Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
5

Предисловие к изданию

Европа... Сухие строки энциклопедии сообщают, что это часть света, расположенная на Западе Евразийского материка. Европа — континент сравнительно небольшой: население около 700 млн. человек (в 1980 г.), площадь—11,5 млн. кв. км (т. е. четверть территории Азии или Америки). Но Европа — не просто территория от мыса Нордкина на севере до мыса Марроки на юге, от Уральских гор на востоке до мыса Рока на Западе. Европа — один из главных центров современной науки, техники и технологии. На долю европейцев приходится около половины мирового национального дохода и более половины промышленного производства. Европа — ценнейшая сокровищница замечательных достижений и памятников культуры. Европа — это и многовековая история, и богатейший опыт борьбы за свободу и справедливость. Именно на Европейском континенте был провозглашен лозунг «Свобода, равенство, братство!», именно здесь родились бессмертные идеи марксизма-ленинизма. Именно здесь произошла Великая Октябрьская революция, открывшая человечеству путь к коммунизму.

Говоря об истории Европы, мы имеем в виду континент в его современных границах: от Атлантического океана до Уральских гор и Кавказского хребта, от Северного Ледовитого океана до Черного и Средиземного морей. Именно в этих рамках проявились характерные черты европейского развития, сложилась общность исторических судеб населения континента, сформировалась европейская цивилизация — все то, что отличает Европу от других континентов и цивилизаций земного шара.

Предлагаемое читателю многотомное издание охватывает историю Европы от древности до наших дней. История Европы трактуется не как сумма историй отдельных стран, а как процесс развития особой исторической общности, имеющей сложную внутреннюю структуру. Чтобы раскрыть сущность этого многообразного процесса, необходимо исследовать основные направления и этапы генезиса, становления и эволюции этой исторической общности. Отсюда большое внимание авторов к явлениям общеевропейского характера — как в области экономики, политики, социальной борьбы, так и в сфере международных отношений и культуры.

История Европы раскрывается как процесс прогрессивной смены общественно-экономических формаций. Именно на Европейском континенте последовательно пройдены все известные стадии социально-экономического развития общества. При этом большинство общественных формаций представлено в Европе в более отчетливой, «чистой» форме по сравнению с другими регионами мира. История Европы ярко демонстрирует развитие от первобытного строя и рабовладения к феодализму, капитализму и, наконец, к социализму, первой фазе коммунистической формации. Однако исторический процесс осуществляется не по прямой линии, он сопровождается зигзагами, порой даже отступлениями.

В. И. Ленин, указывая на сложность исторического процесса, писал: «...представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно» 1. Но в целом в ходе исторического развития ясно прослеживаются главные тенденции прогрессивного движения человечества к социализму. Значительное внимание в труде уделено переходным эпохам и этапам, сложной системе взаимодействия различных укладов, сосуществованию разнообразных классов и сословий в рамках этих переходных эпох.

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 6.
6

В «Истории Европы» раскрывается роль классовой борьбы как движущей силы исторического развития, показано противоборство прогресса и реакции во всех сферах общественной жизни в различные исторические периоды. Каждому из основных этапов развития общества соответствуют определенные типы классовых и социальных противоречий и характерные формы борьбы эксплуатируемых против эксплуататоров. Революционное освободительное движение народов Европы освещается наряду с выявлением как общеевропейских закономерностей, так и специфических особенностей общественного развития того или иного региона; вместе с тем оно рассматривается как органическая составная часть мирового революционного процесса и освободительной борьбы народов мира.

Видное место в данном издании займет история европейской культуры, вклад всех народов, больших и малых, в развитие европейской цивилизации. Для воссоздания красочной панорамы европейской культуры во всем ее многообразии и неповторимости авторы выявляют роль культурного наследия, в частности наследия античности, прослеживают взаимовлияние различных культур, определяют типологические особенности отдельных культурно-исторических общностей, соотношение культурного и общественного развития.

История Европы показывает, сколь сложен и противоречив всемирно-исторический процесс: асинхронность и асимметрия исторического развития обнаруживали себя в том, что общие для всего континента явления и закономерности проявлялись в регионах разновременно и в разнообразных формах. Поэтому все издание строится по системно-региональному и проблемно-хронологическому принципам. Не случайно поэтому авторский коллектив уделяет большое внимание Восточной Европе, России и Советскому Союзу. Во многих трудах по истории Европы, изданных на Западе, недооценивается роль Восточной Европы в истории континента, а особенности развития западной его части выдаются за общеевропейский эталон. Асинхронность и разновременность в историческом процессе некоторые западные историки и политологи пытаются использовать как аргумент в пользу теорий о мнимой «перманентной отсталости» России и всей Восточной Европы по сравнению с Западной. В данном издании раскрывается несостоятельность этой концепции. XX столетие, проходящее под знаком революционного обновления, убедительно показывает значение Великой Октябрьской социалистической революции, опыта строительства социализма в СССР и других странах Восточной и Юго-Восточной Европы для мировой и европейской истории.

История Европы рассматривается в труде как органическая составная часть всемирно-исторического процесса. Авторы прослеживают исторические связи народов Европы с народами других континентов: имеются в виду и экономические связи, и процессы культурного взаимодействия, и сходство многих явлений общественно-политического и социально-экономического развития, и освещение революционного и освободительного движения в Европе как части мирового революционного процесса. Авторы придают особое значение тому, чтобы была отображена борьба европейских народов за социальный прогресс и национальное освобождение, за мир, против войны. В этом контексте раскрывается гуманистическая европейская традиция, связанная со стремлением народов, прогрессивных общественных деятелей и мыслителей Европы к вечному и справедливому миру. История убеждает в том, сколь велико значение добрососедства и взаимосвязей европейских народов в преодолении предубеждений и негативных стереотипов, в объединении усилий европейцев в современной борьбе за мир и безопасность на континенте.

В мировой исторической науке накоплен большой опыт создания трудов по истории Европы. Многочисленные работы, изданные в странах

7

Запада, отражают весьма разнообразный спектр немарксистских теорий и концепций исторического процесса. Встречается и откровенная проповедь идеалистических воззрений, часто в подчеркнуто религиозной окраске. В то же время некоторым представителям современной буржуазной историографии свойствен эклектизм; соединение традиционных методов с явным интересом и вниманием к социальной истории, к анализу экономических явлений, к рассмотрению движений народных масс. Однако, используя некоторые приемы марксистского подхода к явлениям прошлого, буржуазные ученые зачастую стремятся искусственно вписать их в контекст буржуазной идеологии и методологии. В результате выхолащивается классовое и социальное содержание многих существенных явлений в развитии Европы. В ряде зарубежных работ находят свое отражение «европоцентристские» концепции, на первый план выдвигающие идею исключительности европейской цивилизации. В таких работах оправдывается или приукрашивается колониальная политика европейских держав, которой приписывается просветительская и цивилизаторская миссия.

При написании настоящего труда авторы учитывали многообразие исследований по истории Европы в мировой историографии, и прежде всего марксистские работы.

Данное издание опирается на достижения советской исторической науки и смежных гуманитарных отраслей знания. Выход в свет таких фундаментальных работ, как «Всемирная история», «История СССР с древнейших времен до наших дней», публикация в СССР сводных трудов по истории Болгарии и Венгрии, Польши и Румынии, Чехословакии и ГДР, Югославии, Франции, Италии, Испании, Швеции, Норвегии и др., создали серьезную базу для изучения Европейского континента, дали возможность выявить специфические особенности развития Европы в целом. В издании использовано немало новых документальных материалов, открытий последних лет в сфере археологии, антропологии, демографии, лингвистики, этносоциологии, введенных в научный оборот как в советской, так и в зарубежной историографии. Авторы стремились на основе новых фактов и свидетельств по-новому взглянуть на ряд известных явлений европейской истории, раскрывая закономерности и особенности общеевропейского процесса.

Создание советскими учеными обобщающего труда по истории Европы позволяет выявить значение освободительных демократических традиций, охарактеризовать различные этапы революционного процесса и борьбы за социализм, раскрыть истоки и многообразие сотрудничества между европейскими народами. В борьбе за мирную и безопасную Европу и предотвращение ядерной войны прогрессивные силы обращаются к историческому прошлому. Взаимосвязанность, переплетенность судеб народов, несмотря на различие избранных ими социальных путей, ощущается в Европе с особой силой. Как подчеркивалось в Политическом докладе Центрального Комитета XXVII съезду КПСС, «исторический шанс Европы, ее будущее — в мирном сотрудничестве государств континента» 2.

Каждый том труда всесторонне освещает определенный этап исторического развития Европы.

В первом томе рассматривается история народов, населявших Европу в древности, на протяжении чрезвычайно длительного времени: от появления человека вплоть до падения Западной Римской империи. Это — время существования в Европе двух самых ранних общественно-экономических формаций: первобытнообщинной и рабовладельческой.

2 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 198G, с. 70.
8

Древнейший период истории человеческого общества — каменный век. На начало этого периода приходится становление современного физического типа человека и первой общественной организации — рода. В эпоху каменного века человек расселился на всей территории Европы. Уже в конце этого периода отчетливо проявилась неравномерность исторического развития различных регионов Европы. Бронзовый век характеризуется появлением металлических орудий труда, резким увеличением его производительности. Это способствовало росту прибавочного продукта и создавало возможности для общественного разделения труда, эксплуатации человека человеком — тех явлений, которые затем привели к разложению первобытнообщинного строя и становлению классового общества и государства.

Отмеченные явления начинают обнаруживаться в Европе с III тыс. до н. э., однако они отнюдь не одновременны. Первые классовые общества возникают на юго-востоке Европы, тогда как вся остальная Европа продолжает жить в условиях первобытнообщинного строя. Древнейшие государства Европы занимали южную часть Балканского полуострова и остров Крит. Очень многое в социальной и политической структуре ранних греческих обществ еще нуждается в исследовании, поскольку надписи, которые могут дать основную информацию об этих обществах, еще не дешифрованы (линейное письмо А), а часть их дешифрована сравнительно недавно (линейное письмо Б). Однако известные на сегодняшний день источники свидетельствуют, что общества Крита и материковой Греции являлись обществами классовыми с достаточно развитой социальной структурой. Видимо, типологически они имели много общего с синхронными им переднеазиатскими государствами — в обоих случаях в экономической структуре важнейшую роль играли дворцовые хозяйства, выступавшие в качестве организатора экономической жизни.

В конце II тыс. до н. э. государства материковой Греции и Крита гибнут. О причинах их падения идут дискуссии в современной науке: называют и природные катаклизмы, и внутренние социальные конфликты,

и, наконец, вторжения «варварских» народов с севера (так называемое дорийское завоевание). В конце II тыс. до н. э. во всей Европе господствуют первобытнообщинные отношения. Но уже в начале I тыс. до п. э. вновь создаются условия для формирования классового общества и государства на территории Греции. Этот процесс протекает уже по-иному. Государственные образования, возникшие на территории Греции в I тыс. до н. э., во многом отличаются от государств II тыс. до н. э.

Отправной точкой всего общественного развития Греции становится полис, который, видоизменяясь на протяжении веков, оставался основной государственной организацией античного общества практически вплоть до конца древности. В работе «Формы, предшествующие капиталистическому производству» К. Маркс подчеркивал, что своеобразие полиса определяется своеобразием античной формы собственности, лежащей в его основе, поскольку полис как коллектив граждан выступал в роли верховного собственника земли. Несколько позднее на территории Апеннинского полуострова возник и развился италийский вариант полиса — ци-витас, самым ярким примером которого был Рим. Античные гражданские общины были первыми в мировой истории демократиями и возникли они как в Греции, так и в Риме в результате борьбы народа против родовой знати, пришедшей к власти после ниспровержения царей.

