Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
76

Илурат (раскопки 1954—1960 гг.)

В 1954 г. были продолжены раскопки Илурата.1 Они велись на двух участках — I и III, причем основные работы производились на участке III. В 1956 г. начаты раскопки и на участке IV в юго-западной части Илурата.

Характеристика стратиграфии илуратского городища, установленная в течение шести предыдущих раскопочных сезонов, остается без изменений. Илурат — однослойный памятник. Время жизни поселения — от середины I в. до н. э. до III в. н. э. включительно. Культурный слой достигает наибольшей глубины в районе юго-восточной оборонительной стены — до 3 м. На остальной территории он имеет глубину в среднем 1.20—1.60 м, местами глубина его составляет всего лишь 0.50—0.70 м. Структурно он весьма однороден. Основная масса слоя состоит из сплошных, смешанных с землей каменных завалов, образовавшихся в результате разрушения построек. Этот завал, состоящий преимущественно из бутового камня, лишь частично из штучных тесаных плит, заполняет развалины жилых и хозяйственных помещений, дворы, улицы и переулки. Под завалом — на полах помещений, на вымостках дворов и т. д. — лежит пласт культурных остатков, непосредственно связанных с протекавшей внутри поселения жизнью. Этот в узком смысле «культурный слой» обычно невелик — 0.20—0.30 м. Часто этот слой носит ярко выраженный характер пожарища. Очевидно, многие дома Илурата погибли от огня. Но и в тех случаях, когда нет следов пожара, в жилых помещениях культурный слой, залегающий под завалами, как правило, насыщен зольными включениями. Вещевой материал, содержащийся в культурном слое, перекрываемом завалами, почти всегда отличается определенным соотношением отдельных групп культурных остатков. Количественно преобладают обломки крупных остродонных амфор боспорского производства. Далее следует лепная керамика — самая распространенная, доминирующая в Илурате. В меньшем числе представлена гончарная простая посуда, еще меньше краснолаковой керамики и совсем мало стекла. Металлические изделия обнаруживаются лишь спорадически. Монеты чрезвычайно редки, что весьма показательно, ибо (Илурат не принадлежал к числу торговопромысловых поселений Боспора) В жилищах систематически обнаруживаются остатки хлебного зерна (пшеница, ячмень), мукомольные орудия — жернова, ступы. Встречались железные серпы, коса. Кости домашних животных обильны. Хлебопашество и животноводство, несомненно, составляли основу хозяйства населения илуратской крепости. После приведенной краткой, основанной на длительных наблюдениях характеристики культурных напластований Илурата обратимся к результатам раскопок 1954—1960 гг.

1 См.: Гайдукевич В. Ф. Илурат. Итоги археологических исследований 1948—1953 гг. — В кн.: Боспорские города, II. М.—Л, 1958, с. 9—148 (МИА СССР, № 85).

Участок I

Здесь раскопки велись в 1954 г. (рис. 1);2 предстояло расширить раскоп в юго-западном направлении вдоль юго-восточной оборонительной стены, начиная от 1-го Поперечного переулка. Раскопаны два смежных помещения — 46 и 47, следующие одно за другим вдоль переулка по юго-западной его стороне. Помещение 46 примыкает к оборонительной стене, ис-

2 Раскопки 1954 г. показаны на генеральном плане участка I, опубликованном в отчете о раскопках Илурата за 1948-1953 гг. (МИА СССР, № 85, рис. 13), поэтому здесь план не воспроизводится. — Ред.
77

Илурат. Общий план городища.

Рис. 1. Илурат. Общий план городища.

1 — раскопанная часть оборонительных стен; 2 —нераскопанная часть оборонительных стен; 3 — стены зданий жилых кварталов I—III вв. н. э.; 4 — улицы и переулки; 5 —стены здания VIII—IX вв. н. э.; 6 — границы раскопанных участков; I, III, IV — участки раскопок.

78

Участок I. Третий пояс оборонительной стены

Рис. 2. Участок I. Третий пояс оборонительной стены.

следование которой дало совершенно неожиданные результаты. На участке I в результате многолетних раскопок на большом протяжении раскрыты юго-восточная оборонительная стена и две башни. Было установлено, что стена построена в два приема. Первоначально возникла стена А, возведенная в I в. до н. э. Толщина ее 2.40 м. К ней изнутри поселения пристроены дома, расположенные вдоль крепостной стены. Позднее, по-видимому во II в. н. э., к первой оборонительной стене пристроили новый пояс стены (Б) толщиной 4 м. Этим значительно усиливалась мощь юго-восточной линии оборонительных стен.

Раскопка выявила третий пояс стены (В), прилегающий к главной стене А со стороны поселения. Стена В начинается от 1-го Поперечного переулка, на который онач и выходит своей северо-восточной торцовой частью (рис. 2). Стена В, построенная впритык к стене А, открыта пока всего лишь на протяжении 8 м, ширина стены 2.10 м. Сложена она из крупных камней и плит, промежутки между которыми заложены мелким бутом. Высота стены В от уровня вымостки помещения 46 достигает 1.40 м, ниже вымостки стена углублена на 0.80 м. Основанием стены служит материковая скала. Возможно, утолщение В было сделано в наиболее опасной, уязвимой части крепостной стены с тем, чтобы максимально обезопасить данный участок от действия сте

нобитных орудий. Не исключено и другое. Может быть, это аппарель, т. е. остатки спуска, служившего для поднятия на стены камнемет-ных и стрелометных орудий. Как бы то ни было, обнаруженный в отчетном году пояс стены В в высшей степени интересен. Наличие его показывает, насколько основательно был укреплен юго-восточный фронт крепости. Отсутствие с этой стороны естественных препятствий на подступах к крепости, очевидно, заставило обратить особое внимание на обороноспособность юго-восточной линии крепостного обвода.

Что касается помещений 46 и 47, то они представляют собой часть дома, еще не полностью раскрытого. Поэтому мы ограничимся лишь кратким описанием помещений.

Помещение 46 (4.90—5.05X4.90—5.30 м; сохранившаяся высота стен 0.83—1.74 м) (рис. 3, 1). Пол выложен плитами. Вдоль юго-западной и северо-восточной стен плитового настила нет, здесь оставлены полосы шириной 0.72 м, с земляным полом. В помещении было найдено много обломков простых амфор, а также фрагменты пифоса, лепных и краснолаковых сосудов, костяные проколки и иглы с зарубкой у верхнего конца, много костей животных, в том числе череп лошади. В северо-западной стене имеется дверной проем шириной 1 м, ведущий в соседнее помещение 47.

79

Рис. 3. Участок I.

1 — помещение 4в (вид с северо-запада); 2 — помещение 47 (вид с юго-поетока).

80

Участок I. Сосуды из помещения 47.

Рис. 4. Участок I. Сосуды из помещения 47.

Помещение 47 (5.54—5.60X5.60—6 м, сохранившаяся высота стен 0.80—1.44 м) (рис. 3, 2). В средней части юго-западной стены была дверь, сохранилась плита порога и часть одного косяка.

В юго-восточной части пол выстлан небольшими плитами, в другой половине пол глиняный. У северо-восточной стены, близ северного угла, сохранилась ступенчатая кладка, может быть, остатки нижней части лестницы. Такие каменные лестницы довольно часто встречаются в илуратских домах. Рядом с остатками лестницы в полу помещения обнаружена вырубленная в скале яма. Диаметр ее 0.80— 0.90 м, глубина 1.15 м. Яма, по-видимому, предназначалась для свалки домашнего мусора. В ней найдены разбитые сосуды (два из них восстановлены — И/54—168, 169 — рис. 4), кости домашних животных, рыбьи кости.

Культурный слой в помещении 47 содержал многочисленные обломки амфор III в. н. э., лепной посуды, кости животных, в небольшом количестве — фрагменты краснолаковых сосудов, несколько кусков черепиц, глиняное пряслице, пирамидальные подвески, одна из них — с вырезанным крестообразным знаком (И/54— 529).

Говоря об итогах раскопок на участке I в 1954 г., следует отметить существенное значение, которое имеет открытие здесь третьего пояса юго-восточной оборонительной стены. Если и раньше поражала мощь этих стен, то теперь с открытием третьего пояса не остается никаких сомнений в том, что крепость Илурат была рассчитана на возможность вторжения очень опасного противника, умевшего преодолевать каменные крепости с помощью развитой осадной техники. Таким противником Боспора в Крыму в первые века нашей эры были в первую очередь скифы, точнее, Скифское царство. Очевидно, исходя из учета реальной силы скифского государства, Боспор проявлял исключительную заботу относительно обороноспособности своих военных опорных пунктов, к числу которых принадлежал Илурат.

81

Участок III. Генеральный план.

Рис. 5. Участок III. Генеральный план.

82

Участок III. Дом 8, план.

Рис. 6. Участок III. Дом 8, план.

Участок III

Исследования на участке III (рис. 5) начаты в 1948 г. и продолжались по 1957 г. включительно. Были доследованы дома 5 (помещения 17, 18), 7 (помещения 26—30) и раскопан полностью новый комплекс — дом 8 (помещения 31—34). Одновременно был продолжен раскоп 1-й Поперечной улицы, на которую выходят дома 6, 7, 8 и 9?

Дом 8 состоит из двора 31 и прилегающих к нему помещений 32, 33 и 34 (рис. 6). Основным было помещение 34, несомненно жилое. Примыкающие к северо-западной стороне двора помещения 32 и 33 были хозяйственными, при этом помещение 33 являлось маленькой кладовой.

Во двор 31 входили с улицы. Хотя входной проем довольно сильно разрушен, все же его следы вполне отчетливо заметны. Двор (5.10X7.20 м) хорошо вымощен тщательно подогнанными плитами размерами от 0.34 X Х0.50 до 0.90X1.08 м. В средней части двора применены плиты несколько меньших размеров — от 0.26X0.30 до 0.35X0.47 м.

Северо-западная часть двора отгорожена поставленными на ребро плитами. Против входа в помещение 32 в указанном выше плитовом ограждении оставлен свободный промежуток-проход шириной 1.10 м.

Вымостка двора в виде дорожки подходит к порогу дверного проема помещения 32. Рядом с этой дорожкой с северо-восточной стороны в материковой скале вырублена небольшая округлой формы ямка (ее наибольший диаметр 0.80 м, глубина 0.40 м). Очень интересное хозяйственное сооружение обнаружено в западном углу двора. К крайней плите ограждения северо-западной части двора примыкают три поставленные на ребро плиты, огораживающие полукругом пространство западного угла двора. Эти плиты последовательно повышаются. Крайняя северная плита имеет высоту 0.54 м, вторая плита — 0.88 м.

3 Результаты раскопок домов 5 и 7 на участке III уже опубликованы В. Ф. Гайдукевичем (МИА СССР, № 85, с. 118—121, 130—134), поэтому описание их здесь не приводится. — Ред.
83

Участок III.

