какими-то важными военно-политическими событиями в Херсонесском государстве.

Вернемся однако к Арриану. В кратком перипле он после упоминания о Херсонесе продолжает описание далее к западу, а в полном приводит некоторые итоговые цифры: «Береговая линия Таврического Херсонеса, от гавани Афинеона до Прекрасной гавани, в объезде составляет 2600 стадиев, 346 2/з мили, а от деревни Порт-митиды, лежащей на крайнем пункте Европы при входе в Меотийское озеро, или в Танаис, до Херсона 2260 стадиев, 301 1/3 мили; от Боспора или Пантикапея до города Херсона 2200 стадиев, 293 1/3 мили» (§ 82). Исследователи обычно полагают, что эти сведения взяты из какого-то другого перипла. Но эти цифры представляют собой не что иное, как сумму промежуточных расстояний, указанных в кратком перипле Арриана. Византийский автор VI в. н. э. не стал бы заниматься такими подсчетами расстояний между давно несуществующими пунктами. Остается одно объяснение: все эти сведения имелись в источнике Арриана, но он и здесь сократил свое описание.

После упоминания Херсонеса в кратком перипле сообщается: «От Херсонеса до Керкинитиды 600 стадиев, а от Керкинитиды до Прекрасной гавани, также скифской, еще 700» (§ 30). Эти же сведения практически повторяются в полном перипле: «От Херсона до так называемой Коронитиды, или Керкинитиды, 600 стадиев, 80 миль; от Коронитиды, или Керкинитиды, до скифской гавани Прекрасной в Херсонесской земле 700 стадиев, 93 1/3 мили» (§ 83). Здесь только добавлено, что Прекрасная гавань находится в Херсонесской земле. Следовательно, и тут ощущается сокращение Аррианом своего источника.

Вкратце охарактеризуем эти пункты. Керкинитида — наиболее ранний древнегреческий город Северо-Западного Крыма. Она была основана, видимо, ближе к концу

119

VI в. до н. э. на месте современной Евпатории, на Карантинном мысу. В IV в. до н. э. город вошел в состав Херсонесского государства. Дальнейшая его судьба была тесно связана с историей Херсонеса и отношениями со скифами.

Прекрасная гавань находилась на Тарханкутском полуострове на месте современного пос.

Черноморское в глубине удобной бухты. Об исключительных преимуществах ее местоположения говорит само название. Город возник в IV в. до н. э. в результате освоения этой территории Херсонесом.

Его судьба в основном повторяет историю Керкинитиды.

Выходя за пределы Херсонесского государства, ознакомимся в этой главе также с описанием побережья от Каркинитского залива до устья Борисфена.

В кратком перипле Арриан описал этот район очень сжато: «От Прекрасной гавани до Тамираки 300 стадиев; внутри Тамираки есть небольшое озеро. Отсюда еще 300 до устья озера; от устья озера до Эионов 380 стадиев. Отсюда до реки Борисфена — 150» (§ 31).

В полном же перипле он дает гораздо более подробное описание. Сначала автор считает необходимым сообщить, что «от Прекрасной гавани до реки Истра, или Данубия, опять обитают скифы» (§ 83). И далее продолжает: «За Прекрасной гаванью начинается залив, называемый Каркинитским и простирающийся до Тамираки; он имеет в длину 2250 стадиев, 300 миль; если же не объезжать его вдоль берегов, но прямым путем переплыть устье, то всего 300 стадиев, 40 миль. Внутри Тамираки есть небольшое озеро.

От мыса Тамираки тянется Ахиллов бег, весьма длинная и узкая береговая полоса, простирающаяся вдоль пролива на 1200 стадиев, или 160 миль, а в ширину имеющая 4 плефра (плефр—29,6 м.—М. А.); концы ее имеют вид островов; от материка она отстоит на 60 стадиев; 8 миль. По середине ее истмовидный (т. е.

Прямой и каботажный путь через Каркинитским залив

Рис. 6. Прямой и каботажный путь через Каркинитским залив

120

узкий) перешеек соединяет с материком (или твердой землей), простираясь в длину на 40 стадиев, 5 1/3 мили. Если проплыть от Тамираки мимо вышеупомянутого Бега до другой косы Ахиллова бега, называемой Священной рощей Гекаты, получаются упомянутые 1200 стадиев, или 160 миль. От Священной же рощи Гекаты до судоходной реки Борисфена, ныне называемой Данаприем, 200 стадиев, 262/з мили» (§ 83—84).

Сравнивая эти описания, следует подчеркнуть, что Арриан в кратком перипле и здесь сократил свой источник, в частности опустил сведения об Ахилловом беге, длинной песчаной косе (соврем. Тендра и Джарылгач), а указывает только ее оконечности, называя их Эйонами. Кроме того, он называет Каркинитский залив, хотя указывает расстояние от Тамираки до его устья (300 стадиев) и оттуда до восточной оконечности Ахиллова бега (380 стадиев), при этом ошибочно именует залив озером, а верховья залива — устьем озера (рис. 6).