В силу развития товарного хозяйства и рабства коллектив граждан полиса расслаивался, основные его институты разлагались. Выход из кризиса правящие классы искали в военной экспансии. Ее объектами были как другие, более слабые города-государства, так и племена, находившиеся еще на стадии первобытнообщинного строя. В результате завоеваний формировались крупные державы. Первыми из них были эллинистиче

9

ские царства, возникшие на территориях, покоренных Александром Македонским. Далее — империя, созданная Римом. Включив в состав империи как эллинистические царства, так и средиземноморские области Европы, Рим способствовал распространению на них античных институтов — городского строя, рабовладельческого способа производства, техники, культуры.

Взаимодействуя с местными структурами, эти институты частично их разлагали, частично сами подвергались их влиянию. Громадную роль в античном мире играло рабовладение. Можно утверждать, что первой стадией развития рабовладения в Греции и в Италии была та патриархальная форма его, которая, по словам К. Маркса, была направлена на производство «непосредственных средств существования», а система, «сложившаяся в позднейшую греческую и римскую эпохи», направлена на производство прибавочной стоимости3. Как показано в первом томе, патриархальное рабство было широко распространено среди племенного мира Европы, который, правда, не был однороден ни этнически, ни по уровню развития. Одни племена находились на стадии первобытнообщинного строя, экономика их была примитивной, еще не была достигнута полная оседлость, перемещение с одних мест на другие сопровождалось военными конфликтами, племенные союзы быстро распадались.

У других, уже полностью оседлых племен первобытнообщинный строй разлагался. Росли производительные силы, ремесло отделялось от земледелия, выделялась родоплеменная знать, появились вожди, подчинявшие соседние племена. Усиливались их контакты с античными обществами. Римская держава включила постепенно в свой состав все европейские территории, примыкавшие к Средиземному морю. Ход римского завоевания и дальнейшую судьбу покоренных племен во многом определяла прочность или степень разложения у них первобытнообщинного строя. В эпоху Ранней Римской империи было достигнуто максимальное для древности объединение как античных центров, так и соседних с ними племен.

Однако это положение было недолговечно. Уже с конца II в. преобладание переходит к союзам, складывавшимся в племенном мире. Их перевес сказывался и в военном, и в культурном отношении. Начинается так называемая «варваризация» Западной Римской империи. Оживляются местные традиции, культы, языки, искусство. Когда европейская часть империи переходит под власть варваров, снова встает проблема континуитета и дисконтинуитета, вклада различных обществ в синтез, легший в основу нового общественного строя, новой культуры, проблема, которая не может быть решена без тщательного анализа взаимоотношений на всем протяжении истории античной Европы между племенным миром и миром античным, и выявления закономерностей, регулировавших колебания в таких взаимоотношениях. Кризис III в., разложение рабовладельческих отношений, вторжения варваров, широкие социальные движения привели в V в. к падению Поздней Римской империи и расчистили путь для развития нового, феодального строя.

Античный мир составил громадное наследие во всех областях культуры — это изобразительное искусство, архитектура, философия, право, этика, литература, театр, наука, без знания которых нельзя понять культуру эпохи средневековья, Возрождения да и современной Европы.

Второй том посвящен средневековью и охватывает более чем тысячелетний период (с IV по конец XV в.). С началом средневековья Европа постепенно формируется в своеобразное историко-культурное единство, отличающееся вместе с тем большой пестротой и сложностью. Внутри этого единства взаимодействуют, обогащая друг друга, экономические, социально-политические структуры и традиции разных населявших Ев

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 25, ч. I, с. 364—365; ч. II, с. 143.
10

ропу народов. Обогащает его и постоянное общение с более развитыми в раннее средневековье странами Азии и Северной Африки.

Одним из главных факторов, позволяющих рассматривать средневековую Европу как единое целое, была принадлежность всех ее регионов к одной и той же общественно-экономической формации. В основе ее лежал феодальный способ производства, наиболее общие черты которого были характерны для всех регионов континента. К ним относятся в первую очередь господство крупной земельной собственности (разного вида), основанной на эксплуатации мелких самостоятельных крестьянских хозяйств, связанные с этими отношениями собственности разные формы внеэкономического принуждения, преобладание аграрной экономики и натурального хозяйства. Для духовной атмосферы этой эпохи повсеместно в Европе было характерно господство религиозного мировосприятия в виде христианской религии и связанное с ней большое влияние церкви — католической на Западе, православной — в Византии, на Балканах, на Руси. Но все эти характерные черты эпохи проявлялись в разных регионах Европы в бесконечном разнообразии конкретных форм. Показать, как общее и особенное сочетались на тех или иных этапах ее истории, иначе говоря, дать типологическое освещение эволюции средневековой Европы — одна из главных задач тома. Основным инструментом такого типологического анализа служит понятие региона, в котором воплощаются общее (формационные признаки), особенное (региональные особенности) и единичное (специфика отдельных стран). Решающим критерием в выделении регионов служат типологические особенности развития феодального строя в каждом из них, более второстепенными — географические, этнические и территориально-политические условия существования этих территорий. Как правило, регион по названию ассоциируется с определенным географическим ареалом, хотя один и тот же или сходный тип развития феодализма может охватывать и несколько таких регионов.

Для II тома характерно равномерное освещение истории всех регионов Европы. Региональные главы тома с одинаковой подробностью освещают общее и особенное в развитии всех регионов Европы: юго-западного, западноевропейского, центральноевропейского, славяно-балканского, Византии, Северной Европы (скандинавский регион) и восточноевропейского региона — Древней Руси. В книге показано реальное место каждого из этих регионов в развитии Европы, в формировании культуры континента — общего исторического наследия европейцев. Ряд важнейших узловых проблем выделяются в особые главы, в которых материал региональных глав рассматривается как бы в сравнительно-историческом разрезе: это проблемы развития производительных сил на континенте, генезиса феодализма, роль городов как центров ремесла и торговли в феодальном обществе, эволюция государства, классовой борьбы. К числу таких общеевропейских проблем относятся также международные отношения внутри самой Европы и ее связи с другими континентами, история христианской церкви, которая использовала свои догмы для оправдания и защиты существующего строя, и ересей, которые заимствовали из христианства враждебные этой догме, иногда весьма радикальные социальные идеи.

Период, освещаемый во втором томе, насыщен огромным количеством самых разнообразных событий; перед читателем пройдет вереница выдающихся деятелей, правителей государств и вождей народных движений, идейных вождей ересей, политиков и ученых, деятелей культуры и искусства. Первая часть тома, посвященная раннему средневековью, рисует широкую картину этногенетических и демографических сдвигов в Европе V—XI вв. Показано, как в бурном процессе этногенеза, взаимодействия и синтеза между греко-римским и варварским наследием постепенно складывался новый, феодальный способ производства. Он формировался у многих народов Европы, хотя и более медленными темпами, непосред

11

ственно из разлагающегося первобытнообщинного строя. Такой путь генезиса феодализма, минуя рабовладельческую формацию, был характерен для тех регионов континента, которые не имели связей с греко-римским миром и не испытали прямого влияния разлагающегося рабовладельческого строя. Это было время активного распространения христианства и миссионерской деятельности церкви, борьбы христианства с язычеством. Средневековый мир рождался в ходе ожесточенной социальной борьбы между разными категориями втягивавшегося в зависимость крестьянства и крепнущего класса крупных феодальных землевладельцев. Завершение формирования этих двух классов и знаменовало собой установление в Европе феодального строя.

Среди раннефеодальных государств с начала X в. заметную роль в международных отношениях и культурной жизни тогдашней Европы играло древнерусское государство — Киевская Русь. Ставшая позднее, в первой половине XIII в., главным объектом монголо-татарского нашествия в Европе, она явилась мощным заслоном против продвижения монгольских орд в центральные и западноевропейские регионы, а также в Византию.

Второй период средневековья — время расцвета феодализма — ознаменовался значительным подъемом производительных сил в сельском хозяйстве и ремесле во всей Европе, ростом народонаселения, массовым возникновением средневековых городов как центров ремесла и торговли, быстрым развитием товарно-денежных отношений. В это же время оформляется рыцарство как особое военно-служилое сословие, складывается единый класс зависимого крестьянства. Феодальная Европа покрылась густой сетью замков — прибежищ воинственных феодалов, городов, укрепленных высокими стенами, готовых защитить горожан от внешних врагов и воинственных соседних рыцарей, а также величественными каменными соборами и монастырями. Жизнь Европы этого периода полна противоречий как внутри отдельных регионов, так и между ними. Подвергаясь тяжелому угнетению, крестьяне в некоторых (западных) регионах постепенно освобождаются от наиболее тяжелых форм зависимости, в других же регионах они медленно и постепенно теряют свою свободу. Из хаоса феодальных усобиц и состояния политической раздробленности постепенно рождаются относительно централизованные государства, которые, в отличие от самодержавной Византии, в большинстве стран Западной, Центральной, Северной Европы, а к концу XV в. и на Руси приобретают форму монархий, опирающихся в своей политике на сословные собрания. В своем стремлении к расширению границ и стабилизации захваченных территорий эти более крупные политические объединения вступают между собой в длительные и кровопролитные войны.

В связи со складыванием национальных государств падает и самостоятельная политическая роль католической церкви на Западе (православная церковь и раньше не играла самостоятельной роли). В XI— XIII вв. главный организатор крестовых походов на Ближний Восток, в Прибалтику, на Русь, мощный претендент на политическое господство в Западной Европе в соперничестве с германскими императорами, католическая церковь все больше и больше вынуждена была отказываться от своих политических амбиций и искать мира с усилившимися светскими государями. В то же время ее влияние подрывается изнутри еретическими движениями, часто весьма радикального характера, выражающими социальное недовольство бюргерства и крестьянско-плебейских масс.

Во всех регионах Европы в этот период резко обостряются социальные противоречия. Кульминацией классовой борьбы становятся крупные крестьянские восстания и мощные городские движения XIV—XV вв., составившие героические страницы истории этого периода.

12

Между тем за фасадом этих бурных событий происходит малозаметное на первый взгляд усовершенствование производительных сил и в деревне, и в городе, продолжают развиваться товарное производство и обмен, создаются более совершенные формы организации производства, распространяется грамотность, усиливаются светские элементы в духовной культуре. Пройдя трудный и сложный путь от раннего средневековья к зрелому феодализму, Европа превратилась в XV в. в один из наиболее передовых в экономическом и культурном отношении континентов тогдашнего мира. Динамизм развития Европы прорывает свойственные докапиталистическим формациям традиционность, консерватизм и выводит ее наиболее передовые регионы на путь зарождения элементов капиталистических отношений. Чертами глубокого своеобразия отмечена культура европейского средневековья. Европейская цивилизация выросла из трех корней: греко-римского наследия, христианства и культур германских, кельтских, славянских и других варварских народов, которые на ее заре заявили о своем существовании. При этом она развивалась в постоянном взаимодействии с культурой народов Востока и особенно арабского мира.

