Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
113

Глава IV

ВОЕННОЕ ДЕЛО САРМАТОВ

Примерно во второй половине IV в. до н. э. началось передвижение сарматов на запад от Дона. В последующие века сарматские племена постепенно сменили скифов в обширных степях Северного Причерноморья. В первых веках нашей эры сарматы господствовали в степях, являясь грозной силой, с которой приходилось считаться античным государствам.

Сарматские племена были весьма воинственны и часто нападали на своих соседей. Появление сарматов на западном берегу Дона, во второй половине IV в. до н. э., о чем свидетельствует упоминание о них у Псевдо-Скилака 1, вряд ли обошлось без военного столкновения со скифами. Во всяком случае, как это можно заключить из слов Диодора2, ко второй половине

I в. до н. э. савроматы опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню. Однако уже описанные выше события конца II в. до н. э. показывают, что в некоторых случаях сарматы выступали не как враги, а как союзники скифов. Так, роксоланы3 пришли на помощь скифам во время войны их с Митридатом и Херсонесом. В дальнейшем сарматские отряды, включенные в войско Митридата, принимали участие в борьбе понтийского царя с Римом4. Около 47 г. до н. э. отряды сарматов и скифов помогли Фарнаку захватить Феодосию и Пантикапей. В I в. до н. э. и в I в. н. э. аланы и сарматы неоднократно производили набеги на придунайскую область и Закавказье для захвата добычи5.

1    Рs. Scyl. Peripl., 68.
2    Diod. II, 43, 7.
3    Strab., VII, 3, 17.
4    Арp. Mithr., 15, 19, 69; Just., XXXVIII, 3, 5; 7, 3.
5    Ovid., Trist., Ill, 10, 55 и сл.; IV. 1, 82. Fl. Iоseрh., Bell. VII, 4, 3 и 7, 4; D i о Cass., LIV. 20.
114

Тацит дал красочное описание сражений сарматской конницы с парфянскими1 и римскими2 войсками, то-есть наиболее мощными вооруженными силами того времени. Значительную военную активность проявляли сарматские племена и в следующем столетии. Так, в 136 г. Арриан в качестве правителя Каппадокии вел войну против аланов3. Этот отнюдь не полный список военных действий сарматов показывает воинственность этих племен, нередко нападавщих на своих соседей.

Подобно скифам сарматы4, видимо, не имели постоянной регулярной армии. Войско их составляло ополчение конных кочевников, с детства привычных к верховой езде, которой они владели с большим искусством 5.

Вооружение сарматов, судя по свидетельству древних авторов и находкам в курганах, не всегда было одинаковым. Страбон6, описывая войну Диофанта со скифским царем Палаком, обрисовал войско союзников последнего — роксоланов. Согласно сообщению знаменитого географа, роксоланы имели шлемы и панцыри из сырой воловьей кожи, плетеные из прутьев щиты, а наступательным оружием им служили луки, копья и мечи. Таким образом, в конце II в. до н. э. сарматское войско имело еще весьма несовершенные оборонительные доспехи. Это дало повод Страбону, подчеркнувшему воинственность сарматов, отметить, что против тяжеловооруженной, построенной сомкнутым строем фаланги, бессильно всякое «варварское» племя и легковооруженное войско.

Иная картина наблюдается у сарматов с I в. н. э.7, когда их главной силой становятся тяжеловооруженные всадники— катафрактарии8. Для снаряжения такой тяжелой конницы требо