Рис. 7. Участок III.

1 — помещение 31 (яма в юго-западной загородке двора); 2 — помещение 32 (яма-погреб).

третья плита, примыкающая под прямым углом к стене двора, — 0.89 м.

В пределах огражденного плитами пространства устроены две ямы, расположенные рядом. Обе они вырублены в скале. Юго-восточная яма имеет конусовидную форму и тщательно оформленную горловину (рис. 7, 1). Глубина ямы 3 м, наибольшая ширина близ дна 2.70 м, на уровне дна — 2.50 м.

Сверху на яму положена квадратная плита, в которой вырублено округлое отверстие — горловина ямы, — закрытое круглой плитой-крышкой (диаметр 0.57 м, толщина 0.04 м). Несколько отступя от края отверстия ямы сделано обрамление из четырех поставленных на ребро плиток высотой 0.31—0.40 м. С северной стороны у ямы положена четырехугольная плита (0.37X0.42 м, толщина 0.13 м). На ней, очевидно, стояли, когда приходилось наполнять яму или, наоборот, брать из нее то, что там хранилось. Яма была пустой. Лишь на дне, в слое осыпавшегося со стен ямы порошкообразного известняка (толщина слоя 0.20 м), оказалось некоторое количество обломков керамики — стенок амфор, лепных сосудов, а также обломков костей домашних животных и несколько рыбьих костей. По-видимому, яма использовалась в качестве зернохранилища или служила погребом.

Рядом, с северно-западной стороны, находится другая яма, но иного устройства, хотя она тоже вырублена в скале в самом углу. Эта яма открытая, в плане она имеет неправильную четырехугольную форму. Юго-восточная сторона ямы облицована большой плитой (высота 0.86 м, ширина 1.0 м, толщина 0.14 м). Основание плиты покоится на двух небольших плитках, лежащих на скале, которая и образует дно. Глубина ямы от верха большой плиты 1.68 м. Северо-восточная стенка ямы также облицована громадной плитой (высота 1.25 мг ширина 1.15 м, толщина 0.13 м), причем основание плиты находится на 0.40 м выше дна ямы, а верх выступает над горловиной ее. В верхней части плиты, на расстоянии 0.20 м от ее северо-западного края, сделан прямоугольный вырез шириной 0.20 м, глубиной 0.15 м. Этот вырез составляет нижнюю часть «окна», верхняя часть которого образована из штучных плит. Кладка из тесаных плит, примыкающих к «окну», выполнена весьма тщательно. Размеры окна 0.35X0.37 м. Северо-западная и юго-восточная стенки ямы ничем не облицованы — это просто поверхность скалы, такое же и дно ямы.

Для того чтобы выявить яму, пришлось удалить огромное количество камней, которыми она была завалена. Камни эти в большей части представляли собой отесанные, правильной формы плиты, но самых различных размеров. Поверх этого завала горизонтально лежала огромная плита.

Нужно сказать, что за все годы раскопок в Илурате подобное сооружение встречено впервые. Хозяйственные ямы, вырубленные в материковой скале, не редкость в жилых комплексах Илурата. Но в данном случае яма открытая, внутри две стороны ее обложены

84

Участок III. Керамика из дома 89

Рис. 8. Участок III. Керамика из дома 89

1 — лепная миска из помещения 32; 2—красноглиняный кубок с зооморфной ручкой из помещения 34 (И/54—250).

большими плитами, а со стороны двора имеется еще особая каменная пристройка с «окном». Объяснить с уверенностью назначение этого крайне своеобразного устройства ямы пока не представляется возможным.

С юго-восточной стороны к плитовому •ограждению, обрамляющему первую (округлую) яму, пристроена каменная лестница, она начинается сразу же у входа во двор. Своей юго-западной стороной кладка лестницы прилегает к стене, ограждающей двор вдоль улицы.

Ширина лестницы 1 м, общая высота 0.71 м. Сохранились, правда в сильно поврежденном виде, четыре ступени. По-видимому, продолжением служила деревянная лестница, ведшая на второй этаж или, что вероятнее, на чердак, находившийся над помещением 32.

Особо отметим находку обломка мраморной плиты с частью греческой надписи конца I или начала II в. н. э. От надписи сохранилось очень мало, но по уцелевшим буквам (...BEPIOΥ)4 видно, что надпись начиналась с упоминания имени одного из царей боспорской династии Тибериев Юлиев. Вероятнее всего, это были или Савромат I, или Римиталк. Можно предполагать, что надпись принадлежала к числу почетных, в ней, вероятно, отмечались какие-нибудь «благодеяния» царя, связанные с Илуратом.

Помещение 32 (4.80—4.95X5.30X5.48 м). Вход (шириной 0.90 м) устроен в юго-восточной стене, сохранившейся в высоту до 1.52 м. Так как пол в помещении лежит ниже уровня вымостки двора на 0.45 м, перед входом со стороны помещения положена плита (длина 0.62 м, ширина 0.52 м, высота 0.27 м), образующая ступеньку.

Пол в помещении выстлан плитами, лежащими, как и во дворе, на поверхности материковой скалы. Вдоль северо-западной стены устроены закрома. На расстоянии около 0.50 м от стены, параллельно ей, поставлено шесть плит высотой 1 м. Они прилегают друг к другу боковыми ребрами. Зазоры между плитами были закрыты мелкими камнями и промазаны глиной. В двух плитах (второй и третьей, считая с северо-востока) сделаны небольшие круглые сквозные отверстия диаметром 5 см. Внутри этого огражденного пространства, очевидно, хранились припасы. При раскопках там обнаружен череп лошади.

В средней части помещения устроена еще и другая загородка из плит, примыкающая к юго-западной стене и выступающая от нее к середине помещения. Она была образована двумя рядами плит, стоявшими на расстоянии 1.16 м. С северо-восточной стороны были поперечные плиты, замыкавшие загородку. Полностью сохранилась только юго-восточная сторона. Здесь все четыре плиты (высота 0.66 м) стоят на месте. Лишь одна плита уцелела от ограждения северо-западной стороны и одна от северо-восточной стороны.

К северо-восточной стороне помещения примыкает плита (высота 0.80 м, ширина 1.00 м, толщина 0.13 м), вероятно, от третьей загородки. Кроме описанных закромов, в помещении 32 имеется яма глубиной 1.70 м, служившая, очевидно, погребом. Она находится против средней части первой загородки. Яма вырублена в скале, имеет неправильную форму, приближающуюся к кругу, стенки очень неровные; горловину ямы образуют плиты пола, нависающие над ямой (рис. 7, 2). Яма была заполнена камнями, большим количеством золы, обломками керамики; в засыпи встречались и кости животных. Из найденных в яме

4 Надпись опубликована: КБН, № 966, с. 547.
85

обломков удалось восстановить лепную миску с ручками в виде выступающих налепов и с «рожками» на венчике (рис. 8, 1).

Помещение 32 имеет одну особенность в устройстве, не встречавшуюся ни разу ни в хозяйственных, ни в жилых помещениях илуратских домов. В восточном углу помещения, рядом с входом со двора 31, в полу высечено углубление полукруглой формы, своего рода яма. На дне ее (на 0.65 м ниже вымостки пола), на линии северо-восточной стены, сделана ступенька, за которой уровень выемки понижен еще на 0.14 м. Таким образом, получается как бы спуск к проему, который образован юго-восточной торцовой частью одной стены и боковой плоскостью другой. Проем имеет в верхней части ширину 0.54 м, внизу 0.50 м. По наружному фасаду, со стороны помещения 33, проем заложен плитой (высота 1.47 м, ширина 0.40—0.55 м, толщина 0.11 м) (рис. 9), выше которой проем оставлен открытым. Плита вставлена в кладку стены, стало быть, это не позднейший заклад, а деталь устройства, возникшая одновременно с возведением стен помещения. Когда помещение было разрушено, на каком-то уровне от пола проем был, очевидно, перекрыт. Следовательно, проем в стене, вероятно, имел вид высокой ниши с отверстием, обращенным в сторону кладовой 33. Пол в этой кладовой на 0.60 м выше пола ямы в пролете между стенами в восточном углу помещения 32.

Для чего понадобилось такое необычное сооружение? Думается, что оно связывало помещение 32 с соседней кладовой. Оттуда через пролет в стене легко можно было, например, ссыпать зерно, которое заполняло обширную яму.

Помещение 32 погибло в результате пожара. Слой горелого дерева, обуглившиеся куски деревянных плах, громадное количество пепла покрывали мощеный пол. В этом слое пожарища и завала камней от обвалившихся верхних частей стен содержались обломки керамики, преимущественно фрагменты крупных боспорских амфор, пифосов. Найдены также две костяные иглы, глиняная пирамидальная подвеска для ткацкого станка, бронзовый браслет (И/54—214), светильник (И/54—212), кусок красной штукатурки, железный гвоздь и медная монета Римиталка (131 — 153 гг.) (И/54-202).

Помещение 33 служило кладовой. Оно небольших размеров (2.20X2.50 м), занимает промежуток между помещениями 32 и 34. По-видимому, продолжением кладовой являлась и примыкающая к ней часть двора 31, огороженная плитами. Помещение 33 со стороны двора стены не имело и, следовательно, было от-

Участок III. Помещение 32 (выруб в восточном углу, заложенный плитой).

Рис. 9. Участок III. Помещение 32 (выруб в восточном углу, заложенный плитой).

крытым.5 У входа в кладовую 33 вырублена яма, в которой стояла большая амфора: сохранились ее нижняя часть и отбитое горло. Непосредственно в кладовой сохранилась нижняя часть громадного глиняного пифоса, врытого в пол; внутри пифоса найдены куски его горла. Диаметр его туловища достигает 1.15 м, сохранившаяся высота 1.30 м. Позади пифоса сооружена еще одна яма, вероятно, для установки в нее больших амфор. При разборке завала камней в кладовой 33 обнаружена медная монета Ининфимея (234—239 гг.) (И/54— 203).

Как отмечалось, помещение 34 (5.10Х Х7.0 м) было главным, именно оно использовалось под жилье (рис. 10). В него вел ход

5 Точно так же устроена кладовая 30 в соседнем доме 7.
86

Участок III. Помещение 34 (жилое), вид с запада.

Рис. 10. Участок III. Помещение 34 (жилое), вид с запада.

со двора 31. Ввиду сильной разрушенности стен в том месте, где был вход, пролет дверного проема восстанавливается лишь предположительно. Пол глинобитный — скала, покрытая слоем глины. К юго-западной стене примыкает печь обычного типа, 1.05X1.55 м, высотой 0.82 м. Стенки печи состоят из поставленных на ребро плит. Устье печи имеет ширину 0.46 м. Внутри топки стены покрыты слоем глины с саманом. Плоскую глиняную плиту печки, обломки которой сохранились в топке, поддерживало несколько (вероятно, четыре) вертикальных каменных столбиков. Близ западного угла печки к боковой стенке примыкает столбик in situ. Остальные столбики найдены в разбитом виде и сдвинуты с места. В западном углу печи имелось дымовытяжное отверстие. Рядом с печью, между нею и входом, у стены стоят две плиты (высота 0.50 м), разделенные расстоянием 0.50 м — остатки каменного столика.