Длительное время оплотом греко-римской цивилизации в Европе оставалась Византия. Характерной особенностью византийской культуры являлся синтез западных и восточных элементов в различных сферах материальной и духовной жизни общества. Однако в этом синтезе всегда сохранялась греко-римская основа. Античные традиции никогда не исчезали в Византии: бывали периоды их временного затухания, но затем они воскресали с новой силой. Христианская Византия как бы хочет, но не может сбросить с себя одежды античной культуры и все вновь и вновь обращается к этому источнику знания. Разумеется, и в средневековой Византии, как и в других регионах Европы, рождались новые идеи, новые философско-богословские, политические, этические и эстетические воззрения. Не континуитет, а постоянная идейная борьба старого с новым — вот доминанта как общественной, так и культурной жизни средневековой Европы. Проблема усвоения античного наследия была чрезвычайно важна для Европы, и не только для ее средиземноморских областей. Она имела большое значение и для тех народов, которые позже вступили в общеевропейский процесс развития в средние века, в частности для славян и скандинавов.

Культура Древней Руси, развивавшаяся на основе древнеславянских традиций и тесно контактировавшая с культурой Византии, через которую она познакомилась с античным наследием Запада и Востока, отличалась самобытностью, глубоким гуманизмом, терпимостью к иноязычным и иноверным народам, искренним патриотизмом и верой в красоту своей земли.

Значительный вклад в развитие средневековой культуры Европы внесли так называемые варварские народы (кельты, германцы, славяне): их представления о мире, природе и человеке, порою восходившие еще к язычеству, составили основу фольклорной народной культуры средневековья, питали живыми соками героический эпос, литературу, архитектуру, музыку, театр, изобразительное и прикладное искусства.

Связующим началом в культуре средневековой Европы было христианское мировоззрение, которое проникло во все сферы общественного сознания той эпохи. Человек средневековья жил в атмосфере христианской религиозности, однако сама эта религиозность не только не поглощалась ортодоксальной церковностью, но часто противостояла ей. Светская струя была сильна и в культуре господствующего класса, и особенно в народной.

Средневековая культура Европы сочетала устремленность к божественному абсолюту и прославление аскетического идеала с жизнелюбием

13

и приверженностью к простым радостям бытия. Она была порою яркой, непосредственной, наивной и смешливой, выплескивавшейся в карнавальности народных празднеств, ристаний в цирке, в откровенности песен вагантов, лицедействах скоморохов, такой земной и такой человечной любви к конкретике вещи, ее телесности, которыми отличается средневековое искусство.

Даже глубокий спиритуализм эстетических воззрений византийского общества, устремленных к поиску трансцендентного идеала, не увел, однако, искусство Византии в мир голой абстракции. В отличие от мусульманского Востока, где примат духовного начала над плотским привел к господству в изобразительном искусстве геометризма и орнаментальных форм, в культуре Византии, как в искусстве, так и в литературе, человек все же оставался в центре художественного творчества. Средневековые соборы были устремлены к небу, но их основания прочно покоились на земле. Так и культура средневековья, консолидируясь в стремлении к обретению абсолюта, шла к этой цели множеством путей, которые нередко уводили от божественного в сторону реального мира, ее основанием была стихия земной жизни.

Для зрелого средневековья можно говорить об определенной однотипности культурного развития Европы. В культуре ярко проступают такие черты, как символизм и аллегоризм, порождаемые религиозной структурой сознания, своеобразное сочетание обобщенности и конкретизации, давление традиционности, отсутствие чувства индивидуального авторства, тяготение к авторитету и устойчивости формы. Но средневековая культура не была косной и застывшей. Возникнув, она обретала динамизм, рождались новые формы культурной жизни, жанры литературы, философские течения, художественные стили. Постепенно человеческое сознание начинает освобождаться от пут средневековой схоластики, человек обращает взор в поисках красоты не только в небо, но и внутрь собственного духовного мира, открыв в нем неизведанные ранее глубины, которые неожиданно обнаружили нерасторжимую связь человека и окружавшего его мира, связь жизни каждого и всех. Это открытие индивидуализма характерно как для Запада, так и для Востока.

Исключительно важным событием средневековой истории было возникновение славянской письменности. Оно имело эпохальное значение для всех славянских народов — прежде всего как фактор развития культуры, широких контактов с передовой в то время Византией, тесных связей самих славянских народов. Миссия Кирилла и Мефодия в Великой Моравии, создание ими славянской азбуки, деятельность учеников великих просветителей в Болгарии — все это способствовало распространению славянской письменности и в Древней Руси, содействовало сохранению сознания единой славянской общности при одновременной дифференциации и формировании самосознания отдельных славянских народностей.

Развитие духовной жизни в средневековой Европе имело свои хронологические и региональные особенности. Культурные процессы и явления возникали в разное время и обретали разную форму у разных народов. В зрелом средневековье две противоположные тенденции к универсализации и дифференциации, сложно переплетаясь, постоянно стимулировали развитие культуры, не только количественное накопление ее проявлений, но и их качественные изменения. Все это привело к тем существенным сдвигам, к которым Европа приходила на различных этапах средневековой истории, а в конечном счете к рождению новой, ренессансной и национальных европейских культур.

Третий том охватывает период позднего средневековья, когда начался переход от феодальных отношений к капиталистическим. Он продолжался немногим более полутора столетий — с конца XV в. до середины

14

XVII в. Однако этот сравнительно краткий хронологический отрезок вместил в себя события, значение которых далеко вышло за рамки собственно Европы и приобрело всемирно-историческое звучание.

Маркс называл XVI в. «началом капиталистической эры» 4. Зарождение капиталистического производства и первоначальное накопление капитала в наиболее завершенном виде происходили в Англии, где и приобрели наиболее классические формы. Именно здесь сложились все необходимые предпосылки этого процесса еще в предыдущем столетии. История Англии XVI в.— это массовое обезземеливание крестьянства, а вслед за тем — «кровавое законодательство» против экспроприированных, лишенных средств к существованию людей, которые были вынуждены покидать привычную среду и далеко не сразу находили применение своим силам.

Процесс зарождения капиталистических отношений интенсивно протекал и в других странах. Быстрыми темпами развивались они в северных провинциях Нидерландов, ставших центром формировавшегося мирового рынка. Молодая нидерландская буржуазия, крупное купечество успешно использовали в своей торгово-предпринимательской деятельности денежные ресурсы, поступавшие к ним от торговли с Западной Европой, Индией и колониями Нового Света.

В период разложения феодального строя и зарождения капиталистических отношений происходит изменение формы государства, усиливается его централизация. Социальной опорой в государстве остается класс феодалов. Однако на первом этапе абсолютизм поддерживала также нарождавшаяся буржуазия, заинтересованная в сильной центральной власти, обеспечивающей ей экономическое развитие.

В дальнейшем, однако, политика абсолютизма в пользу феодального дворянства стала противоречить интересам буржуазии и являлась препятствием на пути ее дальнейшего развития. В конечном счете это привело к раннебуржуазным революциям.

Революция, в которую вылилась освободительная война Нидерландов против господствовавших там испанских Габсбургов, при всей ее незавершенности, была первой победившей буржуазной революцией в Европе. В ходе ее буржуазия, радикально настроенные горожане и городской плебс под идеологическими знаменами кальвинизма создали новые формы управления и сыграли в ходе вооруженной борьбы исключительно активную роль. И хотя в дальнейшем народные массы утратили ведущее положение и в руководящих органах Республики Соединенных Провинций решающие позиции заняли городская верхушка и знать, значение первой победоносной буржуазной революции мануфактурного периода непреходяще.

Великие географические открытия, начавшиеся с путешествия Христофора Колумба в 1492 г., повлекли за собой колонизацию Американского, а затем Азиатского и Африканского континентов рядом европейских государств, прежде всего Испанией и Португалией. Колонизация означала подчинение и безжалостное уничтожение тысяч коренных жителей Америки, разрушение древних цивилизаций майя, ацтеков и инков. Непосильный труд в золотых и серебряных рудниках рабов — местных и вывезенных из Африки — был страшной ценой дешевого серебра и золота, хлынувших широким потоком на Европейский континент. Прежде других государств воспользовалась выгодами эксплуатации американских колоний Испания, завоевавшая обширные территории в Центральной и Южной Америке. Ей принадлежали немалые владения и в Европе, прежде всего на Апеннинском полуострове. Казалось, Испания достигла вершины своего могущества. И тем не менее она не была в авангарде

4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 728.
15

европейских стран, вступивших на путь капиталистического развития. Мало того, к концу XVI в. и особенно в XVII столетии явственно проявились признаки ее экономического упадка. Парадокс состоял в том, что сравнительно легко доставшиеся колониальные богатства попадали в первую очередь в руки короны и дворянства, что не способствовало развитию торгово-предпринимательской деятельности зарождавшейся буржуазии. Вопрос о причинах упадка Испании остается дискуссионным в исторической литературе.

Во Франции, ранее других ставшей централизованным государством, уже в конце XV в. начала складываться новая форма феодального государства — абсолютизм. Капиталистические отношения во Франции развивались своеобразным путем. Французская буржуазия активно участвовала в разного рода откупных и кредитно-ростовщических операциях, обогащалась на службе у монарха и в провинциальном аппарате. Французское дворянство, довольствуясь доходами от придворных должностей и цензами с крестьян — фактически свободных держателей, в отличие от английского, не было заинтересовано в ведении собственного хозяйства.

Социально-экономическое и политическое развитие Италии тоже имело ряд особенностей. Уже в XIV—XV вв. зачаточные элементы капиталистического производства зародились в передовых итальянских городах, где в сукноделии, шелковом производстве и кораблестроении возникли первые мануфактуры. В них применялся труд наемных рабочих, а также ремесленников. Первая половина XVI в., однако, была отмечена почти повсеместным спадом экономической активности в этих городах. Вторжение чужеземных войск в Италию, разорительные войны, продолжавшиеся всю первую половину XVI в., изменение торговых путей пагубно сказались на ее экономике. Некоторый подъем наметился во второй половине XVI в. Однако с середины XVII в. наступил почти столетний период застоя.

Германская империя Габсбургов, состоявшая из множества мелких и крупных княжеств, феодальных сеньорий и свободных имперских городов, не была единым государством. Как и в других европейских странах, в ней происходили перемены в экономике и социальной жизни, возникали ростки раннего капиталистического производства (в горном деле, книгопечатании, текстильном производстве и др.). Но политическая раздробленность тормозила прогрессивные преобразования. Конец XV—XVI в. в Германии — время острой классовой борьбы, мощных крестьянских восстаний, кульминацией которой стала Великая Крестьянская война. Протест крестьян против стремления феодалов обратить их в крепостное состояние встретил поддержку в городах, среди городского плебса и части среднего бюргерства, пытавшихся ослабить путы княжеской эксплуатации и облегчить экономическое развитие отдельных областей.

Центральноевропейские государства в XVI — начале XVII в,— Польское, Венгерское, Чешское королевства и связанная в своем историческом развитии с ними Австрия — являлись сословно-представительными монархиями, где власть осуществлялась верховными правителями и органами — представителями сословий (сейм — в Польше, снем — в чешских землях). В них почти отсутствовали представители городов, а тем более крестьянства. Главную и наиболее самостоятельную роль играло дворянство, чему способствовали социальные сдвиги, укреплявшие крепостнические порядки (второе издание крепостничества). Эти государства, подчиняясь Габсбургам, превратились в единую абсолютную монархию, главной особенностью которой был ее многонациональный характер.