В рассматриваемых описаниях фигурируют два разных маршрута плавания. В кратком перипле Арриана судно заходит в сам Каркинитский залив, а в полном — идет напрямик от Тамираки (соврем. Бакальская коса) к восточной оконечности Ахиллова бега (соврем. Джарылгач) и проходит 300 стадиев. Кроме того, источники по-разному определяют расстояние от западной оконечности Ахиллова бега до устья Борисфена: в первом случае указано 150 стадиев, а во втором — 200 стадиев. Все это свидетельствует о том, что здесь использованы сведения из двух разных географических сочинений.

Рассмотрим теперь еще один интересный вопрос, связанный с изучением полного перипла Арриана. Несколькими параграфами далее автор отмечает, что «от Херсона до реки Тиры 4110 стадиев, 548 миль» (§ 89). А сумма приведенных им промежуточных расстояний дает лишь 3810 стадиев. Недостает, как мы видим, 300 стадиев. Эти «утерянные» стадии приходятся на участок побережья от Херсонеса до Борисфена. По сумме слагаемых (700 + 600+300+1200+200) здесь получается 3000 стадиев. А в конце перипла расстояние от Херсонеса до Борисфена определено в 3300 стадиев. Таким образом, при описании этого побережья «исчезли» 300 стадиев. Чем же объяснить этот факт? Где его разгадка?

Всесторонний анализ показал, что этот текст дошел до нас не полностью. В нем имеется лакуна — пропуск текста. Этот вывод в общем уже высказывался мною в

121

одной из статей2. Теперь же детальное рассмотрение указанных сведений на широком фоне позволяет уточнить, где именно пропущен текст. Этот пропуск приходится на участок от Прекрасной гавани до мыса Тамирака. Арриан в кратком перипле определяет расстояние между ними в 300 стадиев. А в полной редакции этого сообщения нет. Здесь сообщается, что «за Прекрасной гаванью начинается залив, называемый Каркинитским и простирающийся до Тамираки», и далее указывается длина его побережья и прямой путь к Ахиллову бегу. Тут также чувствуется сокращение более подробного источника, в результате чего искажено описание побережья, «сдвинут» Каркинитский залив и «утеряно» 300 стадиев.

Этим же подробным источником пользовался, надо полагать, и Страбон, который также сократил его и округлил некоторые цифры: «За островом, лежащим перед Борисфеном, сейчас к востоку идет морской путь к мысу Ахиллова бега, месту, лишенному растительности, но называемому рощей и посвященной Ахиллу. Затем — Ахиллов бег, выдающийся в море полуостров; это — узкая коса, длиною около тысячи стадиев по направлению к востоку; наибольшая ширина ее — два стадия, а наименьшая—четыре плефра. От материка, находящегося по обе стороны перешейка, она отстоит на 60 стадиев; почва на ней песчаная, вода колодезная. Посередине ее перешеек, имеющий около 40 стадиев. Заканчивается полуостров у мыса, называемого Тамиракой и имеющего пристань, обращенную к материку. За мысом находится значительный залив Каркинитский, простирающийся сверху приблизительно на тысячу стадиев; другие, однако, говорят, что до внутреннего угла залива расстояние втрое больше. Жители побережья называются тафриями. Залив этот называют также Тамиракским, соименно мысу» (VII, 3, 19).

Я не случайно привожу эти довольно обширные описания. Дело в том, что и Арриан и Страбон, составляя эти разделы, пользовались несколькими различными источниками и при этом допустили некоторые неувязки и искажения. Одни их предшественники описывали это побережье с востока на запад, другие — в обратном направлении. Поэтому в скомпилированных отрывках Арриана и Страбона местоположение Каркинитского залива

2 Агбунов М. В. Материалы по античной географии Причерноморья // ВДИ. 1984. № 4. С. 139.
122

по отношению к мысу Тамирака определено очень расплывчато и неясно, если не сказать — противоречиво или неверно. Не зная этой местности, может создаться впечатление, что мыс Тамирака и восточная оконечность Ахиллова бега — один и тот же мыс.

Видимо, по этой же причине и у Арриана и у Страбона ошибочно отождествлены западная оконечность Ахиллова бега и мыс, называемый рощей Гекаты. Отсюда и противоречия у Страбона относительно того, что песчаное, лишенное растительности место названо рощей. Птолемей, например, совершенно ясно указывает, что это два разных мыса: «Роща Гекаты, мыс» и «западный мыс Ахиллова бега, который называется Священный мыс» (III, 5, 2). Роща Гекаты находилась на современном Кинбурнском полуострове, о чем пойдет речь чуть дальше.