Второй подобный столик был у северо-западной стены. От него тоже сохранились поставленные на ребро плиты (высота 0.46 м), служившие подставками; они отстоят одна от другой на 0.70 м.

В западном углу из камней сооружен помост высотой 0.20 м, на который установлены три радиально расходящиеся плитки высотой 0.22 м. Вероятнее всего, это тоже подставки под деревянное или каменное покрытие.

К северо-восточной стене приставлено несколько плит, образующих огражденные с боков пространства, использовавшиеся, вероятно, для складывания различного домашнего имущества — хозяйственного инвентаря и пр.

Одна плита (высота 1.05 м, ширина 0.95 м, толщина 0.10 м), приставленная к стене против входа, имеет у переднего края три сквозных отверстия; четвертое, большего диаметра, находится ближе к противоположному краю, примыкающему к стене (рис. 10).

Интересны сделанные в полу у северо-восточной стены четырехугольные углубления, обложенные каменными плитками. Одно из них имеет размеры 0.37X0.37 м, глубина 0.28 м; другое 0.32X0.43 м, глубина 0.28 м. Не исключено, что в эти выемки были вставлены нижние концы столбиков, поддерживавших потолочные перекрытия. Культурный слой, скапливавшийся, как всегда, под каменным завалом, заключал в себе много битой керамики. Найдено свыше тысячи обломков амфор, простой гончарной и лепной посуды. В меньшем количестве обнаружены обломки краснолаковых сосудов, встречено несколько фрагментов стеклянных сосудов. В числе находок имеются глиняная пирамидальная ткацкая подвеска, железные гвозди, точильный камень-оселок с дыркой для подвешивания, обломок железного ножа.

Заслуживает внимания интересный красноглиняный кубок с зооморфной ручкой (И/54— 250) (рис. 8, 2). Два подобных сарматского типа кубка были найдены в 1951 г. Но у тех кубков ручки в виде кабанов, у кубка из по-

87

мещения 34 ручка изображает, по-видимому, овцу. На полу лежали зерна пшеницы, а также многочисленные кости животных — отбросы пищи.

К числу ранее не встречавшихся в Илурате предметов относится каменная плита, у которой имеются небольшое углубление в центре и канальчик, идущий от углубления к краю (И/54—300). По-видимому, это приспособления для выжимания сока. Видеть в данном предмете виноградную давилку-тарапан невозможно из-за миниатюрных размеров плитки.

В верхних горизонтах завала над помещением 34 найдено некоторое количество обломков сероглиняных горшков VIII—IX вв., некоторые с горизонтальным рифлением или гребенчатой волной. Присутствие этой керамики здесь объясняется близостью раннесредневекового здания, остатки которого были раскопаны еще в 1950 г. (помещения 19—20).6 В завалах помещения 34 обнаружена медная монета, деградированный «статер» Фофорса, 596 г. боспорской эры, т. е. 299 г. н. э. (И/54—203).

*Дом 97 следует той же системе планировки, что и соседний дом 8. Дом 9 состоит из большого двора 54, двух помещений — 55 и 56 — хозяйственного назначения, большого жилого помещения 57 в северо-восточной части. Все помещения имеют выход во двор, который широким проходом (2.70 м) сообщается с 1-й Поперечной улицей. В проеме выхода на улицу лежит большая плита (1.55X0.70 м). Со стороны улицы выход выделен плитами, ле-жащим:и на мостовой в виде ступени (высота 0.15 м, длина 1.85 м), выступающей за линию домов улицы на 0.75 м. Прямоугольный двор (6.50X7.10 м) вымощен крупными, хорошо подогнанными плитами (0.53X0.70 до 1.50Х Х0.72 м). Особенно большая плита лежит перед входом в главное помещение дома — 57-е, чем подчеркивается значение этой постройки. Северо-западная стена, небрежно сложенная, отгораживает двор от двора соседнего дома. В западном углу дома находится небольшое помещение 55. Западный угол его и части прилегающих стен разрушены. Кладки северо-восточной и юго-восточной стен, обращенные во двор, сложены правильными рядами (высота 0.87 и 0.70 м). Вход в помещение устроен в северо-восточной стене. От косяков дверного проема (ширина 1.25 м) уцелели нижние камни с каждой стороны (0.55X0.44 и 0.40X Х0.52 м). Пол вымощен среднего размера плитами, уровень его ниже вымостки двора. По слабым, маловыразительным находкам в завале и в слое над вымосткой точное назначение этого помещения установить нельзя.

Помещение 56 (6.0X3.20 м) примыкает ко двору своей длинной северо-западной стеной. Юго-западная короткая стена граничит с улицей, северо-восточная — с помещением 57. Вход со двора устроен в северо-западной стене, в 0.90 м от западного угла помещения. В дверном проеме (ширина 1 м) лежит плита порога (0.95X0.46X0.18 м). Так как пол в помещении на 0.37 м ниже уровня вымостки двора, к порогу изнутри пристроена ступень (длиной 1.25 м, шириной 0.35 м, высотой 0.11 м). Следует отметить, что дверной проем прикрыт со стороны двора стоящими плитами (общая длина 1.17 м, высота 0.25 м), защищавшими, вероятно, помещение от доступа дождевой воды, стекавшей сюда с вымостки двора. Возможно, проем был закрыт наглухо. В таком случае проход в помещение мог находиться в северо-восточном конце той же стены, где она прервана. Лежащая поперек стены в этом месте плита (0.90X0.46 м), приложенная к ней несколько ниже другая треугольная плита и камень на полу составляют гряду, уступами спускающуюся внутрь помещения. Неизвестно, был ли здесь дверной проем или стена разобрана для того, чтобы проходить в помещение по этому своеобразному спуску. Глинобитный пол, довольно ровный, лежит на прослойке глинистого грунта (толщина 0.20 м), ниже — выровненная скала.

Помещение имело, очевидно, хозяйственное назначение, так как в северо-восточной части обнаружено вырезанное в скале углубление (диаметр 1 м, глубина 0.65 м) для установки пифоса или большой амфоры. В слое над полом найдены целый лепной сосудик (И/57— 207), фрагментированные лепные чашка и горшок (И/57—208, 209); в завале — три обломка пифоса, днище большой боспорской амфоры,-небольшое количество обломков таких же амфор, лепной посуды и костей животных.

Основное помещение 57 отличается от других построек дома большими размерами (12.20X5.30 м). Короткими сторонами оно граничит с помещениями соседних домов, северо-восточной длинной стеной отделено от 3-го Поперечного переулка. Стены местами сохранились плохо; разобраны внешний западный угол и юго-восточная часть стены у переулка. Стена, выходящая на двор к северо-западу от входа, уцелела на 0.30 м от уровня вымостки двора. Эта же стена с другой стороны входа,

6 См.: МИА СССР, № 85, с. 134—136.
7 Дом 9 (помещения 54—57) раскопан в 1957 г. Тогда же были доследованы юго-западная часть двора 49 (см. с. 98—99) и два помещения рядом с двором 52 (помещения 52а и 526) (см. с. 104 сл.). Однако соответствующий текст отчета В. Ф. Гайдукевича о раскопках этих помещений утрачен. Нижеследующее описание их составлено Л. Ф. Силантьевой, которая в 1957 г. вела раскопки на Илурате. Текст этот выделен звездочками. — Ред.
88

укрепленная заложенными в кладку плитами,8 сохранилась на 1 м от уровня пола. Вымостка двора 54 на 0.45 м выше уровня пола помещения, поэтому вход имеет спуск из трех ступеней (общая ширина 1.30 м, высота 0.70 м; от верхней ступени осталось два камня, лежащие на 0.05 м ниже плит вымостки двора; две другие ступени сложены из больших плит с дополнениями из мелких камней).

Помещение разделено перегородкой из вертикально поставленных плит на две части: северо-западную (длина 7.10 м) с глинобитным полом и юго-восточную (длина 4.90 м) с вы-мосткой из плит. От перегородки уцелели три шгиты, поставленные по одной оси. Две плиты стоят рядом, одна из них боковым краем приставлена к юго-западной стенке (высота 0.67 м, другая сломана — высота 0.22 м). Третья плита находится в 1.9 м от первых двух (высота 0.70 м). У второй плиты на глинобитном полу лежал камень (0.45X0.53 м), с двух сторон обрамленный плитками; это, очевидно, подставка для столба, поддерживавшего кровлю.9

Вымостка, сложенная из крупных плит (0.55X0.80, 0.60X1.15 м), имеет наклон к юго-восточной стене. В полуметре от нее оказалась впадина диаметром 0.90—1.20 м, промазанная глиной и прикрытая плитой (0.50 X Х0,90 м) с вырезом на краю; впадина, по-видимому, служила для стока и сбора дождевой воды, стекавшей с вымостки. К вырезу в плите обращена расщелина между плитами вымостки. Помещение над вымосткой было, вероятно, открытым.

В северо-западной части помещения с глинобитным полом имеются две ямы, вырубленные в скале. Яма, находящаяся ближе к северо-восточной стене, отличается правильной формой и тщательной отделкой. Очевидно, она была устроена одновременно с глинобитным полом. К ее краю ведет дорожка из плитового настила с наклоном к яме. Горловина оказалась разрушенной. С глубины 0.50 м от пола яма вырублена в скале. Стенки ровные. Трещины подмазаны глиной. Ширина устья на уровне пола 1.15X1.05 м, наибольшая ширина в нижней части 1.60X1.55 м. Дно на глубине 2.0 м плоское (диаметр 1.40X1.42 м); в нем вырезана приступка, занимающая половину дна ямы. Первоначально она, по-видимому, служила погребом, но когда горловина обрушилась и яма уже не годилась для этих целей, она была использована для свалки мусора. Последовательность слоев засыпи дает некоторые представления о жизни в этом помещении. С глубины 1.20 м до самого дна яма заполнена золой вместе с кусками саманнойг плиты и заслона печки.10 Найденные в большом количестве куски самана (83 куска) могли принадлежать также и очагам. Следовательно, помещение первое время обогревалось печкой или очагом, хотя они и не выявлены раскопками. Очевидно, по мере разрушения их части сбрасывали в яму вместе с золой и поломанными предметами быта, среди которых главное место занимала керамика. В засыпи ямы в обломках представлены все виды посуды, употреблявшиеся в Илурате: большие боспорские амфоры — реберчатые и гладкиег кувшины светло-розовой глины с обмазкой зеленоватого тона, простая гончарная посуда г различные образцы лепной посуды (И/57— 173—181) и светильников (И/57—182, 183), несколько краснолаковых чашек и стеклянных сосудов (И/57—200), разбитая буса. Там же найдены костяные булавки для вязания сетей (И/57—197—199), каменные точильные оселки и растиралки (И/57—192—195), железное острие и гвоздь (И/57—188, 190, 191). Туда же попали терракотовая статуэтка местного типа с подвесными ногами (И/57—204) и фрагмент терракотового ящика-ларя.