Политические структуры Юго-Восточной Европы XVI — первой половины XVII в. отличались большим своеобразием.

В Османской империи также существовала монархическая форма правления, власть передавалась по наследству, управление было центра

16

лизованным, сословное представительство отсутствовало. Ее строй опирался на феодалов мусульманского (турецкого) происхождения.

Ордынское иго отбросило государства Восточной Европы, и прежде всего Россию, на несколько столетий назад. На долю России выпали особенно тяжкие испытания, многие ее города и села были опустошены, погибли тысячи людей, невосполнимый урон понесли ремесло и торговля. Огромные, небывалые жертвы и лишения перенесли украинский и белорусский народы во время польско-шведской интервенции XVI—XVII вв. Народы России выстояли в этой борьбе. Было завершено объединение русских земель, укрепилось централизованное государство, территория которого расширилась до Тихого океана. Оживилась внутренняя и внешняя торговля, чему способствовал выход к морю и активные связи с западноевропейскими государствами через Архангельск, переживали подъем города.

Позднее средневековье было ознаменовано не только зарождением новых, прогрессивных форм производства, усложнением классовой структуры общества, мощными социальными и религиозными движениями, но и высочайшим взлетом светской культуры — Возрождением. Родиной Ренессанса стала одна из наиболее развитых областей Европы — Италия с ее громадным международным размахом торгово-промышленного предпринимательства, богатством городов, интенсивностью социально-политической жизни. Культура Возрождения начала складываться в Италии уже во второй половине XIV в. и достигла блестящего расцвета в конце XV — первые десятилетия XVI столетий. Усилиями гуманистов и натурфилософов от Петрарки и Боккаччо, Валлы и Альберти до Леонардо да Винчи, Макьявелли и Бруно была создана новая идеология и философия, ориентированная, в отличие от средневековой системы знания, на проблемы человека, на опытное познание мира. Гуманизм стал мировоззрением всей ренессансной культуры. В конце XV — начале XVI в. гуманизм распространился широко за Альпами. Творчество Эразма Роттердамского и Рабле, Сервантеса и Шекспира принадлежит к высшим достижениям не только европейской, но и мировой культуры. Великое открытие Коперника и страстная защита идеи гелиоцентризма Бруно и Галилеем нанесли сокрушительный удар по косности схоластического мышления. В эту эпоху зародились новые представления о социальной справедливости. «Утопия» Томаса Мора и «Город Солнца» Кампанеллы противопоставили миру частной собственности подлинно гуманные идеалы совершенного государства, основанные на коллективной собственности и обязательном труде каждого.

В формирование и развитие культуры Возрождения внесли ценнейший вклад художники, скульпторы, архитекторы — Мазаччо, Донателло и Брунеллески, Ян ван Эйк, Пьеро делла Франческа и Боттичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, Тициан, Дюрер, Альберти и многие другие. С середины XV в. и особенно в XVI в. набирает силу естествознание — прежде всего в трудах Луки Пачоли и Региомонтана, Кардано и Везалия, Тихо Браге и Кеплера.

Эпоха Возрождения стала временем становления новых идейных принципов и нового художественного стиля в самых разных областях культуры. Несмотря на наличие в ней многих течений и идейных направлений, она обретала определенное единство в борьбе со средневековыми традициями, с господством церковного мировоззрения, схоластического и догматического. Это было время острой полемики гуманистов с теологами, живейших дискуссий в их собственной среде, отразивших сложный, подчас противоречивый процесс развития гуманистического мировоззрения. Это было время настойчивых поисков и открытий в области гуманитарных наук,— философии и истории, педагогики и моральной философии, время переосмысления задач и методов знания, науки, ориентации

17

их на практические цели воспитания духовно свободной, гармонической, всесторонне развитой личности. Огромное значение в этом процессе духовного обновления личности и общества в целом придавалось самой культуре, социальная функция которой энергично подчеркивалась всеми гуманистами.

Огромное влияние на духовную жизнь Европы и пути развития культуры оказала Реформация — широкое общественное движение за радикальное переустройство церкви. В нем в религиозной оболочке нашли отражение чаяния самых различных слоев общества: от умеренных требований Лютера и его последователей до революционных требований крестьянско-плебейских масс Германии и Нидерландов. Передовые идеи Возрождения и Реформации встретили ожесточенное сопротивление сил феодально-католической реакции. Суды инквизиции, индексы запрещенных книг, изощренная политика иезуитов, аутодафе (сожжение на кострах) стали орудием жестокой борьбы со свободомыслием. Символом этой борьбы явилось сожжение на костре Джордано Бруно и Джулио Чезаре Ванини, массовые расправы с «еретиками» в Нидерландах, Франции, Испании и других странах. Но поступательное развитие Европы, пусть с зигзагами и отступлениями, продолжалось, подготовив кардинальные сдвиги, происшедшие в XVII—XVIII вв.

Экономическая структура капиталистического общества выросла из экономической структуры феодального. Ряд факторов обусловил то, что именно на Европейском континенте осуществился переход от феодальной формации к капиталистической, а с течением времени уже под воздействием Европы — за ее пределами, в других частях мира. Это было связано прежде всего с тем, что только в Европе к концу средневековья под покровом феодальных вывесок фактически сложилась свободно обращавшаяся парцеллярная земельная собственность крестьянства, порождавшая новые буржуазные отношения. Отделение ремесла от земледелия только в Европе привело к возникновению городских экономических центров, развивавших обмен с сельской округой, а потом — и с более отдаленными районами, к формированию местных, областных, национальных, а в конечном счете и общеевропейского рынка. Немалое значение имели и факторы естественно-географического характера: «Не области тропического климата с его могучей растительностью, а умеренный пояс был родиной капитала. Не абсолютное плодородие почвы, а ее дифференцированность, разнообразие ее естественных продуктов составляют естественную основу общественного разделения труда...» 5. Процесс перехода от феодализма к капитализму был ускорен открытием золотых и серебряных приисков в американских владениях западноевропейских государств, работорговлей, первыми шагами по завоеванию и колониальному ограблению Индии и других азиатских стран.

На заре буржуазной эры, в конце XV и в XVI в., основной формой капиталистического промышленного производства была простая кооперация, не знавшая разделения труда. В XVII в. начинает преобладать мануфактура, основанная на разделении труда.

IV том данного издания, посвященный собственно мануфактурному периоду развития капитализма, охватывает полуторавековой отрезок времени — с середины XVII до последнего десятилетия XVIII в. Это период противостояния и взаимодействия буржуазного строя, утвердившегося в двух передовых странах Западной Европы — Голландии и Англии, и феодальной формации, господствовавшей почти на всей территории континента. Начало этого периода было положено Английской буржуазной революцией середины XVII в., открывшей эпоху смены феодализма капитализмом в европейском масштабе.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 522.
18

Эта революция, с которой начинается период новой истории, отражала потребности не только той страны, где она разразилась, но и общеевропейского развития. Феодальная система в Европе, взятой в целом, созрела для ранних буржуазных революций. Именно поэтому Английская революция стала революцией общеевропейского масштаба и придала общеевропейский смысл и значение возникшим на различной почве народным движениям в разных странах континента, в том числе и отстававших по уровню своего социально-экономического развития, и объективно объединила их в первый синхронный цикл революционных выступлений, первый международный натиск на основы старого феодального строя. Однако потребовалось еще целых полтора столетия, прежде чем сформировались предпосылки и условия для «классической» буржуазной революции — Великой Французской революции. Процесс созревания таких условий стал общим знаменателем развития Европы с середины XVII до конца XVIII в.

В передовых странах капиталистическая мануфактура одержала победу над традиционным цеховым ремеслом и подготовила почву для перехода в будущем к машинному производству. Мануфактурный период — время формирования буржуазии и предпролетариата. Но социально-экономическое развитие Европы той эпохи шло неравномерно и асинхронно. С самой зари капиталистической эры различные страны Западной Европы — Испания, Португалия, Голландия, Англия — более или менее последовательно выступали носителями различных компонентов первоначального накопления. К концу XVII столетия в Англии создается колониальная система, система государственных займов, меркантилизма, таможенного протекционизма и защиты интересов своей мануфактуры на внешних рынках. Англия, к этому времени уже далеко обогнав страну торгового капитализма Голландию, стала центром раннебуржуазного развития. На континенте же оставался регион феодальных стран с относительно развитым капиталистическим укладом. Центром его была Франция, и в него входили некоторые районы западной части Германии, Швеции, Южных Нидерландов, Северной Италии. На протяжении XVIII в. к этому региону примкнули отдельные области Центральной Германии, Испании (Каталония). В Восточной Европе, в частности в России, также шел, хотя и более медленными темпами, процесс складывания капиталистического уклада, импульсом к которому послужили преобразования Петра I.

Реформы Петра I представляли собой крутую ломку в жизни великой страны, занимающей большую часть континента. Они привели к ускорению ее исторического развития, подъему мануфактуры, к обновлению и модернизации структуры правительственных учреждений, созданию регулярной армии и морского флота, что выдвинуло Россию в ранг наиболее сильных держав Европы. Перемены охватили сферы культуры, быта, просвещения, превратили новую российскую столицу — Петербург — в один из важнейших научных центров Европы. Петровские преобразования покончили с разобщенностью Запада и России, еще сохранявшейся со времен татарского ига, способствовали расширению экономических, политических, культурных и научных связей между странами, расположенными в различных частях Европейского континента, сближению путей их исторического развития.

Таким образом, эволюция всех регионов Европы отражала, хотя и по-разному, процесс превращения буржуазного уклада в господствующий. Этот процесс по существу означал объективное экономическое соревнование между феодальной и шедшей ей на смену капиталистической системой, соревнование, происходившее не только в пределах отдельно взятой страны, но и в региональном и континентальном масштабе. На ход этого соревнования, осуществлявшегося совсем не прямолинейно

19

и лишь в конечном счете в пользу новой, буржуазной системы, наложила сильный отпечаток борьба за захват и передел колоний. Во второй половине XVII и XVIII в. к прежде завоеванным огромным территориям европейские колонизаторы прибавили обширные районы Северной Америки, Индии, Южной и Западной Африки.

Вместе с тем глубинной экономической причиной относительной устойчивости сониально-политического строя большинства европейских феодальных государств за полуторавековой период между Английской и Французской революциями являлась возможность сравнительно длительного одновременного существования переживавшего кризис, но еще сохранявшего господствующие позиции феодального строя и формировавшегося капиталистического уклада.

За исключением Англии, Нидерландов, Швейцарии, немногих старых торговых республик и городов, власть монарха в большинстве стран приобрела поистине неограниченный характер. Абсолютизм сумел покончить с дворянской вольницей, с сепаратизмом феодальных вельмож, с автономией сословных представительных учреждений, с особыми правами провинций, местными привилегиями и обычаями, если они в какой-то мере ограничивали всевластие короны. Казалось, изменения, происходившие на большей части континента были прямым отрицанием провозглашенных Английской революцией принципов политического строя нового европейского общества. Однако на деле эти изменения связаны с последствиями революции, определившими ее общеевропейское и тем самым всемирно-историческое значение.