1    Tacit. Ann., VJ, 33—36.
2    Tacit. Hist., I, 79.
3    Arrian. "Εκταξις κατ’ ’Αλανών.
4 B. Д. Блаватский. О стратегии и тактике скифов. КСИИМК, XXXIV, 1950, стр. 28.
5    В. Д. Блаватский. О посадке боспорской конницы. КСИИМК, XXIX, 1949, стр. 96 и сл.
6    Strab., VII, 3, 17.
7    Tacit. Hist., I, 79; должно отметить, что у сарматов Поволжья замена легкой конницы катафрактариями произошла несколько позднее, к концу II в. н. э. (К. Ф. Смирнов. Сарматские племена Северного Прикаспия. КСИИМК, XXXIV, 1950, стр. 110).
8    Доступные источники побуждают полагать, что и конница катафрактариев применялась парфянами в более раннее время, чем сарматами. По свидетельству Плутарха парфянские катафрактарии сыграли решающую роль в битве при Каррах, происшедшей в 53 г. до н. э. (Plut. М. Crass., 23). Однако вряд ли можно говорить о прямом заимствовании сарматами приемов военного искусства от парфян, ибо первые были по преимуществу конными копейщиками, а вторые — стрелками.
115

валось сильно развитое оружейное дело и связанные с ним значительные навыки в обработке железа. Это оружейное дело, разведение и объездка рослых коней 1, боевая выучка сарматских

Сарматские воины в войске Галерия на рельефе арки в Фессалонике

Рис. 56. Сарматские воины в войске Галерия на рельефе арки в Фессалонике

всадников не были бы возможны в условиях слабо развитых социально-экономических отношений. Во всяком случае в начале IV в. н. э. классовые отношения у сарматов были весьма развиты, о чем говорит относящееся к этому времени, к сожалению, очень краткое упоминание о восстании сарматских рабов2.

Вооружение сарматских катафрактариев состояло из шлемов, панцырей, пик и мечей. О сарматских шлемах дает

1    Любопытно в этом отношении сарматское имя Άσποΰργος, которое носил один из боспорских царей, основавших сарматскую династию. Это имя означает: «имеющий мощных коней» (В. И. Абаев. Скифский язык. Сб. «Осетинский язык и фольклор», I, М.—Л., 1949, стр. 185).
2    Оrigo Constant. imp. 6, 32 (S. C. II, стр. 310); «...Servi Sarmatarum ad versus omnes dominos rebellarunt...».
116

представление находка в одном из Курганов Прикубанья. расположенном около станицы Тифлисской1. Этот шлем, склепанный из железных пластин, конической, вверху закругленной формы, был снабжен спереди длинным и узким выступом, прикрывавшим нос воина, а с боков широкими, суживающимися книзу треугольными наушами.

Сарматский железный чешуйчатый панцырь, найденный в Мокиевке. Реконструкция.

Рис. 57. Сарматский железный чешуйчатый панцырь, найденный в Мокиевке. Реконструкция.

Панцыри сарматских катафрактариев имели вид безрукавной рубахи, доходившей примерно до колен и состоявшей из небольших железных чешуек, нашитых на кожу. Иногда чешуйки делались не из железа, а из кости. Помимо чешуйчатой брони применялась и кольчатая.

И. И. Веселовский, раскопавший большое количество сарматских курганов Прикубанья, так характеризует встречавшиеся там доспехи2: «Панцыри обыкновенно кольчатые, но прежние чешуйки еще не вывелись, их продолжают изготов

1    Э. Э. Ленц. Описание оружия, найденного в 1901 году в Кубанской области. ИАК, вып. 4, 1902, стр. 120 и сл.
2    Приведенное описание Н. И. Веселовского см. у М. И. Ростовце в а. Скифия и Боспор. Л., 1925, стр. 572.
117

лять из железа, бронзы и латуни для того, чтобы защищать наиболее опасные места кольчуги, например наплечные части ее; иногда железные чешуйки покрывались тонким листом золота. При кольчуге имеется железный пояс, который иногда покрывался резным узором из листового, очень тонкого золота, и железные пластины, которыми она оканчивалась»1.