После очистки помещения яму, по-видимому, решили окончательно засыпать. С глубины 1.20 м от пола и до верха яма заполнена однородным темным грунтом с костями животных и рыб. Сверху яма закидана камнями и выровнена с полом.

У второй ямы, устье которой находится в 0.50 м к западу от первой, горловина также разрушена. С глубины 0.60 м яма вырублена в скале. Верхний слой последней очень хрупкий, поэтому устье и верх стенок ямы до глубины 0.90 м утратили свою форму. Ниже благодаря более твердой породе яма до глубины 1.60 м сохранила отвесные стенки (диаметр 1.28 X Х1.35 м). Далее стенки расширяются неравномерно, так как с одной стороны в яме оставлен выступ скалы и яма приобрела до самого дна (глубина 2.20 м) неправильную форму. Яма заполнена темным комковатым грунтом с единичными обломками амфор и лепной керамики. Среди находок следует отметить конусовидное лепное пряслице.

Окончательная засыпка ям происходила, по-видимому, в одно время; над горловинами обеих ям в полу обнаружена впадина с горелым слоем земли. Разбросанные в ней камни

8 Включение плит в бутовую кладку, чтобы усилить ее прочность, наблюдается в северо-восточной стене помещения 42 (см. далее).
9 Аналогичное четырехугольное углубление, обложенное каменными плитками, было открыто в помещении 34 (см. выше).
10 Подобные саманные плиты, обрушенные в топку, обнаружены в помещении 34 дома 8 (см. с. 86), в помещениях 50 (см. с. 99) и 38 (см. с. 109).
89

были сильно обожжены. Возможно, здесь находился примитивный очаг, заменявший в последний период существования жилища печку более раннего времени. Очаг впоследствии был разрушен, как нарушен и весь культурный слой над полом помещения, где ни одной вещи не осталось на месте. Наличием очага объясняется большое количество золы, лежавшей под завалом над полом всего помещения.11 Этот зольный слой заключал в себе громадное количество разрозненных обломков амфор и другой керамики, аналогичной найденной в яме. Основная масса керамики была сосредоточена у северо-восточной стены над вымосткой.

Некоторые из находок этого слоя — обломки пифосов, краснолаковой керамики (И/57— 164—166), пирамидальные ткацкие подвески (И/57—157), костяная пластинка с резьбой (И/57—169), железный крючок (И/57— 171) — дополняют материал из ямы. Отметим обнаруженное над вымосткой каменное ядро (И/57—168). Вещественный материал из завала камней значительно уступает по количеству, но носит тот же характер. Исключение составляют найденные в завале пять обломков керамид, не встречавшихся в культурном слое над полом. В других помещениях находок почти нет.

Богаче находками оказался культурный слой двора. Там найдено около 300 обломков амфор, много гончарной посуды, часть краснолакового блюда (И/57—144), обломки пифоса и довольно много костей животных. Обращает внимание найденный в завале камней прохода двора резной сердолик — вставка от перстня с изображением Гермеса с кошельком и кадуцеем (И/57-152) *.

В результате исследований, проводившихся в 1953—1957 гг. на участке III, была открыта часть квартала, выходящая своей северо-восточной стороной на 3-й Поперечный переулок (рис. 11), а юго-западной — на 1-ю Поперечную улицу, которая тянется от оборонительной стены в глубь поселения в направлении северо-запад-юго-восток. В пределах раскопанной части этого квартала выявлены остатки четырех, следующих один за другим домов. В них оказалось немало таких деталей внутреннего устройства, которые раньше не обнаруживались. В этом отношении особенно интересны хозяйственные хранилища в доме 5. Массовый материал наряду с уже известными по раскопкам предыдущих лет группами материала снова дал значительную серию находок, расширяющих представление о культуре Боспора в первые века нашей эры.

Участок III. 3-й Поперечный переулок.

Рис. 11. Участок III. 3-й Поперечный переулок.

В 1955 г. были раскопаны жилые комплексы, входившие в квартал, занимающий другую сторону улицы, параллельно кварталу, ранее уже частично раскопанному (рис. 5).

В противоположность домам, расположенным вдоль северо-восточной стороны 1-й Поперечной улицы и имеющим входы с этой улицы, дома, раскопанные по другую ее сторону (рис. 12), таких входов с улицы не имеют. Здесь тянулась глухая стена, за которой находятся помещения домов, с 1-й Поперечной улицей не сообщавшихся. Очевидно, эти дома имели входы со стороны переулка или улицы, шедшей параллельно 1-й Поперечной улице или южнее. Перейдем к характеристике раскопанных помещений в том порядке, в каком они идут с юго-востока на северо-запад.

Прежде всего отметим помещения 42 и 43, тесно связанные одно с другим и вместе с тем не имеющие связи с другими смежными помещениями. Из этого следует заключить, что оба помещения — 42 и 43 — являются, вероятно, частью дома, который продолжался

11 Явных признаков пожарища — обугленного дерева— ни в одном из помещений этого дома не обнаружено.
90

Участок III. Дома, расположенные к югу от 1-й Поперечной улицы (помещения 42—53). План.

Рис. 12. Участок III. Дома, расположенные к югу от 1-й Поперечной улицы (помещения 42—53). План.

91

Участок III. Помещение 42.

Рис. 13. Участок III. Помещение 42.

1 — вид с северо-востока; 2 — западная часть помещения с ямой и каменным корытцем.

92

к юго-востоку от этих помещений, но целиком еще не открыт.

Помещение 42 (4.90—4.95X7.40 м; сохранившаяся высота стен до 1.40 м) (рис. 13, 1). Кладка стен обычная для илуратских домов; она состоит из бутового камня, сложенного на глине. В северо-восточной стене, в сохранившейся ее части, в бутовую кладку включены две вертикально поставленные плиты. Одна из них находится на расстоянии 3.15 м от северного угла помещения, другая отстоит от первой на 1.45 м. С первого взгляда можно подумать, что здесь мы имеем дело с заложенным проемом. В действительности это не так, что подтверждают наблюдения над кладками стен других илуратских построек. Уже не раз приходилось сталкиваться с аналогичным явлением, причем совершенно очевидно, что это один из приемов кладки, применявшихся при возведении илуратских жилых зданий. Включение вертикальных плит в бутовую кладку, по-видимому, имело целью придать ей большую прочность.

Вход в помещение 42 четко определяется сохранившимся в юго-западной стене дверным проемом шириной 1.35 м. Боковые плоскости его образованы хорошо отесанными плитами. Интересно, что порог дверного проема находится на высоте 0.45 м над полом помещения. Вероятно, были ступени, облегчавшие вход, но они не сохранились.

Пол в помещении вымощен плитами. Особенно тщательно выполнена вымостка в юго-восточной части помещения. Плиты тут хорошо подогнаны одна к другой, при этом преобладают крупные плиты; самая большая из них 0.75X1.20 м. В противоположной части помещения близ северо-западной стены в полу сделаны два углубления, своего рода корытца, обрамленные вертикальными плитами. Одно из них находится близ входа, оно почти правильной четырехугольной формы (0.55X0.67 м, глубина 0.35 м). Другое корытце (0.61 X Х0.75 м, глубина 0.30 м), в плане трапециевидное, расположено недалеко от северного угла помещения (рис. 13, 2).

В нескольких местах помещения устроены ограждения из плит. Два параллельных ряда вертикальных плит образуют длинную загородку, которая одним концом примыкает к юго-западной стене. Эта загородка сохранилась не вся; от одного ряда уцелели на месте три плиты высотой 0.67—0.95 м, общей протяженностью 2.87 м; крайняя плита прилегает к стене. От другого ряда плит уцелела полностью только одна плита — крайняя северо-восточная, выдвинутая несколько дальше, чем плиты первого ряда. От других плит второго ряда сохранились только самые нижние их части.

Очевидно, в целом загородка имела обычный для илуратских домов вид плитового закрома, достигавшего в длину 3.50 м; внутренняя ширина закрома 0.45 м. Плитой, приставленной одним концом к юго-восточной стене, ограждено пространство восточного угла помещения. Размеры плиты: длина 1.60 м, высота 0.58 м, толщина 0.17 м. Двумя плитами, примыкающими к стенам, огражден северный угол помещения, где пол углублен. В этом отгороженном плитами пространстве, несомненно, что-то хранилось, складывалось или ссыпалось, т. е. это был тоже закром, но небольшой, его глубина 0.77 м.

В помещении, точнее, в его подполье, имеется яма-погреб, вырубленная в материковой скале. Горловина-устье ямы (0.42X0.45 м),обрамленное четырьмя плитами, находится на уровне пола и закрыто было каменной крышкой в виде диска диаметром 0.60 м, толщиной 0.08 м. Яма круглая, колоколовидная, сильно расширяется книзу. Дно плоское, диаметр ямы на уровне дна 2.55 м. До глубины 2.30 м яма оказалась пустой. Ниже ее наполняла мягкая земля, в которой оказалась масса зерен проса и просяной шелухи, т. е. пленчатых оболочек проса. Просо залегало в яме компактным слоем в 0.10 м. Его подстилал слой глинистых отложений, в которых местами также обнаруживалась примесь проса. Совершенно ясно, что яма использовалась для хранения проса. В засыпи ямы оказалось небольшое количество обломков стенок амфор, три обломка лепных сосудов и с десяток костей домашних животных.

При раскрытии пола помещения было найдено около 100 обломков амфор, главным образом боспорских III в. н. э., несколько обломков лепных сосудов, кусок отшлифованной облицовочной плитки камня. На полу большого закрома лежали обломки ножки эллинистической амфоры, а также несколько мелких обломков ранних краснолаковых сосудов.

Как указывалось, помещение 42 сообщалось с помещением 43. Последнее имеет коридорообразный вид и служило кладовой, что подтверждается находившимися здесь тремя пифосами (рис. 14). Помещение открыто в длину на 6.30 м, ширина его 1.10—1.30 м Куда выходило своим юго-восточным концом помещение 43, пока неизвестно.

Пифосы были впущены нижней частью в пол. Над его уровнем выступали только плечи и горла пифосов. Пифосы раздавлены на множество мелких кусков, что объясняется падением на пифосы массы камней при разрушении стен помещения.

По своим размерам пифосы неодинаковы. Самый крайний из них, находящийся рядом с входом в помещение 42, был наиболее вме-

93

Участок III. Помещение 43 с пифосами. Вид с северо-запада.