Большим своеобразием отличались сдвиги, происходившие в XVII— XVIII вв. в духовной жизни европейского общества. Наследие Реформации с одной стороны и Возрождения — с другой, в сочетании с научными открытиями начала XVII в. явились идеологической предпосылкой английской буржуазной революции. В свою очередь идеологическое наследие этой революции стало колыбелью европейского Просвещения. Идеология Просвещения была второй, после Реформации, уже освобожденной от религиозных пут идеологией восходящего класса буржуазии. Эта антифеодальная идеология наиболее глубоко отразила потребности развития всей Европы и вследствие этого — всего тогдашнего мира. Диалектика истории заключалась в том, что английская революция — последняя из крупных европейских революций, происходившая в религиозной оболочке, придала мощный импульс секуляризации общественной жизни. Вместе с тем освобождение передовой идеологии от отжившей религиозной формы было крупнейшим завоеванием европейской общественной мысли.

Секуляризация идеологии имела неоценимое значение для формирования не ограниченного теологическими шорами взгляда на природу, а поступательное движение естествознания, подрывавшее основы церковного мировоззрения, доставляло науке неотразимые аргументы в ее вековом споре с религией.

Во второй половине XVII столетия еще преобладал дуализм и рационализм Декарта, но уже в начале следующего века торжествует эмпиризм Локка, являвшийся отправным пунктом для французского материализма, для трудов Гольбаха, Гельвеция, Ламетри, Дидро и других выдающихся представителей европейского Просвещения, которое стало крупнейшим вкладом Европы в духовную сокровищницу человечества. В середине XVIII в. Даламбер писал, что Декарт указал «путь к тому, как сбросить иго схоластики, устоявшихся мнений, авторитетов, одним словом, предрассудков и варварства». Ныне же с прогрессом знания, добавлял Даламбер, философия и физика Декарта устарели и должны уступить место научным идеям Локка и Ньютона.

Труды Паскаля и Гюйгенса, Бойля и Мариотта, формулирование Ломоносовым и позднее Лавуазье закона сохранения вещества и движе

20

ния, открытия Линнея и Бюффона, Вольта, Лапласа и Канта революционизировали математику и физику, химию и биологию, ботанику и космологию.

Непоколебимое убеждение во всемогуществе человеческой мысли придавало особую взрывчатую силу тому огромному критическому заряду, который был заложен в передовой идеологии XVIII в. Общественная атмосфера века позволила Вольтеру, Руссо и его младшему современнику Бомарше, как и многим другим, ломая барьеры сословного строя, стать подлинными властителями дум нескольких поколений европейцев.

Взамен отживавшего свой век феодализма взору передовых мыслителей XVII—XVIII вв. рисовался будущий строй гармонии, путь к которому лежал через распространение просвещения. Не случайно XVIII век стал временем расцвета социалистических утопий. Разумеется, просветителям были свойственны и ограниченность мышления, и серьезные заблуждения, порожденные эпохой.

Материализм просветителей, оставаясь механистическим и метафизическим материализмом, совмещался у них с идеализмом в понимании общественных явлений. «Мнение управляет миром, провозгласил Вольтер,—и, в конечном счете, философы управляют мнениями людей».

Просвещение вызвало глубокое изменение в социальной психологии, особенно в странах, где получил развитие буржуазный уклад. Эти подспудные сдвиги в сознании самых широких слоев населения впоследствии отразились в той быстроте, с которой в годы Великой революции произошло во Франции преодоление монархических иллюзий основной массой народа, в возникновении обширных районов, где уже необратимым стало отчуждение ее от религии и церкви.

Для XVIII в. характерно быстрое увеличение международного веса России, а также усиление ее роли в экономической, научной и культурной жизни Европы. Гениальные открытия М. В. Ломоносова, крупные достижения русской технической мысли, хотя они, как правило, еще не находили практического применения в условиях крепостной действительности и нередко оставались неизвестными на Западе, принадлежали к числу самых ярких свершений века. Революционные идеи А. Н. Радищева могут по праву считаться одним из ярких достижений передовой общественной мысли этого столетия.

Развитие европейской культуры в этот период сопровождалось сменой стилей в живописи и архитектуре, нашедших материальное воплощение в облике разраставшихся городов, в первую очередь в раннебуржуазных государствах. Классицизм как господствующее направление в литературе и искусстве постепенно уступил место сентиментализму, а примерно с 60-х годов XVIII столетия также и предромантизму. Это был век утверждения романа как ведущей формы художественной прозы. Латынь еще оставалась международным языком науки, а изучение сочинений античных авторов — важнейшим элементом образования. Но французский язык, сменив латинский, стал языком дипломатии и образованных кругов общества почти во всех европейских странах. Культура образованных кругов — дворянства и буржуазии — была по-прежнему отделена от культуры народных низов. Однако идеи Просвещения и развитие науки и культуры, разумеется, не могли не только разрешить, но хотя бы смягчить глубокие социально-экономические противоречия европейского общества.

Феодально-абсолютистские монархии пытались идти в ногу с веком, используя некоторые идеи просветителей с целью модернизации государственного аппарата и ликвидации наиболее вопиющих препятствий для развития промышленности и торговли. Эти реформы «просвещенного абсолютизма», объективно являвшиеся превентивными мерами против революции, могли иметь лишь временный и частичный успех, они находи

21

лись в непримиримом противоречии с историческими задачами Просвещения.

Горькое сознание, что успехи науки и культуры нисколько не изменили к лучшему участь подавляющего большинства людей, заставило Руссо еще в середине века отвергнуть «ложные пути прогресса», если при нем «человек, рожденный свободным — всюду в оковах». «Век Просвещения не является просвещенным веком» — таков был приговор, вынесенный Кантом своему времени. Гордиев узел общественных антагонизмов мог быть разрублен только революционным путем. Поколения, жившие в XVIII в., не имели опыта революционного преобразования общества. Но во второй половине XVIII в. начала все уверенней пробивать себе дорогу мысль о неизбежности революционного переворота. Руссо в романе «Эмиль» писал: «Мы приближаемся к состоянию кризиса и к веку революции». Уже начинают ожидать революцию с надеждой и нетерпением. Выдающийся представитель утопического социализма Франции Мабли выражал опасение, что испорченность нравов помешает ее наступлению. Такие ожидания становятся характерными для настроений общественности в различных странах Европы. В ноябре 1787 г. Мирабо уже категорически ставит диагноз: «Франция созрела для революции». До падения Бастилии оставалось менее двух лет.

В пятом томе освещаются процессы, явления и события истории Европы, которые раскрывают общие и специфические черты становления и развития капиталистической формации на этом континенте в период от Великой Французской революции до Парижской коммуны. При этом в теоретическом и конкретноисторическом планах рассматриваются такие важнейшие явления как неравномерность и непрямолинейность развития капитализма, обосновываются представления о регионах раннего и позднего его генезиса, большей или меньшей степени зрелости, взаимодействия капиталистической Европы с другими частями света.

В истории Европы того времени выдающуюся роль играли буржуазные революции, выступавшие решающими рубежами становления капиталистической формации, мощным ускорителем исторического прогресса. Не случайно К. Маркс называл революции «локомотивами истории»6. Большое значение имеет Великая французская буржуазная революция конца XVIII в. Среди буржуазных революций нового времени — предшествующих и последующих — она занимает особое место как самая масштабная из битв между капитализмом и феодализмом во Франции и в Европе в целом.

Влияние революции вышло далеко за пределы Франции; она приобрела подлинно европейские масштабы и мировое значение. «Возьмите великую французскую революцию,— писал В. И. Ленин.— Она недаром называется великой. Для своего класса, для которого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии, интересам которой они служили, хотя они этого и не сознавали, прикрываясь словами о свободе, равенстве и братстве» 7.

Проявлениями освободительной борьбы на европейском континенте стали Испанская революция 1808—1814 гг., революционные движения в Италии конца XVIII — начала XIX в., революция 1809—1810 гг. в Швеции и др., Неаполитанская и Пьемонтская революции 1820—1823 гг., Португальская революция 1820-х годов, греческая война за независимость,

6 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 7, с. 86.
7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 367.
22

восстание декабристов в России, освободительное движение славянских народов, революции 1830 г. во Франции и Бельгии, Польское восстание 1830—1831 гг., борьба за парламентскую реформу в Англии 1832 г., Испанская революция 1834—1843 гг., революция 1831 г. в Португалии, революции 1848 г. во Франции, Германии, Италии и других странах Европы.

Становление и развитие капиталистической формации в Европе в период от Великой французской революции до Парижской Коммуны характеризуется не только синхронией социальных революций и общественных движений того времени на континенте, но и их диахронией в отдельных странах.

В странах Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы возможности буржуазных преобразований были более ограниченными. Отмена крепостного права в России, вызванная всем ходом экономического развития страны, поражением царизма в Крымской войне и страхом правящих классов перед нарастающей крестьянской революцией, относится к числу важнейших событий истории Европы, ибо она ускорила развитие не только российского, но и европейского капитализма. Однако и после реформы 1861 г., проведенной руками крепостников, Россия по-прежнему стояла перед нерешенной задачей буржуазно-демократической революции. Та же задача стояла перед Австро-Венгрией, Германией, Испанией, Южной Италией, народами Балканского полуострова.

Важнейшая сторона истории Европы конца XVIII—XIX вв.— переход от мануфактурного к промышленному капитализму. Он был подготовлен всем предшествующим развитием, протекал стремительно, нес глубокие и многообразные перемены и получил название промышленного переворота или промышленной революции. Устранение феодальных порядков и пережитков, первоначальное накопление и аграрный переворот — главные предпосылки этого явления. В разных странах и регионах они складывались неодновременно, отличались разной степенью зрелости и полноты. Именно поэтому в разных частях Европы не совпадают начало и завершение промышленной революции, ее темпы и черты. Родина промышленного переворота — Великобритания. Проявившись здесь уже в 60-х годах XVIII в., он завершился к середине следующего столетия и имел общеевропейское значение. Страны континентальной Европы вступили на этот путь позднее Англии и прошли его лишь к концу XIX в.

В ходе промышленного переворота сложилась социальная структура капиталистического общества, сформировались классы, определились их политические устремления, идеология и психология.

Важнейшим явлением европейской и всемирной истории стало формирование и становление пролетариата. Он все более и более концентрировался на фабриках и заводах, обретая черты самого передового, революционного и организованного класса общества. Он стал осознавать себя особым классом, обладающим особыми интересами. Появление этого класса знаменовало собой совершенно новый этап классовой борьбы, новую страницу всемирной истории, начало долгой битвы за свержение капиталистического строя. Вначале борьба рабочих против капиталистической эксплуатации выливалась по преимуществу в стихийные стачки и восстания против машин, движение за создание профессиональных союзов. Рабочий класс не имел тогда научно обоснованной программы. Социалисты-утописты Сен-Симон, Фурье и Оуэн беспощадно критиковали капиталистические порядки, выдвинули ряд существенных положений о будущем обществе. Но они не поняли роли пролетариата как могильщика буржуазии и созидателя будущего социалистического общества. Они не могли поднять освободительное движение пролетариата на уровень сознательной организованной борьбы за социалистическую революцию и завоевание политической власти.