Наступательным оружием2 всадника служили длинная пика и меч. Пика была тяжелой, она имела очень длинное деревянное древко и большой железный наконечник. Так, три железных наконечника3 пик I—II вв. н. э., найденные в 1901 г. в одном кургане около станицы Казанской, были 0,314, 0,41 и 0,44 м длиной. Эти наконечники имеют листовидное острие и длинную втулку, заканчивающуюся внизу большой розеткообразной закраиной. Каково было назначение такой розетки, с уверенностью сказать трудно. Скорее всего она должна была препятствовать слишком глубокому (более 0,3—0,4 м) проникновению пики в тело поверженного противника, чтобы облегчить несущемуся карьером всаднику успешное и быстрое ее извлечение. Вместе с описанными наконечниками в могилу был положен и панцырь, сделанный из легких железных чешуек, что указывает на принадлежность покойника к катафрактариям. Судя по изображениям на боспорских росписях, длина сарматских пик могла достигать 4,5 м4. В силу этого при ударе пику приходилось держать обеими руками, бросив повод и повернув часть торса левым плечом вперед. Поддерживая древко вытянутой вперед левой рукой, всадник направлял свой удар правой рукой5.

По описанию Н. И. Веселовского6, сарматские мечи — железные, обоюдоострые и неширокие, их набалдашники

1    Образцом железного кольчатого панциря, местами отделанного медными чешуйками, является находка в одном из курганов около Зубовского хутора в Кубанской области (ИАК, вып. 1, 1901, стр. 97 и сл., рис. 15). Железный кольчатый панцырь с железными п медными чешуйками был найден в кургане около станицы Воздвиженской ÎOAK, 1899, стр. 44),
2    Tacit. Hist., I, 70.
3    OAK, 1901, стр. 77.
4    Таким образом, сарматские пики примерно на 1 м были длиннее самых больших пик кавалерии XX в. В этом нет ничего удивительного, так как сарматскою пику держали не одной, а двумя руками. Если судить по изображению пик македонской конницы на известной мозаике в доме «Фавна в Помпеях», изображающей битву Александра, то они, вероятно, не уступали по длине сарматским. Изображение мозаики см.: Ф. Баумгартен, Ф. Поланд, Р. Вагнер. Эллинистическо-римская культура. СПб., 1914, стр. 184, табл. III.
5    В. Д. Блаватский. О посадке боспорской конницы. КСИИМК, XXIX, 1949, стр. 97.
6    М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор. Л., 1925, стр. 562 и сл.
118

(яблоко) иногда украшались большой бляхой или шишкой с золотыми или медными накладками. Длина сарматских мечей от 0,8 до 1 м и более; ширина лезвия — 0,035—0,040 м. Такой длинный и узкий меч был хорошо приспособлен как для колющего, так и для рубящего удара. Были у сарматов и кинжалы, иногда довольно длинные (длина лезвия —0,55 м, рукоятки — 0,13 м).

В сарматской тяжеловооруженной коннице оборонительными доспехами были защищены не только всадники, но также и лошади. В одной из сарматских могил Прикубанья, раскопанной

Наконечники копья и пилума

Рис. 58. Наконечники копья и пилума

1 — железный наконечник римского пилума из кургана около станицы Воздвиженской; 2 — железный наконечник копья из Сарматского кургана около станицы Казанской

в 1896 г. около станицы Ярославской, были обнаружены два покойника в железных кольчугах и кроме того огромная свернутая железная кольчуга1, возможно представляющая собой конскую броню2.

Метательным оружием у сарматов служили дротики3. Судя по находкам в Прикубанье, они имели длинные железные наконечники с узким железным стержнем, завершавшимся небольшой втулкой4.

1    ОАК, 1895, стр. 57.
2    Менее ясен вопрос, что представляли собою остатки панцыря, найденного П. М. Леонтьевым в одном из курганов около станицы Елисаветовской. Этот панцырь состоял из медных чешуек и имел не менее двух аршин (1, 40 м) в длину (П.Леонтьев. Археологические разыскания на месте древнего Танаиса и в его окрестностях. «Пропилеи», IV. М., 1854, стр. 516).
3    Arrian. Tact., 4, 7.
4    М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор. Л., 1925, стр. 563.
119

Любопытная находка, обнаруженная в одном из сарматских погребений Прикубанья около станицы Воздвиженской в 1899 г., позволяет заключить, что сарматами в отдельных случаях могло применяться и трофейное оружие. В эту могилу среди прочего снаряжения вместе с покойником было положено римское копье —- дротик (пилум,) железный наконечник которого достигал 0,83 м в длину1. Подробнее о форме и употреблении пилума сказано ниже, в главе о военном деле римлян. Здесь же отметим, что названный пилум2 скорее всего был захвачен как трофей сарматами у римлян во время войн I в. до н. э. Возможно, что это было связано с войнами Митридата Евпатора с Римом.