Рис. 14. Участок III. Помещение 43 с пифосами. Вид с северо-запада.

Участок III. Помещения 44 и 46 (двор). Вид с запада.

Рис. 15. Участок III. Помещения 44 и 46 (двор). Вид с запада.

94

Участок III. Помещение 44 (южный угол помещения с ямой, огражденной плитами).

Рис. 16. Участок III. Помещение 44 (южный угол помещения с ямой, огражденной плитами). 1 — общий вид; 2 — деталь.

95

стителен, На это указывает диаметр его туловища — 1.10 м. Средний пифос почти такой же, как и первый. Диаметр туловища третьего 0.80 м.

При расчистке пифосов в слое завала, перекрывавшем их, найдено много (около четырехсот) обломков простых красноглиняных амфор, преимущественно боспорских, характерных для III в. н. э., а также обломков лепных сосудов; здесь же встречены и три обломка черепиц (керамид).

Третий, наименьший, пифос (вернее, груда его обломков) был покрыт слоем зольных отложений, включавших значительное количество обломков различных простых сосудов (амфоры, лепная посуда). Тут оказались лепной кувшин с утраченной ручкой (И/55—131), фрагменты краснолаковой тарелки (И/55— 133) и медная боспорская монета (И/55—134).

Совершенно очевидно, что два описанных помещения (42 и 43), как говорилось, являются лишь частью какого-то более обширного комплекса, в состав которого входил, вероятно, двор, жилые помещения и т. д. Оба раскопанных помещения носят вполне определенный хозяйственный характер.

Следующий комплекс, выявленный раскопками, состоит из двора, который поперечной внутренней стенкой разделен на два дворика — 44 и 46, а также помещений 45, 47 и 48 (рис. 12). В более ранний период двор, по-видимому, был один и объединял прилежащие к нему три помещения. Позднее была возведена ограда с двумя проходами, в результате чего двор оказался расчлененным на две половины, из коих каждая представляла собой отдельный дворик (рис. 15).

Возможно, что еще раньше все пространство между помещениями 45 и 50 составляло один двор. В пользу такого предположения говорит характер стены, отделяющей двор 49 от двориков 44 и 46: она построена в косом направлении, впритык к стенам, ограждающим дворы с северо-востока и юго-запада. Таким образом, помещения 45, 47, 48 и 50, 51, вероятно, были объединены одним общим обширным двором. Этот двор и перечисленные выше пять помещений, надо думать, принадлежали одному дому. Впоследствии произошло разукрупнение домовладения на два раздельных самостоятельных комплекса. В связи с этим большой двор перерезала стена, по одну сторону которой образовался двор 49, а по другую — двор, обслуживавший помещения 45, 47 и 48. В дальнейшем была построена и поперечная стенка, в результате чего этот последний двор превратился в два дворика, которые, однако, принадлежали одному домовладению (помещения 44—48). Маловероятно, чтобы дворик 44 и помещение 45 могли служить отдельным жилищем, тем более что помещение 45, судя по его устройству и характеру вещевых находок, даже не похоже на жилое помещение.

Переходим к более подробному рассмотрению комплекса помещений 44—48. В стене,, ограничивающей с юго-запада дворик 44, сохранился входной проем шириной 1.14 м. Косяки проема уцелели в высоту на 0.50—0.55 м. Порогом в проходе служила узкая плита, растрескавшаяся на три части (длина 1 м, ширина 0.32 м). Порог возвышается на 0.12 м над прилегающей со стороны двора плитой, которая образует ступенчатый (высотой 0.10 м) переход к вымостке двора (рис. 16, 1). Последняя имеет ясно выраженный наклон к востоку, где в материковой скале есть глубокая, естественного происхождения, засыпанная рыхлой землей расщелина, поглощавшая дождевую воду. С одной стороны здесь выступает отрезок стены, являющийся частью ограды, отделяющей дворик 44 от дворика 46. С другой — в углу возвышается небольшая прямоугольная площадка (0.90X1.05 м, высота 0.28 м), сложенная из одного ряда плит, промежутки между которыми заложены мелкими камнями. Эта площадка пристроена к стене,, ограничивающей кладовую 43 и четырехугольную камеру б, которая сообщалась только с двориком 46. Камера представляет собой вырубленную в скале и огражденную стенами яму (1.05X1.17—1.30 м, глубина 1.40 м),вдне-которой сделано еще углубление на 0.40 м. Назначение камеры б неясно, возможно, это было отхожее место.

При удалении завала камней, лежавшего в камере б и заключавшего в себе некоторое количество обычных обломков керамики (главным образом от амфор и лепных сосудов), в разбитом виде и без нижней части найден очень интересный лепной сосуд в виде миски с четырьмя петлеобразными ручками и с большими круглыми отверстиями в стенках (И/55-151).

В южном углу двора, непосредственно у входа, в скале вырублена яма глубиной 2.10 м, служившая, по-видимому, погребом. Горловина ямы ограждена с двух сторон поставленными на ребро плитами (высотой 0.35 и 0.44 м), примыкающими одна к другой под прямым углом (рис. 16, 2). Горловина ямы вырезана в плитах вымостки, диаметр отверстия 0.40X0.54 м. Оно было закрыто круглой каменной крышкой (диаметр 0.53—0.58 м, толщина 0.10 м). Книзу яма расширяется. Так как верхний слой скалы здесь был рыхлым, его срубили, а стенки ямы вверху подложили несколькими рядами каменных плит. Там, где яму обрамляют

96

Участок III. Помещение 45. Вид с запада.

Рис. 17. Участок III. Помещение 45. Вид с запада.

Участок III. Помещение 47. Вид с северо-запада (на переднем плане часть помещения 48).

Рис. 18. Участок III. Помещение 47. Вид с северо-запада (на переднем плане часть помещения 48).

97

плиты, она имеет шестиугольную форму; ниже, где яма вырублена в скале, она круглая. До глубины 1.05 м яма была пустой, далее ее заполняла земля, проникшая в результате того, что крышка закрывала горловину неплотно.

Возле ямы-погреба находится вход (шириной 0.70 м) в помещение 45 (3.80—4.30Х Х4.30 м; сохранившаяся высота стен 0.45— 1.10 м) (рис. 17). Пол глинобитный, лишь местами поверх слоя глины положены мелкие плитки.

Вещевых находок в помещении 45 оказалось очень мало. В завале, заполнявшем помещение плотной массой, обнаружены обломки амфор и лепных сосудов, кости животных, там же был найден точильный камень с вырезанными на нем линиями (И/55—159). Непосредственно на полу почти ничего не встречено.

Дворик 46, как и соседний с ним дворик 44, вымощен плитами. Вымостка имеет наклон к юго-западу. С этой стороны дворик ограждает каменная стена, в ней сделано два прохода, соединяющих оба дворика. У западного прохода на вымостке (в углу) лежал круглый известняковый жернов-верхняк с круглым воронкообразным отверстием в центре (диаметр жернова 0.38 м, толщина 0.09 м). Для укрепления рукоятки жернов имеет боковой выступ с небольшим отверстием.

Из дворика 46 один вход ведет в помещение 47, другой — в помещение 48; оба эти помещения расположены рядом. В помещении 47 (5.20X2.45—2.80 м; сохранившаяся высота стен до 1.15 м) стена, отделяющая его от смежного помещения 48, сохранила свой первоначальный облик только со стороны помещения 48 (рис. 18). Здесь мы видим тщательно выполненную правильными рядами кладку, с ровной лицевой поверхностью. Камни, из которых была образована кладка со стороны помещения 47, обрушились, поэтому стена здесь теперь очень неровная, а толщина ее (0.47 м) не соответствует первоначальной.

В помещение ведет вход шириной 0.57 м, с лестницей в три ступени; каждая ступень состоит из одной плиты. Вымостка дворика находится на 0.48 м выше глинобитного пола помещения. При входе в помещение справа, т. е. в южном углу, мы видим каменное корыто подтреугольной формы, с округлыми углами (высота 0.40 м, длина 0.80 м, ширина 0.67 м, глубина 0.25 м). В полу, посредине помещения, имеется яма (диаметр вверху 0.80—1.0 м, на уровне дна — 0.67—0.75 мт глубина 0.40 м). Возле ямы часть пола покрыта плитами. Одна из плит округло-удлиненной формы сильно обгорела; возможно, на ней был очаг. Рядом стоит перевернутая вверх дном нижняя часть каменной ступы. Яма была засыпана землей, в которой оказалось несколько обломков амфор; в верхней части засыпи обнаружены куски древесного угля; на глубине 0.20 м в яме найдено миниатюрное глиняное грузильце в виде пирамидки из черной глины с лощеной поверхностью (И/55—109).

Раскопкой выявлены следы пожара: на полу залегали слой пепла и куски обгорелого дерева — остатки сгоревших перекрытий. В этом слое пожарища оказалось значительное количество керамических находок. Основное место среди них занимали обломки нескольких (по-видимому, шести) крупных боспорских амфор. Некоторые из них с гладкими стенками и ручками, другие с желобчатыми стенками и ребристыми ручками. Типы этих амфор очень хорошо известны в Илурате, они относятся здесь к числу самых многочисленных находок.

Кроме обломков амфор, в помещении 47 найдены обломки красноглиняного кувшинчика с резными поясками на горле (И/55—180), горло красноглиняного кувшина (И/55—181), обломки кувшина-ойнохойи (И/55—182), краснолаковой тарелки (И/55—183), краснолакового блюда (И/55—184), лепной светильник с вытянутым рожком (И/55—185), каменный пестик (И/55—186), глиняная пробка (?) (И/55-187).

Помещение 48 (4.72—5.0X5.20 м) (рис. 19) имеет вход только со двора. Сохранился дверной проем шириной 0.75 м. Со стороны двора 46 к нему пристроено ограждение из четырех каменных плит, поставленных на ребро. Общая длина этой оградки 1.60 м, высота 0.52— 0.70 м, толщина 0.08—0.15 м. Сохранность стен помещения (в высоту) различна, наибольшая 1.17 м. Сильно пострадал западный угол, кладка тут выбрана, уцелел только один ее ряд. Пол покрыт слоем утрамбованной глины, смешанной с известняковой крошкой; в средней части помещения сделан плитовой настил; в материковой скале сооружена яма, служившая, как и другие подобные ямы, для хозяйственных целей — в качестве зернохранилища или маленького погреба. Диаметр ямы 0.74— 0.80 м, глубина 0.55 м. При раскопке в яме найден лишь обломок горлышка стеклянного бальзамария (И/55—118). Столь же бедно находками оказалось и все помещение. Здесь найдены каменное корытце, оселок, десятка два обломков стенок амфор и несколько обломков лепных сосудов. Помещение было явно не жилым. В комплексе помещений 44—48, по-видимому, только помещение 47 служило для жилья, остальные помещения (45 и 48) имели хозяйственное назначение.