23

С 30—40-х годов XIX в. борьба пролетариата поднимается на более высокий уровень, связанный с его выходом из-под влияния буржуазных либералов и радикалов и обращением к самостоятельной политической борьбе с буржуазией. Чартизм в Англии, лионские восстания во Франции, восстание силезских ткачей в Германии, восстание парижских рабочих в июне 1848 г.— таковы вехи в развитии самостоятельного рабочего движения. В этих условиях было необходимо преодолеть стихийность в рабочем движении, внести в него сознательность и организованность, дать рабочим строго научную теорию и создать подлинную пролетарскую партию. Эти задачи решили К. Маркс и Ф. Энгельс — гениальные теоретики рабочего класса, основоположники научного коммунизма, великие пролетарские революционеры. Открытие ими законов общественного развития послужило основой научного обоснования неизбежности перехода от капитализма к коммунизму через развитие классовой борьбы пролетариата, социалистическую революцию и диктатуру пролетариата. Возникновение научного коммунизма, общественно-политическая деятельность К. Маркса и Ф. Энгельса, создание Союза коммунистов и I Интернационала служили превращению рабочего класса в сознательную революционную силу.

В истории Европы 1789—1870 гг. большую роль играли войны конца XVIII — начала XIX в. В 1789—1794 гг. в центре международной политики стояла справедливая освободительная война революционной Франции против контрреволюционной коалиции Европейских держав. После 1794 г. французская буржуазия стала переходить к захватническим войнам, принявшим широкий размах при Наполеоне I. Они несли народам Европы разруху, угнетение и национальный гнет. Эти войны обогащали французскую буржуазию и одновременно обескровливали Францию. Однако своеобразие происходивших событий состояло в том, что в ходе войн революционной, а затем наполеоновской Франции в странах Европы шла ломка феодальных порядков, возникали условия для развития капитализма. Борьба с наполеоновской Францией стала мощным стимулом пробуждения национального сознания не только европейской буржуазии, но и широких масс. Войны против наполеоновской Франции переросли в освободительную борьбу народов за свою независимость. Русский народ, русская армия играли в этом процессе решающую роль. Победа в войне 1812 г. и зарубежный поход русских войск предрешили разгром наполеоновской империи. Противоречивость освободительной борьбы народов за свою независимость состояла в том, что ее возглавляли феодальные верхи европейских государств. В итоге она завершилась не буржуазной революцией, а феодально-аристократической реакцией в Европе.

При переходе от мануфактурного капитализма к промышленному в Европе развернулись процессы складывания новых этносоциальных общностей — буржуазных наций, новых государственных образований. Наиболее существенными их вехами были буржуазно-национальные движения конца XVIII и первой половины XIX в., а также буржуазно-национальные движения и войны 50—60-х годов. В это время широко использовалась «национальная идея». Венский конгресс 1815 г. надолго определил политическую карту Европы. Главный итог национально-освободительных движений и войн второй половины XIX в.— национальное объединение Италии и Германии. Система международных отношений, созданная Венским конгрессом, перестала существовать.

В истории Европы рассматриваемого периода большую роль, как и прежде, играл колониальный вопрос. Если в предшествующие столетия европейцы создавали в колониях свои опорные пункты, «охотились на чернокожих», грабили местное население, вывозили драгоценности, пряности, изделия местного ремесла, то с конца XVIII в. и особенно в XIX в.

24

колонизаторы превращают целые страны и континенты в рынки сбыта и источники сырья.

Период от Великой французской буржуазной революции до Парижской Коммуны — время подъема и значительных достижений духовной культуры Европы. Важнейшая черта духовной жизни той поры — переосмысление наследия «века» Просвещения, итогов революции конца XVIII в. и наполеоновских войн, успехов, трудностей, противоречий и перспектив капиталистического развития.

На этой почве возникли и развились такие явления европейской культуры и общественной мысли как утопический социализм и коммунизм Сен-Симона, Фурье и Оуэна, социальное христианство, английская политэкономия, философия Гегеля и Фейербаха, позитивистская социология Конта, демократические идеи русской общественной мысли. Весьма значительными были успехи в естествознании и физико-математических науках.

В художественном познании и отражении действительности воплощались и боролись друг с другом принципы классицизма, романтизма и реализма. В истории Европы достижения культуры — не только свершения непреходящей общечеловеческой ценности, но и результат социальноклассового противоборства в сфере духовной деятельности, борьбы реакционной и прогрессивной культуры, буржуазной и пролетарской идеологии.

Величайшим достижением человеческой мысли был научный коммунизм К. Маркса и Ф. Энгельса. Марксизм, как утверждал В. И. Ленин, не был замкнутым учением, возникшим «в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации» 8. Разработка диалектического материализма, открытие материалистического понимания истории, учение о прибавочной стоимости, анализ законов движения капиталистической формации, научное обоснование неизбежности перехода к коммунизму, учение

о пролетарской борьбе, социалистической революции и диктатуре пролетариата — таковы главные всемирно-исторические заслуги К. Маркса и Ф. Энгельса перед человечеством. Они определяют место марксизма в истории европейской и мировой культуры.

VI том охватывает период от Парижской Коммуны до Великой Октябрьской социалистической революции — время перерастания свободного капитализма в империализм и начала общего кризиса капиталистической формации.

Парижская Коммуна 1871 г. была первым в истории опытом пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Она показала необходимость для пролетариата в революционной борьбе сломать старую буржуазную военно-бюрократическую машину и заменить ее новой организацией государственной власти. Мероприятия Коммуны в социальной, политической и культурной областях характеризуют ее как «народное, рабочее правительство». Это была первая революция, в которой пролетариат выступил как ведущая сила и вел за собой широкие массы трудящихся. Она просуществовала 72 дня, но ее исторический опыт играл огромную роль в воспитании последующих поколений пролетарских борцов.

Экономическое развитие Европы периода перерастания свободного капитализма в империализм отмечено аграрным кризисом 70—80-х годов, промышленным кризисом 70-х годов, завершающими актами промышленного переворота, образованием капиталистической системы мирового рынка, усилением неравномерности развития отдельных стран и регионов, появлением первых монополистических объединений. К этому времени

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 40.
25

относится начало англогерманского промышленного соперничества. Важнейшее явление европейской истории данного периода — стремительное развитие капитализма в пореформенной России и входившей в нее части Польши. Однако Россия и другие страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, а также Испания, нуждались в дальнейших буржуазно-демократических преобразованиях.

Для рассматриваемого периода характерны существенные социальные изменения. Происходит дальнейшая консолидация буржуазии в качестве господствующего класса. В 1871—1900 гг. усиливаются ее консервативные и реакционные тенденции. Немецкая буржуазия, например, склоняется к союзу с юнкерством и соглашается играть вторую скрипку в политике; буржуазия охотно привлекает дворянство к непосредственному осуществлению политики и работе всей государственной машины Британской империи. Российская буржуазия в лице либералов также все более склонялась к союзу с консервативным дворянством и самодержавием.

Значительные изменения происходят в рабочем классе, растет его удельный вес в самодеятельном населении, сплоченность, организованность, культура, революционность и готовность покончить с капиталистической эксплуатацией во имя социализма и социальной справедливости. Вместе с тем в рядах пролетариата заметную роль начинает играть рабочая аристократия — проводник буржуазного влияния в рабочем движении, социальная опора оппортунизма, реформизма и ревизионизма.

Важнейшее явление истории Европы периода перерастания свободного капитализма в империализм — дальнейшее развитие рабочего движения. Оно все больше определяет политическую и духовную жизнь. Это явление связано с деятельностью I Интернационала и его борьбой с тред-юнионизмом, лассальянством, прудонизмом и бакунизмом, забастовочным движением, переходом от профсоюзной к партийной организации на основе идеологии марксизма. В тот период возникают первые марксистские группы в России.

Создание II Интернационала и его первые конгрессы имели большое значение для соединения марксизма с рабочим движением. Вместе с тем широкое распространение получил оппортунизм и ревизионизм бернПолн штейнианского толка.

Огромную всемирно-историческую роль в международном рабочем движении сыграла теоретическая и организационная деятельность В. И. Ленина, создание РСДРП — партии нового типа.

В 1900—1917 гг. завершается формирование монополистического капитализма, развитие капитализма вступает в свою высшую и завершающую фазу — эпоху империализма. При этом определились национальные разновидности: колониальный (Англия), ростовщический (Франция), военно-феодальный (Россия), юнкерско-буржуазный (Германия). С началом империализма связан дальнейший технический прогресс, совершенствование организации производства, рост производительности труда, появление элементов государственно-монополистического регулирования, ускорение темпов экономического развития. При этом резко усиливается его неравномерность, складывается положение, при котором существуют высокоразвитые капиталистические страны среднего уровня развития и отсталые страны.

Европу эпохи империализма потрясали экономические кризисы 1900— 1903, 1907, 1913—1914 гг. Империализм обнаруживал тенденцию к паразитизму и загниванию, резко обострялось основное противоречие капитализма — противоречие между трудом и капиталом, между общественным характером производства и частнособственническим присвоением, Европа стала центром колониальной системы империализма. Важно отметить, что и в начале эпохи империализма пережитки феодализма в

26

экономике и социальных отношениях сохранялись во многих странах (России, Австро-Венгрии, Германии, Испании, Южной Италии, на Балканах). В рассматриваемый период складывались предпосылки общего кризиса капитализма; империализм стал кануном социалистической революции.

Происходят существенные изменения в социальной структуре европейского общества.

Рабочий класс вырос количественно и качественно. Он выступал как главная революционная сила эпохи. Коллективизм, отрицание буржуазных отношений, неукротимое стремление к социальной справедливости — основа его социальной морали, поведения, революционности. Основной массой населения оставалось крестьянство. Монополистический капитализм усилил эксплуатацию крестьян в странах развитого капитализма. Рассматриваемый период отмечен нарастанием крестьянской борьбы.

Революционному процессу периода 1900—1914 гг. присущи неравномерность и синхронизация революционных взрывов сразу в нескольких странах, что свидетельствовало о появлении предпосылок к европейской революционной ситуации. Решающую роль в этом процессе играл рабочий класс; союзниками его выступали крестьянство, антимонополистическая городская мелкая буржуазия, угнетенные народы и народности. Революционный процесс прошел несколько этапов: 1900—1904 гг.— последние годы мирного периода, 1905—1907 гг.— первая русская революция и подъем рабочего и демократического движения в Центральной, Южной и Западной Европе. 1910—1914 гг.— предвоенный подъем.

В рассматриваемый период центр революционного движения переместился в Россию, российский пролетариат стал ведущим отрядом европейского и мирового рабочего класса, мирового революционного процесса. Возникновение ленинизма — марксизма эпохи империализма и пролетарских революций, научный анализ В. И. Лениным коренных проблем мирового развития, рабочего движения, специфических проблем революционного процесса в России, тесная связь его научных открытий с практикой революционной борьбы стали явлением всемирно-исторического масштаба.

Критическим и мучительным временем в жизни народов Европы была первая мировая война. Развязанная империалистами двух враждебных коалиций, она вылилась во всеобъемлющий кризис. Историческое развитие России и всего мира привело к тому, что в 1917 г. необходимость свержения господства буржуазии слилась с потребностью покончить с империалистической войной. Великая Октябрьская социалистическая революция прорвала фронт мирового империализма. Она открыла новую эру в истории человечества — эпоху перехода от капитализма к коммунизму.

Период 1871 —1917 гг.— трудное и сложное время в истории европейской культуры. Особенно большую роль играет в эти годы борьба передовой, демократической и социалистической культуры с реакционной культурой господствующих классов.

Буржуазная культура 1871 — 1917 гг. отмечена все более явными чертами кризиса. В общественной мысли широкое распространение получают реакционный консерватизм, шовинизм и национализм. Буржуазия открыто рвет с материалистическими традициями и свободомыслием XVIII — начала XIX в. В буржуазной философии на первый план выдвигаются идеалистические школы и направления.