А сейчас вкратце ознакомимся с Ахилловым бегом. Эта длинная песчаная отмель образована вдольбереговыми наносами, а также в результате затопления морем низменных участков коренного берега. Ее название мифы связывали с именем Ахилла — владыки Понта Эвксинского. Вот, например, что пишет об этом Евстафий: «Этот бег пробежал эллинский герой Ахилл, преследуя агамемнонову дочь Ифигению, похищенную из Авлиды в Скифию, когда Артемида подменила ее ланью для жертвы» (§ 306). Другие авторы рассказывают, что Ахилл пробежал эту косу, тренируясь в беге. Так или иначе, Ахиллов бег был широко известен в античном мире и пользовался большой популярностью, особенно в среде мореплавателей.

У западной оконечности этой косы существовало посвященное Ахиллу святилище. Оно было обнаружено случайно в 1824 г. во время строительства Тендровского маяка. Группа матросов под командованием капитана Критского раскопала там небольшой зольный холм, так называемый эсхар. В нем было найдено много античной керамики, обломки мраморных рельефов, посвятительные надписи на мраморных плитах и более 800 монет различных античных городов, боспорских и фракийских царей, римских императоров3. Это — то самое святилище, о котором вскользь упомянул в процитированном выше отрывке Страбон. Здесь мореплаватели приносили Ахиллу

3 Зограф А. Н. Находки монет в местах предполагаемых античных святилищ на Черноморье // СА. 1941. Т, 7. С. 153 и след.
123

богатые пожертвования в благодарность за счастливое и благополучное плавание.

Севернее Тендровской косы раскинулся современный Кинбурнский полуостров. Эта обширная пустынная местность носит название Нижнеднепровских песков. Но в античное время здесь росли густые леса. Здесь была знаменитая Гилея, т. е. Полесье, тянувшаяся на много десятков километров, вся полная, как указывает Геродот (IV, 76), «разнообразнейшими деревьями». Именно в Гилее на берегу моря находилась уже упомянутая роща Гекаты. Об обширности, огромной значимости и широкой известности Гилеи говорит хотя бы тот факт, что омывающая ее часть моря называлась, как свидетельствует Плиний (IV, 83), Гилейским морем. Леса Гилеи продолжали существовать, хотя и в более скромных размерах, еще в XVIII в. Вот, например, что пишет об этом П. О. Бурачков: «Поселившись на Кинбурнском полуострове в 1760 году, прадед застал всю левую сторону лимана от крепости Кинбурна до Алешек покрытую густым, хотя и не сплошным лесом, состоящим из дуба, березы, ольхи, береста и осины, и звери, как, например, дикие козы, свиньи и даже олени, находили в них убежище» 4.

Этот район славился не только своими лесными богатствами. Здесь были сосредоточены запасы металлсодержащих песков — выносов Днепра из рудных районов. Именно из таких гематито-магнетитовых песков, как уже говорилось при описании Южного Причерноморья, выплавлялись лучшие сорта железа. И древнегреческие ремесленники, конечно, использовали это сырье. Так, на берегу современного Ягорлыцкого залива существовало довольно крупное ремесленно-производственное поселение 5. Было развито железоделательное, стеклоделательное и другие ремесла. Надо сказать, что кинбурнские пески содержат также минералы, необходимые для производства стекла.

Рассматриваемый район представлял собой в прошлом дельту Пра-Днепра. Со временем она переместилась в широтном направлении и заняла свое современное положение. А на месте старой дельты оставалось несколько постепенно отмирающих рукавов. Один из таких рукавов

4 Бурачков П. О местоположении древнего города Каркиннтеса и монетах ему принадлежащих // ЗООИД. 1875. Т. 9. С. 3.
5 Островерхов А. С. К вопросу о сырьевой базе античного ремесленного производства в районе Днепровского и Бугского лиманов // ВДИ. 1979, № 3. С. 115 и след.
124

Остров Борисфен на карте А. Ортелия 1590 г.

Рис. 7. Остров Борисфен на карте А. Ортелия 1590 г.

существовал и в античное время. Он отделял западную часть Кинбурнского полуострова и образовывал обширный остров, который назывался Борисфеном или Борисфенидой6 (рис. 7).

На этом мы и закончим ознакомление с рассматриваемым районом и перейдем к Северо-Западному Причерноморью.

6 Подробно см.: Агбунов М. В. Загадки Понта Эвксинского. М., 1985. с. 113.

Подготовлено по изданию:

Агбунов М. В.
Античная лоция Черного моря.— М.: Наука, 1987.— 156 с. (Серия «Страны и народы»).
© Издательство «Наука», 1987 г.


продам кайт
Rambler's Top100