Следующий комплекс состоит из двора 49 и помещений 50 и 51. Стена, отделяющая двор

98

Участок III. Помещение 48. Вид с запада.

Рис. 19. Участок III. Помещение 48. Вид с запада.

49 от соседних двориков (44 и 46), в настоящем своем виде довольно сильно деформирована: в средней ее части кладка стены несколько подалась в западную сторону, а южный конец вследствие осадки накренился в сторону дворика 44. Двор 49 резко сужается к северо-востоку и далее переходит в коридорообразный проход шириной 0.90 м, ведущий к входу в помещение 51. При расчистке вымостки двора 49 найдены обломки сосуда, горло и плечи которого украшены выемчатым орнаментом и вдавлинами (И/55—202).

•Доследование юго-западной части двора 49 (в 1957 г.) установило, что вымостка двора продолжается на 1.40 м к юго-западу, за линию намечавшихся юго-западных стен соседнего дома и помещения 50 и заканчивается другой параллельной стеной. Стена эта, открытая на протяжении 6 м, обоими концами уходит в борта раскопа. Не имея поперечных стенок, она, очевидно, ограждала вновь открытый здесь переулок IV. Судя по планировке кварталов города, на этот переулок выходили и другие дома, расположенные к юго-западу от 1-й Поперечной улицы, обращенные к ней глухими стенами. Переулок возвышается небольшой террасой (высотой 0.40 м) соответственно естественному подъему рельефа местности.

Двор 49 выходит в переулок всей своей юго-западной стороной. Вымостка двора в средней части, постепенно поднимаясь, сливается с вьь мосткой переулка. С юго-восточной стороны переходом служит гряда мелких плит, а с северо-западной — две большие плиты (0.75X1.25 и 0.45X1.40 м).

Посередине раскопанной части переулка' обнаружена хорошо сохранившаяся яма, по конструкции близкая яме во дворе 31 (в доме 8, см. с. 83), но меньше по размерам (диаметр 1.60—1.70 м, глубина 1.95 м). Яма имеет правильную форму, расширяется конусом ко дну; горловина ее, тщательно обработанная, состоит из устья (0.45X0.45 м), вырезанного в лежащих горизонтально плитах, и шестигранного обрамления в виде поставленных ребром четырех плиток (высота 0.35 м), верх которых плотно подогнан к плитам вымостки; щели промазаны глиной. Ограждение горловины, открытое в сторону двора 49, заканчивается лежащей плитой.12 Отверстие было закрыто плитой, а яма оказалась пустой.13 Назначение ямы в качестве зернохранилища очевидно. Обращенный в сторону двора подход к яме указывает, что она имела прямое отношение к жилому помещению 50, выходящему на

12 Подобная плита была положена во дворе 31 (см. с. 83). На этой плите, вероятно, стояли, когда наполняли яму зерном.
13 Лишь случайно в яму попали несколько обломков амфор и кости маленького животного.
99

тот же двор, где на полу обнаружен слой зерен пшеницы. Там же находилась ступа для переработки зерна (см. ниже).

Другая яма оказалась в южном углу того же двора, около входа во дворик 44. Стенки ее, вырубленные в мягкой скале, были укреплены плитами. Горловина была разрушена еще, вероятно, в древности, поэтому яму использовали для свалки домашнего мусора. Сверху яма была закидана камнями. На дне ее обнаружено прикрытое плитой отверстие — естественная расщелина в скале глубиной до 3.80 м, считая от дна ямы. Яма содержала массу битой посуды, других предметов быта и большое количество костей животных. Здесь встречены разрозненные обломки боспорских амфор с гладкими стенками и гладкими же ручками, с желобчатыми стенками и реберчатыми ручками; амфор с зеленоватым светлым ангобом и малоазийских амфор с узким горлом. Отметим открытый лепной светильник (И/57—247), часть лепной миски с наклонными стенками (И/57—249), обломок гончарного кухонного котелка (И/57—252), обломки краснолаковых мисок и конусовидных чашек II—III вв. н. э. (И/57—253—258). В яме найдено несколько обломков стеклянных сосудов (И/57—259, 260), каменный кружок с отверстием (И/57— 261) и кремневый осколок (И/57—262)*.

Основным жилищем в данном комплексе было помещение 50 (6.20—6.40X4.70—4.80 м, высота стен до 1.45 м) (рис. 20, 1). Оно сообщалось с двором 49, о чем свидетельствуют следы дверного проема в юго-восточной стене помещения 50. Местами кладка стен сохранилась плохо, восточный и северный углы разобраны почти до основания; совсем разрушена юго-западная притолока входа. В большей части помещения пол глинобитный, в северо-восточной половине он вымощен плитами. Южный угол занимает печь (длина 1.65 м, ширина 1.45 м, высота 0.55 м) (рис. 20, 2). Конструкция печи обычная. В центре топки стоит глиняный столбик, возле боковых стенок топки, с одной и другой стороны от центра, также возвышаются каменные столбики; хорошо сохранился юго-западный столбик, его высота 0.45 м. Эти три столбика служили опорами для глиняно-саманной плоской крышки печи, найденной в разрушенном состоянии (в виде многочисленных обломков, лежавших в топке).

Корпус печи построен из плиток известняка, поставленных на ребро и обмазанных с внутренней стороны печи, т. е. в топке, толстым слоем глины. В южном углу топки эта обмазка сохранила признаки перехода в круглое дымовытяжное отверстие. Устье печки — с северо-западной стороны. Рядом с ним к стенке печи снаружи пристроен очажок, состоящий из двух параллельно расположенных вертикальных плиток (длина одной 0.30 м, другой — 0.37 м, высота их 0.23 м), промежуток между ними 0.20 м. Такое сочетание печи с приделанным к ней сбоку очажком — распространенное явление в илуратских домах. И печь, и внутренняя полость очажка были заполнены золой, уцелевшей здесь после последней топки.

В средней части помещения сохранилось сооружение в виде четырехугольного, несколько возвышающегося над полом ограждения (длина 0.59 м, ширина 0.54 м), составленного из врытых в пол известняковых плиток высотой 0.22—0.26 м. Три из них сохранились полностью, четвертая (с северо-западной стороны) — частично. Возможно, загородка служила подставкой, на которую была положена штта, и тогда все это сооружение выполняло функции столика. Такого рода столики встречались в некоторых, уже раскопанных раньше домах Илурата.

Поперек помещения построены два каменных закрома-ларя (рис. 20, 3). Один из них примыкает к юго-восточной стене, а другой — к северо-западной. Между ларями оставлен свободный проход. Начиная от ларей и дальше — вплоть до северо-восточной стены — пол покрыт плитами. Лари имеют не совсем обычную форму: отличительная их особенность, не встречавшаяся еще ни разу, заключается в том, что у обоих ларей одна продольная северо-восточная стенка имеет значительно меньшую высоту, нежели другая (юго-западная).

Рассмотрим обстоятельнее оба ларя. Начнем с юго-восточного. Длина его 1.25 м, ширина 0.50 м. Высота юго-западной стенки, состоящей из двух плит, достигает 1м — такова высота плиты, примыкающей к стене помещения; высота соседней, второй плиты 0.87 м. Переднюю сторону образуют тоже две плиты, каждая высотой 0.70 м. Поперечная плита, замыкающая ларь сбоку (с северо-западной стороны), имеет высоту 0.67 м, ширину 0.57 м. Толщина плит, из которых сооружен ларь, 0.07-0.09 м.

Второй — северо-западный — ларь имеет следующие размеры: длина 2.05 м, ширина 0.65 м. Юго-западная его сторона состоит из одной большой плиты высотой 1.10 м, длиной 1.90 м, толщиной 0.10 м. Так как плита не совсем доходит до стены помещения, то промежуток этот заполнен мелкими камнями. Передняя (северо-восточная) стенка ларя составлена из четырех плит высотой 0.65 м (крайняя северо-западная плита в своей верхней части несколько сбита, повреждена). Поперечная боковая (юго-восточная) плита высотой 0.65 м,

100

Участок III. Помещение 50.

101

Участок III. Помещение 50.

Рис. 20. Участок III. Помещение 50.

1 — вид с востока; 2 — печь в южном углу помещения; 3 — закрома-лари, вид с северо-востока.

шириной 0.40 м, толщиной 0.10 м. Пол в закромах состоит из материковой скалы, смазанной слоем глины.

К юго-восточному ларю, к его тыльной стороне, примыкает каменная ступа (ширина в верхней части 0.45 м, внизу — 0.34 м; глубина полости 0.34 м, диаметр 0.24 м); ступа прикасается к плите.

Помещение 50 погибло, несомненно, от пожара, весь пол был покрыт слоем пожарища,14 в котором оказалось много разнообразных бытовых вещей, главным образом керамики. Весьма показательна находка полного скелета козы, лежавшего в промежутке между четырехугольной маленькой загородкой, врытой в пол, и северо-западной стенкой. Это не первый случай, когда в илуратском доме, уничтоженном пожаром, обнаруживаются скелеты погибших домашних животных. Так, в 1953 г. был найден целый скелет собаки, оказавшийся также в слое пожарища одного из сгоревших помещений. Пожар, поглотивший многие здания в Илурате, очевидно, носил характер катастрофического и неожиданно обрушившегося бедствия, во время которого население лишено было возможности спасать свой скарб, скот и пр.

Жилой характер помещения 50 подтверждается присутствием здесь печи и очага. Тут готовили пищу, здесь же производилась переработка хлебного зерна, на что указывает ступа. О хранившихся в помещении запасах хлеба свидетельствует громадное количество обуглившихся зерен пшеницы, лежавших в виде целого слоя на полу. Возможно, северо-восточная часть помещений использовалась для содержания в зимнее время скота, прежде всего молодняка. Характерно, что пол здесь вымощен. Если такое предположение правильно, то плитовые лари можно было бы толковать как ясли, куда засыпали корм для скота.

В помещении найден ряд разбитых крупного размера амфор, в том числе верхняя часть амфоры (ручка утрачена) не встречавшегося еще в Илурате типа (И/55—209; найдена возле северо-западного ларя, с задней его стороны). По характеру глины можно предполагать, что амфора эта не боспорского происхождения. Поблизости от нее лежали небольшая узкогорлая малоазийская амфора из светлой глины (И/55—208), а также разбитый кувшин с красным черепком и с желобчатой ручкой; снаружи покрыт светлой обмазкой

14 Местами прослеживались большие куски обуглившегося дерева от сгоревших перекрытий (для определения взяты образцы — И/55—159).
102

Участок III. Помещение 52 (загородка в южном углу).

Рис. 21. Участок III. Помещение 52 (загородка в южном углу).