В художественном познании и отражении мира важную роль продолжает играть реализм. На основе его принципов создаются произведения непреходящей общечеловеческой ценности. В то же самое время появляется множество эстетических направлений, отрицающих друг друга и претендующих на монополию в понимании и выражении художествен

27

ной правды. Буржуазная литература и искусство переживают период декаданса. Неверие в силы человека и возможности социального прогресса, аморализм и пессимизм сочетались при этом с безграничным индивидуализмом и культом чистой формы. Среди его направлений выделяются натурализм, символизм и футуризм. Реализм вышел победителем из этих борений.

Конец XIX — начало XX в.— время особенно большого влияния русской литературы на мировую. Подлинно мировую известность и признание снискали произведения И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского. С растущим воздействием социалистической идеологии на художественный процесс связан социалистический реализм А. М. Горького.

Период 1871—1917 гг. ознаменован многими достижениями науки. Наука приблизилась к познанию тайн строения вещества, обогатила новыми данными учение об эволюции, создала условия для борьбы с эпидемическими болезнями. Географические открытия расширили знания о земле; человек достиг Северного и Южного полюсов. В науке происходят дальнейшая дифференциация отдельных областей знаний и одновременно их интеграция. Усиливаются контакты ученых разных стран.

VII том охватывает хронологически короткий, но насыщенный важнейшими в мировой истории событиями период — от Великой Октябрьской социалистической революции до окончания второй мировой войны.

Великий Октябрь, став переломным событием всемирной истории, оказал непреходящее влияние на развитие Европейского континента. В 20—30-е годы в СССР были осуществлены коренные преобразования в социально-экономической, политической и духовной областях — национализация промышленности, перевод сельского хозяйства на кооперативно-колхозную основу, революция в сфере культуры. Во внешней политике СССР провозгласил курс мира и мирного сосуществования. Развитие Страны Советов происходило не без сложностей, трудностей и ошибок. Но главное, она превратилась в могучую индустриальную державу. Построение основ социализма в СССР, решение национального вопроса имели большое международное значение, поднимали престиж Советского государства.

Победа Октябрьской революции и окончание первой мировой войны знаменовали собой начало первого этапа общего кризиса капитализма, подготовленного всем предшествующим развитием. Одним из главных проявлений кризиса стало низвержение эксплуататорского строя в России, выпадение из сферы капитализма государства, занимающего 1/6 часть нашей планеты.

Кризис капитализма проявился и в обострении всех противоречий, присущих капиталистической системе. В экономической области капитализм был потрясен мировым кризисом на рубеже 20—30-х годов. Развитие событий выявило также кризис политических институтов буржуазного общества.

В капиталистическом мире усиливалась поляризация общественных сил. Нарастало рабочее и революционное движение. В большинстве стран Европы были созданы коммунистические партии, которые стали в ряде случаев массовыми, добились поддержки миллионов жителей Европы. Во многих странах Европы зрела революционная ситуация. Революции в Германии и Венгрии, массовые выступления трудящихся других стран демонстрировали революционные потенции и возможности европейских народов.

Одновременно в Европе уже в 20-х годах нарастала правая опасность. Империалистические круги сделали ставку на силы самой крайней реакции, и это открыло путь фашистской диктатуре. С помощью фашизма империалистическая реакция рассчитывала уничтожить Советский Союз,

28

революционное движение в Европе, а также нанести удар буржуазным демократическим институтам и свободам. Европейский фашизм выступал с откровенно реакционной программой, с проповедью насилия и репрессий не только внутри европейских стран, но и на международной арене. Фашизм, получивший наиболее крайнее выражение в Германии, проповедовал войну и насилие, повел борьбу за мировое господство. Расизм и человеконенавистничество, уничтожение миллионов людей, захваты чужих территорий и порабощение народов — такова была практика германского фашизма.

Демократические круги, в первую очередь коммунисты, поняли и раскрыли зловещую сущность фашизма, опасность, исходящую от него для человечества. Большая роль в сплочении всех демократических сил принадлежала Коммунистическому Интернационалу. Исторический VII конгресс Коминтерна выдвинул широкую программу борьбы с фашистской угрозой. В памяти народов Европы навсегда останутся страстные выступления и деятельность Георгия Димитрова и Пальмиро Тольятти, Эрнста Тельмана и Долорес Ибаррури, других антифашистов. Главной силой, противостоявшей фашизму на международной арене, стал Советский Союз, развернувший активную борьбу против военной опасности.

Развитие международных отношений в Европе в 20—30-х годах проходило в сложной и противоречивой обстановке. После окончания первой мировой войны на ее политической карте был представлен конгломерат разнородных сил и интересов. Державы-победительницы, прежде всего Великобритания и Франция, рассчитывали добиться преобладания на континенте, чтобы диктовать свою волю другим странам. Однако межимпериалистические противоречия делали англо-французское сотрудничество неустойчивым: каждый из партнеров пытался укрепить свои позиции за счет другого.

После прихода нацистов к власти гитлеровская Германия открыто выступила с программой мирового господства. В Европе возник очаг войны. Аншлюс Австрии, помощь мятежникам в Испании и, наконец, захват Чехословакии были лишь этапами на пути гитлеровского фашизма к завоеванию мирового господства. В этой сложной обстановке британские и французские правящие круги при поддержке США стремились направить германскую агрессию на Восток, против Советского Союза. Попустительство акциям агрессивного итало-германского блока создавало чрезвычайную опасность для Европы и всего мира.

Весьма своеобразное звучание приобрела в 20—30-х годах тема «европеизма», общей «судьбы» европейских народов. Под флагом «спасения» разоренной войной Европы стали выдвигаться различного рода планы ее экономического и политического объединения. Все они имели, как правило, определенное классовое содержание, ставили своей задачей объединение Европы на капиталистической основе и противопоставление ее в конечном счете первому в мире социалистическому государству.

В ряду инициатив подобного рода наибольшую известность приобрело так называемое «панъевропейское движение», основателем которого был австрийский граф Р. Куденхов-Калерги. Разработанная им программа предусматривала создание «оборонительного» пакта против СССР, а в экономической области — заключение таможенного союза между европейскими государствами. В качестве конечной цели предлагалось их слияние в единое государство и совместная эксплуатация колоний.

В сентябре 1929 г. «панъевропейское движение» было как бы возведено в ранг государственной политики. Французский министр иностранных дел А. Бриан выдвинул предложение о создании «Европейского сообщества» на федеральной основе, указав, что оно «будет действовать главным образом в области экономики». Вместе с тем было отмечено, что «с точки зрения политической и с точки зрения социальной феде

29

ральные узы могут оказаться благодетельными». Этот план подспудно имел антисоветскую подоплеку. План Бриана не был реализован главным образом из-за межимпериалистических противоречий.

В те годы разрабатывалась и фашистская концепция «объединения Европы». Эти планы носили гораздо более ярко выраженный антисоветский и агрессивный характер и в то же время противопоставлялись либерал-демократическим проектам объединения Европы. Германские фашисты после прихода к власти созвали в Берлине в 1934 г. международную конференцию, которая проходила под флагом борьбы за «обновление и объединение» Европы под знаком германской гегемонии. Соответственно и проблема фашистского европеизма переместилась практически в плоскость гитлеровских планов установления «нового порядка» в Европе.

Советский Союз в те тревожные 30-е годы выдвинул проект коллективной безопасности, призванный преградить путь фашистской агрессии. В известном смысле это был тоже «европейский проект», так как предусматривал создание общеевропейского механизма, предполагал объединение различных стран континента на основе принципов мирного сосуществования и во имя общей цели — предотвращения войны и борьбы против установления фашистского «нового порядка» в Европе. Но Великобритания и Франция отказались принять советские предложения и проводили политику «умиротворения» агрессора, венцом которой стал мюнхенский сговор, открывший путь новой мировой войне.

В борьбе с фашистской опасностью была предпринята попытка объединения общественных сил Европы, созвавших ряд международных антифашистских конгрессов деятелей культуры и науки. Максим Горький, Алексей Толстой и Илья Эренбург, Лион Фейхтвангер и Федерико Гарсиа Лорка, Томас Манн и Ромен Роллан, Альберт Эйнштейн и Нильс Бор олицетворяли лучших представителей мировой и европейской культуры и науки, отдававших свои силы и талант борьбе с фашистской опасностью, с угрозой новой мировой войны.

Опыт конкретных усилий по объединению континента на антифашистской основе создавал исторические предпосылки для нового понимания единства Европы, имеющего целью защиту ценностей европейской цивилизации, сохранение независимости и свободы европейских стран и народов.

Однако миролюбивым силам не удалось остановить нарастание фашистской агрессии. 1 сентября 1939 г. нацистская Германия развязала вторую мировую войну, унесшую более 50 млн человеческих жизней.

В томе уделено значительное место истории второй мировой войны. Начавшись между двумя капиталистическими группировками, война по мере втягивания в нее миллионов людей приобретала черты освободительной борьбы с фашизмом. После нападения фашистской Германии на Советский Союз война окончательно превратилась в освободительную борьбу народов против фашизма. В ходе ее сложилась антигитлеровская коалиция стран и народов, ставшая примером плодотворного сотрудничества государств с различным социальным строем. Хотя война была общемировая, ее наиболее крупные и решающие битвы происходили в Европе. Именно народы этого континента в наибольшей степени испытали все ужасы фашизма.

Главная тяжесть борьбы с фашизмом легла на Советский Союз. СССР внес решающий вклад в достижение исторической Победы над фашистской Германией и ее союзниками. Важную роль в разгроме блока агрессоров сыграли народы и армии союзников, участники европейского движения Сопротивления.

В этом также нашла своеобразное преломление идея «европеизма», которая на почве европейского движения Сопротивления приобрела ярко

30

выраженный демократический характер. В процессе борьбы против фашизма вызревала концепция демократического и социального обновления Европы. В Югославии, Албании, Польше, Чехословакии, Болгарии, Венгрии, Румынии, а также Греции, Италии, Франции и некоторых других странах многие бойцы Сопротивления вкладывали в эту идею и социалистическое содержание, выступали за социалистические преобразования в новой объединенной Европе, которая должна была быть создана после победы над фашизмом. В лоне антифашистского Сопротивления выдвигались и различные конкретные проекты создания в будущем Европейской федерации.

1945 год — год великой Победы — открывал новый этап в европейской и мировой истории, в который народы Европы вступали с надеждами и подъемом. Вдохновленные победой над фашизмом, они надеялись на крупные перемены во всех областях жизни. И главные их надежды были связаны с тем, чтобы никогда в Европе не повторились ужасы прошлых лет, чтобы Европа жила в условиях социального прогресса, мира и сотрудничества.

Заключительный VIII том охватывает период после второй мировой войны. За эти годы Европа прошла сложный и противоречивый путь. Надежды и иллюзии первых послевоенных лет сменились разочарованием и страхом за будущее. Достижения научно-технической революции создали возможности для бурного развития производительных сил и сдвигов в экономике, но одновременно привели к производству и накоплению смертоносных видов оружия массового уничтожения, поставив человечество перед реальной угрозой ядерной катастрофы.

В Европе обозначилась поляризация общественных сил, нарастали классовые и социальные антагонизмы и идейная борьба. Диалектический закон единства и борьбы противоположностей проявился в том, что, несмотря на острое противоборство и конфронтацию, продолжали действовать тенденции европейской общности, опирающиеся на глубокие исторические и культурные традиции и реальности ракетно-ядерной эпохи. Отношения государств двух противоположных систем составили центральное звено международных отношений на континенте.