Применялись также сарматами луки со стрелами, снабженными трехлопастными черешковыми железными наконечниками. Реже встречаются наконечники из меди или кости. Судя по свидетельству Тацита3, сарматская конница располагала и метательным оружием, однако значение его было значительно меньше, чем оружия ближнего боя.

Главное оружие тяжеловооруженных сарматских конников — длинный колющий и рубящий меч и большая пика — в гораздо большей мере было рассчитано и приспособлено для рукопашного конного боя 4, чем вооружение их предшественников-

1    ОАК, 1899, стр. 45.
2    К. Ф. Смирнов. Основные пути развития меото-сарматской культуры Среднего Прикубанья. КСИИМК, XLVI, 1952, стр. 14.
3    Тасit. Ann., VI, 35.
4    В археологии существует, правда, необоснованное предположение о том, что сарматы применяли железные стремена, вызванное находками Н. И. Веселовского при раскопках кубанских курганов. Если бы это предположение подтвердилось, то употребление металлических стремян оказалось бы в тесной связи с новой системой конного боя. Всадник, не имеющий опоры на стремена, успешно может поражать врага метательным оружием и наносить в рукопашном бою удары топором или копьем, держа его в одной руке. Но такой удар копья не очень силен, им трудно поразить или выбить из седла панцирного противника, так как копьем приходится бить только силой взмаха руки.
Подобный удар характерен для не имевшей седел греческой конницы; он значительно слабее удара, применявшегося средневековой и современной кавалерией, при котором всадник держит пику между рукой и туловищем, прижимает ее к правому боку и наносит удар всей тяжестью веса своего тела, а также своего коня. Так колоть можно только имея упор на стремена, в противном случае всадник при ударе будет выбит из седла.
Таким образом, если бы предположение о применении стремян сарматами подтвердилось, то это явилось бы еще одним пояснением большой сокрушительной силы натиска сарматской конницы в рукопашном бою, о которой нам сообщает Арриан (Arrian. Tact., 35, 3). Однако значительно вероятнее считать стремена, найденные Н. И. Веселовским, относящимися к более позднему времени. К тому же все известные изображения всадников, сидящих на сарматский манер, показывают их без стремян.
120

скифов. Особенно характерна в этом отношении замена короткого акинака, мало пригодного для рубки с коня, длинным мечом.

Тяжелая и легкая сарматская конница применяла не только различное оружие, но и разные приемы боя. При этом сарматская конница могла действовать отдельными отрядами, согласованное маневрирование которых облегчалось военными значками в виде драконов, носившихся на древках. Арриан, который в 135 г. н. э. в качестве правителя Каппадокии вел войну против одного из сарматских племен —- аланов, сохранил следующее описание знамен своих противников: «Военные значки представляют собой драконов, развевающихся на шестах соразмерной длины. Они сшиты из цветных лоскутьев, причем головы и все тело, вплоть до хвоста, делаются наподобие змеиных, как только можно представить страшнее. Выдумка состоит в следующем. Когда кони стоят смирно, видишь только разноцветные лоскутья, свешивающиеся вниз, но при движении ветра они надуваются так, что делаются очень похожими на названных животных и при быстром движении издают свист от сильного дуновения, проходящего сквозь них. Эти значки не только своим видом причиняют удовольствие или ужас, но полезны и для различения атаки и для того, чтобы разные отряды не напали один на другой»1.

Сарматская панцырная конница атаковала противника компактной массой, построенной клином2, и наносила ему в рукопашной схватке сокрушительный удар. Врубившись в неприятельский строй, сарматы разрезали его надвое и опрокидывали противника.