(И/55—212). Найдены и лепные сосуды — миски, горшки. Особенно много лепной посуды обнаружено в западном углу помещения. Венчики лепных мисок украшались защипами (И/55—216). Другая миска с гладким плоским венчиком снабжена носиком-сливом (И/55—199). Отметим также лепной светильник с выступающим рожком (И/55—198), обломки краснолакового блюда (И/55—162), глиняное пряслице (И/55—168), две глиняные ткацкие подвески в виде пирамидок (И/55—224, 225), обломок белого мрамора, несколько железных гвоздей, обломок венчика стеклянного сосуда.

Кровельные черепицы, как всегда в Илурате, относятся к разряду редких находок. В помещении 50 найден только один обломок керамиды.

К северо-востоку от помещения 50, по другую сторону узкого прохода, находится помещение 51, которое, вероятно, принадлежало тому же домовладению, ибо оба помещения эти объединены одним двором 49. Правда, может возникнуть вопрос: не был ли данный жилой комплекс обширнее, не включал ли он в себя и помещение 53, двор 52 и т. д.?

Такое предположение вполне закономерно, если учесть, что проход, ведущий из двора 49 к входу в помещение 51, сообщается и с двором 52. В этой связи надлежит отметить следующую деталь. У входа в помещение 51, в проходе, отделяющем это помещение от помещения 50, врыта большая вертикальная плита, которая вряд ли могла бы тут появиться, если бы проход действительно соединял два двора (49 и 52). Эта плита отграничивает часть прохода, принадлежащего комплексу помещений 49—51, от территории смежного домовладения, в состав которого входили двор 52, помещение 53, а также, вероятно, и другие помещения, расположенные к юго-западу от двора 52 и еще не раскопанные.

Рассмотрим теперь помещение 51 (5.10— 5.20 X2.20—3.20 м; высота стен до 0.85 м). Наиболее разрушена юго-западная стена, в которой был вход;15 от этой стены уцелел только один, самый нижний ряд кладки. Пол в помещении обычный: поверхность скалы (материк) покрыта слоем глины. Поверх глинобитного слоя местами лежат плиты. По-видимому, сплошной вымостки здесь не было. Вдоль северо-западной стены устроена загородка: вертикальными плитами, расположенными параллельно стене, отгорожено пространство, использовавшееся, очевидно, в качестве хранилища. От загородки сохранилось только 9 плит; в настоящее время они уже не образуют непрерывного ограждения по всей

15 Место, где был дверной проем, определяется сохранившейся плитой порога.
103

линии загородки, так как часть плит отсутствует. На основании хорошо сохранившихся плит можно установить, что высота загородки достигала примерно 0.60 м.

В средней части помещения имеется яма, выдолбленная в материке (скала). Горловина ямы разрушилась, поэтому она имеет теперь неровные рваные очертания, а диаметр устья (1.20 м), конечно, не соответствует изначальному размеру. Яма расширяется книзу, и на глубине 1.80 м ее диаметр достигает 2.50 м. Ниже яма суживается, на уровне дна (на глубине 2.36 м) диаметр равняется 1.80 м. Дно плоское, в боковой его части сделано небольшое углубление.

При разборке и удалении каменного завала, толща которого в помещении 51 достигала 1.35 м, было найдено довольно много керамики: обломки амфор, пифосов, краснолаковых (И/55—42,48) и лепных (И/55—31,43) сосудов, обломки светильников (И/55—24, 32, 33), обнаружены также глиняная пирамидальная подвеска (И/55—34), костяная игла (И/55—48). На полу помещения находок почти не было, но зато немало их оказалось в яме. Здесь встречено много обломков амфор и лепных сосудов, в том числе почти полностью сохранившаяся миска с венчиком, орнаментированным вдавлинами (И/55—75), лепной светильник (И/55—76), обломки красно лаковых сосудов (И/55—71— 73), бусина из зеленого стекла (И/55—77), несколько обломков стеклянных сосудов, железный гвоздь. В засыпи были также кости животных, а на дне ямы — рыбья чешуя и кости (И/55-241).

Нам остается рассмотреть в пределах раскопа у 1-й Поперечной улицы расследованную часть комплекса, в который входят двор 52 и сильно разрушенное помещение 53. Ограничимся лишь описанием открытых здесь объектов, так как осмыслить этот участок раскопа сейчас еще совершенно невозможно. Только при дальнейшем раскрытии прилегающей площади городища мы окажемся в состоянии надлежащим образом восстановить характер застройки части квартала, примыкающего к оборонительной стене.

В южном углу двора 52 имеется загородка (0.80X1.70 м), образованная двумя поставленными на ребро плитами (рис. 21). Одна из плит (длина 1.05 м, высота 0.47 м, толщина 0.17 м) приставлена к притолоке дверного проема и выдвинута на северо-восток. Другая (длина 1.13 м, высота 0.42 м, толщина 0.16 м) примыкает к двум каменным блокам, лежащим у стены помещения 50, и выдвинута на северо-запад. Но плиты одна к другой прилегают не вплотную, между ними остается небольшой свободный промежуток, являющийся своего рода входом в огороженное плитами помещение. Найденные внутри загородки вещи — обломки амфор, лепных сосудов (И/55—177), ножка лепного светильника (И/55—178) и другие керамические фрагменты — ничего не дают для разъяснения функций сооружения. Возможно, это было специально выделенное место для дворовой собаки. Характерно, что загородка построена рядом с входом во двор.

На вымостке двора 52 при его расчистке найдено свыше 800 обломков амфор (на трех обломках имеются граффити — И/55—173— 175), обломки красноглиняного горшка (И/55— 176) и различных лепных сосудов. В завале камней, залегавшем на вымостке, обнаружены медная монета (И/55—171), костяная игла (И/55—170) и фрагмент ножки терракотовой статуэтки.

Со двора 52 имеется вход в помещение 53, которое, как отмечалось, очень сильно разрушено. Совершенно отсутствуют следы северо-западной стены, вследствие чего нельзя определить размеры помещения в направлении с северо-запада на юго-восток. Северо-восточная стена, выходящая на улицу (сохранилась в высоту 0.12—0.30 м), тянется на 5 м, дальше она обрывается ямой. Конец стены, вернее, нижнего ряда ее кладки, перекрыт более поздней кладкой, появившейся уже после разрушения помещения 53. Юго-западная стена, в которой уцелели следы дверного проема (шириной 0.60 м), также в значительной своей части уничтожена. На месте разрушенного продолжения этой стены в самый поздний период было устроено для каких-то целей четырехугольное углубление в скале с выступом с северо-западной стороны (см. рис. 12). Глубина этой выемки 0.25—0.60 м. Ее заполняла земля, перемешанная с золой и мелким древесным углем. В засыпи найдено некоторое количество незначительных обломков керамики, в том числе часть лепного горлышка (И/55—140), десятка полтора костей животных, в частности кости лошадиного черепа. В пределах северо-западной части помещения 53 имеется яма-погреб.

При расчистке сильно разрушенного глинобитного пола в помещении 53 найдены обломки амфор, лепных сосудов (И/55—55), дно краснолакового блюда (И/55—80). Любопытна находка пантикапейской монеты III в. до н. э. с перечеканкой (И/55—113). В этой связи напомним, что за восемь раскопочных кампаний в Илурате в различных комплексах этого поселения найдено приблизительно с десяток фрагментов керамики эллинистического времени, в том числе два обломка черепиц с клеймами. Они обнаруживаются в виде единичных включений в культурном слое, насы-

104

щенном массовым материалом II и III вв. н. э. Тщательный учет такого рода находок, относящихся к эллинистическому периоду, конечно, необходим. Однако количество их еще столь незначительно, что делать на их основании какие-либо далеко идущие выводы преждевременно.

* Двор 52 с юго-западной стороны ограничен стеной, имеющей два проема. Один из них, юго-восточный, шириной 1.05 м, заложен с внутренней стороны плитой (высота 0.55 м). Другим проемом, шириной 1.31 м, пользовались до конца существования данного комплекса. Работами 1957 г. выяснено, что проемы относятся к двум смежным помещениям, пристроенным к оборонительной стене города. Эти помещения имеют общими северо-восточную и юго-западную стены и разделены перегородкой. Юго-западная стена этих помещений (длина 6.20 м) значительно короче северо-восточной стены (длина 7.60 м внутри помещений и 8.80 м снаружи). Такое расхождение, необычное для построек Илурата, объясняется направлением оборонительной стены, сильно отклоняющейся в этом месте к юго-востоку, вследствие чего западный угол помещения 526 получился тупым, а северный — острым. Стены помещения сохранились довольно хорошо: юго-западная стена у перегородки уцелела на высоту до 1.85 м, у оборонительной стены и к соседнему помещению она понижается. Северо-восточная стена наибольшую высоту (1.40 м) имеет у соседнего помещения 52а, понижаясь к оборонительной стене до 0.95 м. Обе стены по сравнению с другими постройками того же квартала отличаются прочностью кладки из крупных камней и плит. Особенно выделяется северо-восточная стена со стороны двора с правильно выдержанными рядами ровной кладки. Так же хорошо выложены упомянутые входные проемы этой стены. Боковые плоскости северо-западного проема образованы кладкой из хорошо отесанных плит и блоков; в нижнем ряду — из плиты, положенной вдоль проема (длина 0.70— 0.80 м, высота 0.40—0.50 м), во втором ряду — из двух блоков, поставленных вдоль стен (высота 0.35—0.45). От косяков второго проема уцелели с каждой стороны по одной вертикально стоящей плите (высота 0.85—0.90 м, ширина 0.60—0.65 м, толщина 0.17—0.30 м). Стена перегородки, разделяющей помещения, очень тонкая (толщина 0.40—0.45 м), небрежней сложена из мелких камней; она сохранилась у юго-западной стены на высоту 1.85 м, но в северо-восточную сторону понижается до 0.85 м.

Помещение 52а (2.40—2.90X3.70—3.85 м) с юго-восточной стороны имеет необычную двойную стену: основную, являвшуюся стеной соседнего дома, и пристроенную к ней изнутри помещения 52а вторую стену, ни с чем не связанную. Сторона ее, обращенная во внутрь помещения, выложена правильными рядами из ровных тесаных плит; со стороны соседнего помещения она сложена небрежно из мелкого бута. Вследствие этой небрежности стена, вероятно еще в древности, утратила устойчивость и сильно накренилась во внутрь помещения, угрожая рухнуть. Это, надо полагать, заставило покинуть помещение и заложить дверной проем; из помещения вынесли все вещи. Возможно, что тогда же была разрушена печь, от которой в восточном углу уцелели две плиты (общей длиной 1.40 м, высотой 0.40 м), прислоненные к юго-восточной стене. От устроенной в западном углу загородки (длиной 1.45 м, шириной 1.23 м) сохранились две плиты, стоящие под прямым углом друг к другу (высота 0.55 м, длина 0.60 и 0.65 м).