В условиях роста взаимозависимости и взаимосвязанности мира Европа все более ощущала себя частью человечества, всемирно-исторического процесса.

Послевоенный этап в истории континента неотделим от итогов второй мировой войны, которая дорого обошлась его народам. Война продемонстрировала бесперспективность попыток мировой реакции силой остановить социальный прогресс, показала опасность разобщения народов и государств, ставших жертвами фашистской агрессии.

Опыт антигитлеровской коалиции стал ярким примером объединения различных социально-политических сил во имя защиты свободы и независимости народов, ради достижения победы над фашизмом. Европейцы как бы ощутили свое единство, почувствовали свою причастность к судьбам континента, ответственность за его настоящее и будущее.

В мире и в Европе после войны произошли коренные перемены в общественном развитии. Революционные процессы, развернувшиеся в итоге освободительной борьбы с фашизмом, привели к фундаментальным сдвигам в соотношении политических и классовых сил на континенте. От капиталистической системы отпал ряд стран Центральной и Юго-Восточной Европы, в которых возник новый общественный строй. Советский Союз перестал быть единственной социалистической державой — сформировалось сообщество социалистических стран. Влияние социализма на общеисторические процессы в Европе значительно возросло.

Советский Союз в короткий срок преодолел последствия войны и превратился в крупнейшую державу, обладавшую мощным потенциалом,

31

важнейшую революционную и миролюбивую силу современности. Другие страны социалистического содружества также достигли больших успехов в области экономики и в социальной сфере.

В ходе преобразований в социалистических странах Европы, проходивших в сложной обстановке, через преодоление трудностей и противоречий, проявлялись особенности и своеобразие их истории, национальных и этнических отношений, различия в уровнях экономического развития. Но главным и определяющим была и остается общность их коренных целей, единство социалистической собственности и производственных отношений, марксистско-ленинская идеология и мировоззрение.

Важную роль в укреплении экономики социалистического содружества, в осуществлении политики мира и международной безопасности играют органы экономической и военно-политической интеграции стран социализма: Совет Экономической Взаимопомощи и Организация Варшавского Договора. В рамках СЭВ осуществляется широкая программа экономического взаимодействия, реализуются разнообразные долгосрочные программы экономического сотрудничества с концентрацией наибольшего внимания на развитие передовых направлений научно-технического прогресса.

Социалистическое содружество аккумулирует в своем развитии многовековой опыт борьбы европейских народов за независимость, демократию и социальный прогресс, опирается на гуманистические традиции европейской истории и культуры.

В середине 80-х годов в Советском Союзе взят курс на всемерное ускорение социально-экономического развития, на перестройку общественной жизни с тем, чтобы придать новые импульсы совершенствованию социализма, усилить его международный авторитет и влияние.

80-е годы — это и время значительных преобразований в других странах социалистического содружества.

На Западе Европы разгром фашизма и дискредитация правых сил, стремление к свободе и социальной справедливости привели к существенному демократическому подъему в первые послевоенные годы. Представители коммунистических партий впервые в истории входили в состав правительств Бельгии, Италии, Франции и ряда других капиталистических стран континента. Под влиянием левых сил в западноевропейских государствах осуществлялись прогрессивные социально-экономические и политические реформы.

Однако довольно скоро западноевропейская реакция при поддержке правящих кругов США перешла в контрнаступление. Резко возросло влияние монополий и консервативной части господствующего класса, которые старались ограничить права трудящихся. Правые силы в странах Западной Европы добились изгнания из правительств коммунистов, свернули реализацию прогрессивных реформ, помешали осуществлению левой демократической альтернативы.

В послевоенные годы произошли существенные сдвиги в развитии европейского капитализма. Ослабленная в ходе второй мировой войны, Западная Европа оказалась в значительной мере в зависимости от США, которые, применяя экономические, политические и военные рычаги, значительно усилили свое воздействие на развитие этого региона. Однако постепенно капиталистические страны Европы, используя достижения научно-технической революции, реконструировали и обновили производство. Укреплению позиций западноевропейских монополий во многом способствовал механизм европейской экономической интеграции, реализованной в Европейском экономическом сообществе.

Западноевропейская интеграция, начавшаяся прежде всего в экономической сфере, затронула и политическую область. Возродившиеся в новых исторических условиях различные европейские теории и проекты отража-

32

ли острую борьбу сторонников подчинения национальной государственности наднациональным органам с теми, кто отстаивал сохранение и укрепление «Европы отечеств». В итоге западноевропейская интеграция осуществлялась на основе традиционной системы европейских государств.

Западноевропейский капитализм превратился в крупный самостоятельный центр силы, оказывающий большое влияние на выработку международной политической линии современного империализма.

С середины 70-х годов западноевропейский капитализм вступил в полосу тяжелых потрясений — экономическая неустойчивость, нестабильность в социально-политической сфере. Резко усилилось недовольство трудящихся, выразившееся в росте забастовочной борьбы, в массовых выступлениях против гнета монополий за улучшение условий жизни.

Мир капитала второй половины XX в. сложен и противоречив. Проблемы и кризисы, им переживаемые, коренятся в самой природе антагонистического общества. Но нынешний этап общего кризиса капитализма не исключает роста экономики, использования результатов научно-технической революции, удержания важных позиций в политической, военной и иных сферах.

Международные отношения в послевоенной Европе складывались противоречиво. Выработанная в ходе второй мировой войны программа мирного урегулирования на континенте могла стать фундаментом для обеспечения мира и международной безопасности. Но этого, к сожалению, не произошло.

Вскоре после окончания войны международная обстановка обострилась. Реакционный силы во главе с США взяли курс на «холодную войну», стремясь ослабить Советский Союз, помешать становлению социализма в странах Восточной и Юго-Восточной Европы и нанести удар демократическому движению в странах Западной Европы.

Создание блока НАТО положило начало блоковой структуре и привело к резкому усилению напряженности. «Холодная война» привела к расколу Европы, к жесткой конфронтации на континенте, рассеяв надежды и иллюзии на продолжение сотрудничества времен второй мировой войны. Политический диалог в Европе был сведен к минимуму. «Холодная война» породила атмосферу недоверия и подозрительности, деформируя процесс взаимодействия европейских стран и народов. На континенте было накоплено огромное количество ядерного оружия, представляющего угрозу для существования европейцев и всего человечества. Объективные потребности мирового и европейского развития, реальности ядерной эпохи все настоятельнее требовали отказа от предубеждений и конфронтации, перехода к доверию и сотрудничеству.

В 60-е годы социалистические страны выдвинули программу перестройки международных отношений, политической разрядки. Этот курс встретил поддержку широких общественных сил, многих реалистически мыслящих политиков Западной Европы. Европа стала родиной разрядки, подавая пример мирного развития другим континентам. Уникальным событием стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинкский Заключительный акт явился выражением баланса интересов всех государств-участников, заложил основы для широкого взаимодействия стран и народов континента в политической, экономической и гуманитарной областях, положил начало общеевропейскому процессу. В Хельсинкском акте были зафиксированы многие положения, которые выдвигались в прошлых мирных европейских проектах. Движение по пути разрядки и сотрудничества оказало большое влияние на обстановку в Европе, подготовило почву для нового этапа в отношениях между Востоком и Западом континента.

Однако в конце 70-х годов международная ситуация в мире и в Европе снова обострилась. Администрация США и блок НАТО приняли

33

новые военные программы, подхлестнув гонку вооружений и усилив конфронтацию со странами социализма. В результате непрекращающейся гонки ядерных вооружений мир подошел к критическому рубежу, перед человечеством встала задача выживания и предотвращения ядерной катастрофы, угроза которой особенно ощутима на Европейском континенте, где самая высокая плотность населения и урбанизации и где сосредоточено множество бесценных памятников культуры и цивилизации.

Выдвинутая Советским Союзом программа освобождения планеты от ядерного оружия и концепция международной безопасности предусматривают и кардинальные меры по разоружению на Европейском Континенте, переход к новому этапу мирного сосуществования между социалистическими и капиталистическими странами в Европе и во всем мире, равно как и коренное улучшение советско-американских отношений.

В переломный момент мирового развития по-новому встал вопрос о европейском единстве, о судьбах Старого Света.

В условиях существования государств двух противоположных общественных систем и двух типов интеграции в Европе, разделенной на военно-политические блоки, непросто определить и реализовать общеевропейские интересы и взаимодействие государств континента. Но объективные потребности развития, весь многовековой опыт истории Европы с новой силой выдвигают проблему общности ее народов.

В Европе все в большей степени складываются возможности для возникновения принципиально нового феномена — реальной общности, связанной линиями сопряжения и взаимодействия в разнообразных сферах, несмотря на различие социального строя составляющих ее государств. Предпосылками такой общности является наличие историко-культурного единства, развитых экономических связей, тесного взаимопереплетения судеб европейских народов. Возможности строительства «общеевропейского дома» — в качественно новой взаимозависимости государств, возникшей в результате научно-технического прогресса, в уже осуществленном признании социально-политических и территориальных реальностей в Европе, в осознании необходимости общими усилиями исключить всякую возможность вооруженного конфликта на континенте и наладить широкое сотрудничество между всеми государствами и народами.

Современный европеизм — это прежде всего осознание всеми народами континента общей ответственности за предотвращение ядерной катастрофы, за выживание Европы и всего человечества. Ракетно-ядерная эпоха предъявляет человечеству новый счет, заставляет людей по-иному взглянуть на судьбы и будущее нашей планеты.

Исторические, экономические, политические и духовные традиции и тенденции европейских народов позволяют ставить вопрос об «общеевропейском доме» как о новой перспективе будущего Европы при сохранении высокоразвитых национальных государств с различными общественными системами.

В условиях роста взаимозависимости Европа развивается не изолированно, а в тесной связи с народами других континентов, эта взаимосвязь становится все более органичной и неразрывной. Европа прошла долгий и сложный исторический путь, отмеченный великими достижениями человеческой мысли и прогресса. Здесь накоплен огромный опыт борьбы за свободу, демократию и социальную справедливость.

И ныне задача всех европейцев состоит в том, чтобы, опираясь на опыт прошлого и используя уроки истории, мобилизовать потенциал европейских народов и объединить их усилия в борьбе за мирную и безопасную Европу, за сохранение бесценного наследия европейской культуры и цивилизации, за выживание Старого Света и всего человечества.

34

* * *

Каждый том издания включает карты, иллюстрации, краткую библиографию, необходимый справочный материал.

Многотомная «История Европы» создается Институтом всеобщей истории АН СССР совместно с Институтом истории СССР АН СССР и Институтом славяноведения и балканистики АН СССР, при участии ученых ряда других институтов и высших учебных заведений страны. Комплексный характер труда потребовал привлечения к его подготовке экономистов, социологов, искусствоведов, представителей других отраслей гуманитарных наук.

Фундаментальное многотомное издание по истории Европы призвано стать вкладом в дальнейшее изучение и обобщение опыта, накопленного в процессе всемирно-исторического развития человечества, в понимание исторических корней современных общественных явлений.

Подготовлено по изданию:

История Европы. Т. 1. Древняя Европа.— М.; Наука, 1988.—704 с.
ISBN 5-02-008937-0
© Издательство «Наука», 1988


Как построить дом на болоте знают здесь
Rambler's Top100