Натиск тяжелой сарматской конницы, всецело рассчитанный на рукопашный бой, был несравненно более сокрушительным для вражеских всадников, чем конный кулак скифов, в некоторой мере сочетавший ближний бой с дальним. Вооружение сарматских катафрактариев — длинные мечи и особенно пики — обеспечивало им превосходство над скифской конницей, оружие которой было менее эффективно в рукопашном бою. Помимо преимущества сарматского вооружения над скифским, нужно думать, немалую роль играло и сильное моральное воздействие, производившееся сарматской конницей, когда она неслась на противника с выставленной вперед стеной пик. Военной историей засвидетельствованы случаи подавляющего впечатления, которое оказывал на атакованного один вид вооруженной инками кавалерии3.

1    Arrian. Tact., 35, 3.
2    Сведения о клинообразном строе сарматов мы находим у Арриана, причем следует отметить, что последний, по старой традиции, именует сарматов скифами (Arrian. Tact., 16, 6).
3    Н. В. Анисимов. Элементарная тактика, отдел II. СПб., 1912, стр. 4.
121

Далее следует отметить, что известные нам изображения сражающихся или охотящихся скифских всадников обычно представляют их на полевом галопе. Между тем изображения боспорских конников, вооруженных и сражающихся по сарматскому образцу, позволяют заключить, что сарматы обрушивались на противника на карьере. Конечно, приведенные данные недостаточны для решительных утверждений, однако, основываясь на них, мы можем предполагать, что одним из преимуществ сарматской конницы над скифской было применение первой более быстрого аллюра при атаке противника.

Высокие боевые качества давали сарматской коннице решительный перевес не только над скифами; она была несокрушима и для регулярной римской армии. Более того, согласно Арриану1, римская кавалерия следовала приемам, применявшимся сарматскими всадниками. Наконец, в дальнейшей развитии военного искусства, введенное сарматами клинообразное построение тяжелой конницы сыграло очень большую роль.

Тяжеловооруженные сарматские конники, представлявшие грозную силу в конном строю, становились совершенно беспомощными, если им приходилось сражаться пешими. Наглядным примером может служить история вторжения в Мёзию 9 тыс. сарматских всадников в период кратковременного правления Отона. Атакованные третьим легионом и вспомогательными войсками сарматы, по словам Тацита, «были избиваемы словно связанные, так как скользкие дороги не позволяли их коням проявить свою быстроту. Замечательно, как вся доблесть сарматов лежит как бы вне их самих. Они крайне трусливы в пешем бою; но когда появляются конными отрядами, вряд ли какой строй может им противостоять.

Но тогда, в сырой день и на растаявшем льду, ни пики, ни очень длинный мечи их, которые они держат обеими руками, не годились вследствие спотыкания коней и тяжести их «катафракт». Это — прикрытие их вождей и всех благородных, составленное из железных пластин или очень твердой кожи, непроницаемой для ударов, но для упавших при натиске врагов неудобно при вставании; вместе с тем они увязали в глубоком и рыхлом снегу. Римские солдаты в легких латах нападали с метательными дротиками (пилумами) или длинными копьями и, когда требовалось, легкими мечами кололи врукопашную беззащитных сарматов (ибо у них не в обычае защищаться щитом), пока немногие уцелевшие в сражении не укрылись в болотах» 2.

Приведенное свидетельство Тацита весьма характерно. Как и все римляне, он был далек от настоящего понимания

1    Arrian. Tact., 4, 7.
2    Tacit. Hist., I, 79.
122

конного дела, полагая, что доблесть сарматов «как бы вне их», т. е. в их конях. Однако написавшему приведенные строки римскому историку пришлось признать, что против сарматских всадников вряд ли может устоять какой-либо строй.

Таким образом, основой вооруженных сил сарматов несомненно была конница, но можно думать, что в сарматских войсках имелась и пехота. Находки сарматского времени в рядовых могильниках земледельческого поселения Прикубанья знакомят нас с вооружением этой пехоты. Вероятно, это были легковооруженные пехотинцы, имевшие мечи с длинным узким или же более массивным коротким лезвием, копья, дротики, а также луки и стрелы с железными трехлопастными наконечниками 1.

Сарматская тактика клинообразного построения, уже во времена Арриана 2 заимствованная фракийцами, имела большое значение для последующего развития военного искусства. Строй в виде «свиной головы», хотя бы в отдельных случаях, применяли римляне в IV в. н. э., как об этом говорит Аммиан Мар-целлин3. Клинообразное построение («свинья») получило широкое распространение в военном деле средневековой Европы. Это построение применялось и в древней Руси4.

Если доступные нам данные о приемах, которыми пользовались сарматы в полевой войне, весьма ограничены, то еще более скудны доступные нам сведения о других сторонах военного дела сарматов. Аммиан Марцеллин5 сообщает, что сарматы имели обыкновение окружать свой лагерь кибитками. Этот обычай, несомненно, возник в условиях кочевого быта. У Тацита6 мы находим описание укрепления города Успы, сооруженного сираками, вероятно одним из сарматских племен Приазовья. Это город, расположенный на возвышенном месте, был укреплен рвами и стенами, сооруженными из плетней с насыпанной между ними землей. Разумеется, такие оборонительные сооружения не были мощными, как это ясно видно из последующего рассказа Тацита о взятии города. Возможно, что сравнительно слабое развитие фортификации и оборонного дела у сарматов было связано с тем обстоятель

1 Н. В. Анфимов. Земляные склепы сарматского времени в грунтовых могилах Прикубанья. КСИИМК, XVI, 1947, стр. 150 и сл., 156.
2    Arrian. Tact., 16. 6.
3    Так было построено войско Констанция II в сражении против сарматов у реки Партиска (Ammian Marcell., XVII, 13, 9).
4 Б. А. Рыбаков. Окна в исчезнувший мир. Доклады и сообщения Исторического факультета МГУ, вып. 4. 1946, стр. 45 и сл.
5    Ammian Marcell., XXXI, 2, 18.
6    Tacit. Ann., XII, 16.
123

ством, что в рассматриваемый период они по преимуществу вели не оборонительные, а наступательные войны.

В ином положении, по всей видимости, было осадное дело у сарматов, а также и других племен Северного Причерноморья в первых веках нашей эры. Значительное увеличение толщины стен ряда укреплений1 Северного Причерноморья в сарматскую эпоху позволяет думать, что стенобитные машины получили в это время широкое распространение. Описание Дексиппом2 осады Филиппополя свидетельствует о том, что в III в. н. э. «готами» широко применялись различные осадные приспособления. Это были: имевшие различное устройство штурмовые лестницы, покрытые кожей навесы, под защитой которых можно было приближаться к неприятельскому городу, стенобитные тараны в виде окованных железом бревен и обшитые кожей или листовым железом деревянные башни на колесах, с которых перебрасывались помосты на стену. Можно полагать, что аналогичные машины были известны и сарматам Северного Причерноморья.

Применение названных выше осадных приспособлений различными племенами, боровшимися с римлянами на Дунае, могло быть результатом заимствования не только вследствие военных столкновений с римской армией. Этому могли способствовать римские пленные3 и перебежчики, подобно тому, как это имело место на Востоке в конце II в. н. э.4

1    Примером могут служить стены столицы крымских скифов Неаполя (см. А. Н. Карасев. Раскопки Неаполя скифского. КСИИМК, XXXVII, 1951, стр. 161 и сл.) и оборонительные сооружения расположенного около деревни Ивановки на Керченском полуострове небольшого города-крепости (возможно, Илурата), о котором подробнее будет сказано ниже при разборе военного дела Боспора в сарматскую эпоху.
2    Dexiрр., fr. 19. ·
3    Ср. свидетельство Зосима об использовании римских пленных при строительстве флота придунайскими племенами (Zosim. I, 34, 4).
4    Herodian, III, 4.

Подготовлено по изданию:

Блаватский Владимир Дмитриевич
Очерки военного дела в античных государствах Северного Причерноморья. - М. : Издательство Академии наук СССР, 1954.


Размеры и цены на листы двп на сайте Мидилтд
Rambler's Top100