Пол в юго-западной стороне помещения, куда он слегка спадает, вымощен плитами, местами выступает выровненная скала, вся остальная часть плотно промазана глиной. На полу никаких вещей не найдено. При удалении завала камней найдено около 40 обломков амфор, днище синопского лутерия, венчик лепного сосуда и два краснолаковых донышка.

Помещение 526 пристроено к оборонительной стене, уцелевшей в северном углу помещения на 0.80 м, в западном углу —до 1.10 м. Как и в смежном помещении, пол сильно опадает в юго-западную сторону, имеет глиняный настил и местами вымощен плитами. В северном углу имеется большая впадина-выемка в скале. Два угла заняты загородками. Восточная загородка, предназначенная для установки амфор, состоит из двух плит, глубоко врытых в пол, где находится небольшая яма. Южная загородка (высота 0.45 м) длинной стороной (0.90 м) пристроена к юго-западной стенке, короткой (0.45 м) — к стене перегородки. Помещение погибло в пожаре.

Следует отметить, что пожарище это осталось нетронутым до наших дней, что дало возможность установить некоторые подробности устройства жилищ в Илурате. Толстый слой горелой глины, золы и крупных обуглившихся кусков дерева от стропил перекрытия залегал над полом; над этим слоем, почти по всей площади, лежал слой камки, спрессованной с глиной. Отдельные прослойки камки встречались и в других домах, но только здесь можно было отчетливо видеть, что она вместе с глиной служила основным настилом кровли поверх деревянного каркаса. Сохранившаяся в обломках посуда дает представление о разнообразии ке-

105

Участок III. Комплекс помещений 35—41. План.

Рис. 22. Участок III. Комплекс помещений 35—41. План.

106

рамики, бытовавшей в домах Илурата. На полу в небольшом помещении найдены в обломках четыре большие амфоры и одна меньшего размера, два кувшина. Из них две самые большие амфоры находились в северном углу в вырубленном для них углублении. Обломки третьей амфоры лежали в загородке восточного утла (И/57—276). Меньшая амфора и два кувшина найдены у оборонительной стены (И/57—273, 274). У южной загородки под плитой лежала разбитая краснолаковая чашечка (И/57—264). В западном углу — обломки лепного сосуда. Центральное место занимала одна из больших амфор, там же находился лепной кувшин (И/57—263) и костяные булавки для вязания сетей (И/57—266—271). Кроме того, в помещении при расчистке и после удаления больших сосудов найдены красноглиняный горшочек (И/57—265), шиферная доска (И/57—272),железное колечко (И/57—275). Таким образом, намечается определенный порядок размещения вещей: большие амфоры стояли в загородках или в устроенных для них углублениях, более мелкая посуда была расставлена у стены.

В помещении 526 обращает внимание одна деталь, наблюдавшаяся и в жилом помещении 57 (дом 9, см. с. 88): там, где не было печей или они в последний период существования этих домов не функционировали, в средней части помещений лежали сильно перегоревшие камни на обожженном в этом месте полу. В помещении же 526, где все вещи найдены in situ, около этих камней лежали предметы (лепной кувшин, костяные булавки для вязания сетей и большая амфора в обломках), которые, как видно, находились и использовались неподалеку от очага, с которым их размещение и было, вероятно, связано.*

В 1955 г. были проведены небольшие раскопки квартала между 2-м и 3-м Поперечными переулками, рядом со средневековым домом, остатки которого были открыты в 1950 г. Для того чтобы выровнить юго-восточную границу раскопа, была сделана прирезка, расследование которой привело к открытию части квартала, заключающей в себе помещения 35—41 (рис. 22). Этот небольшой по площади участок раскопок неожиданно оказался довольно сложным ввиду выявившихся здесь неоднократных перестроек.

Со стороны 3-го Поперечного переулка имеется вход во дворик 35, раскопанный еще не полностью. Этот вымощенный плитами дворик принадлежал дому, состоявшему, очевидно, из нескольких помещений, из коих в настоящее время выявлены только два — помещения 36 и 37. Но следует оговорить, что маленькое помещение 36 (1.70—1.80X2.35 м) (рис. 23) возникло в результате поздней перестройки, когда к уже существовавшим ранее стенам были пристроены новые; тогда образовалась небольшая комнатка (36) с узким (ширина 0.65 м) входом с юго-восточной стороны. Похоже на то, что первоначальное место, занимаемое помещением 36, было частью двора 35, площадь которого потом, когда построили помещение 36, значительно сократилась. Что касается соседнего помещения 37, то оно не носит признаков каких-либо существенных перестроек.

В помещении 36 пол вымощен плитами, являющимися продолжением вымостки двора 35. По характеру кладки стены помещения (второго строительного периода; сохранились на высоту до 1.10 м) ничем не отличаются от обычной кладки стен илуратских домов.

Вещевой материал в помещении рядовой: он состоял из обычных для жилищ Илурата обломков простых амфор и лепных сосудов. Хронологически он не выходит за пределы III в. н. э.

На полу, на глубине 1 м от дневной поверхности городища, у северо-западной стены найдены останки человека. Под завалом камней лежал череп, рядом с ним нижняя челюсть, а также кости одной руки, включая кисть. Ребра и позвонки оказались перемещенными, в подобном же состоянии оказались и кости ног.

Произведенное в Институте этнографии АН СССР антропологическое исследование скелета показало, что он принадлежит женщине лет 30, с вполне четко выраженными чертами монголоидности. Поскольку нет оснований, как указывалось, датировать помещение 36 (второго строительного периода) более поздним временем, чем III в. н. э., находка скелета с яркими монголоидными расовыми признаками вызывает большой интерес у антропологов.

Такого рода скелет не вызвал бы удивления, если бы его можно было отнести к концу IV—V в., т. е. ко времени пребывания в Крыму гуннов. Между тем все объективные показания условий находки скелета заставляют предполагать более раннюю дату — последние десятилетия III в. Конечно, не исключена возможность, что скелет попал в помещение уже много времени спустя после того, как жизнь в Илурате прекратилась. Но тогда это носило бы скорее характер захоронения, признаков которого в данном случае безусловно нет. Трудно допустить, чтобы, скажем, столетие спустя после прекращения жизни в Илурате прямо на полу помещения были брошены человеческие кости. Вероятнее (всего, скелет, найденный в помещении 36, принадлежит человеку, погибшему во время катастрофического пожара Илурата во второй половине III в.

107

Участок III. Помещение 36 (вид с северо-запада).

Рис. 23. Участок III. Помещение 36 (вид с северо-запада).

Участок III. Помещение 37 (вид с северо-востока).

Рис. 24. Участок III. Помещение 37 (вид с северо-востока).

108

Из двора 35 широкий проход (1.20 м) с тремя каменными ступенями ведет в помещение 37 (4.20X4.55 м), все элементы которого характерны для жилых илуратских помещений (рис. 24). Здесь имеются печь, загородка-ларь, яма-погреб. Сохранившаяся высота стен до 0.75 м. Пол глиняный, местами вымощен каменными плитками. Не совсем ясно назначение сквозного проема шириной 0.80 м в юго-восточной стене помещения, у восточного его угла, направленного в сторону соседнего, не раскопанного еще помещения. Со стороны помещения 37 проем заложен плитой (0.87 X Х0.44Х0.16 м), к которой пристроены с тыльной стороны три каменные ступени, образующие небольшую лестницу. Назначение этого сооружения еще не ясно.

У юго-западной стены, рядом с входом, хорошо сохранилась печь (длина 1.40 м, ширина 0.70—0.80 м, высота 0.42 м, ширина устья 0.45 м). Верхняя глиняная плита печи (толщина 7 см) осела.16 Возле устья печи справа, т. е. с северо-западной стороны, в полу имеется круглая выемка (диаметр 0.60 м, глубина 0.12 м) для ссыпки золы, выгребавшейся из печи. Рядом с устьем печи был очажок, сложенный из трех плиток в виде буквы П,17 правая плитка не сохранилась, но в полу заметно углубление в том месте, где эта плита стояла. Очажок отступает от печи на 0.27 м, внутренняя ширина очажка 0.15 м.

К северо-западной стороне печи приставлено несколько плит, из которых две выступают за пределы печи в глубь помещения. Против крайней плиты к северо-западной стене помещения также приложена плита (0.60 X Х0.40 м, толщина 0,13 м), поставленная на ребро. Получается как бы вход в огороженный плитами закоулок, использовавшийся, может быть, для топлива.

Другая загородка-закром (0.66X0.80 м, глубина 0.45—0.55 м) находится у юго-восточной стены. Ее образуют три плиты, из которых две стоят перпендикулярно к стене, третья — параллельно (рис. 24). Дно закрома вымощено плитами. В средней части помещения есть яма (диаметр 0.75—0.80 м, глубина 0.75 м), вырубленная в скале. Устье ямы имеет неровные края. Яма была заполнена землей и небольшим количеством мелких камней. В засыпи ямы найдены обломки амфор, небольшое количество обломков лепной посуды и кости животных.

Пол помещения 37 покрывал толстый (0.30—0.40 м) слой глинистой земли с примесью камней и многочисленных обломков керамики, преимущественно амфор и лепных сосудов. Здесь найдены также обломок краснолаковой чашечки (И/55—83), часть светильника на высокой ножке (И/55—84), четыре пирамидальные ткацкие подвески, обломок мраморной плиты, точильные камни-оселки, обломок керамиды, в завале камня — четырехугольный жернов от ручной мельницы.

Следующая (к северо-западу) группа помещений (38—41) оказалась сильно разрушенной, особенно пострадали помещения 39, 40 и 41. По всей вероятности, стены этих помещений были разобраны при добыче строительного материала в VIII—IX вв., когда рядом возводился дом с помещениями 19, 20.ls

Сильное разрушение стен помещений (местами стены разобраны полностью или почти до основания) затрудняет уяснение плана здания, особенно в поздний период, когда здесь были произведены значительные перестройки. Первоначально рассматриваемое здание, по-видимому, состояло из двора 39, к которому примыкали три помещения — 38, 40 и 41. Вход во двор 39 был со стороны 3-го Поперечного переулка: в стене, выходящей к переулку, заметны следы бывшего проема шириной 0.62 м. Очевидно, двор соединялся проходами с помещениями 38 и 41,19 а из помещения 41 был проход в помещение 40.

В результате позднейшей перестройки внутри помещения 40—41 появились стены. После перестройки вход во двор, вероятно, остался на прежнем месте. Сложнее обстоит дело с помещением 38 после его перестройки (стены второго стоительного периода на плане обозначены буквой О). После перестройки образовалась маленькая комнатка (длина 2.54—2.63 м, ширина 2.47—2.52 м, стены сохранились в высоту от 0.65 до 1.15 м). В северо-западной стене имеется дверной проем шириной 0.67—0.80 м. Интересно, что при перестройке помещения с северо-восточной стороны новая стена была возведена немного отступя от прежней стены, разделявшей помещение 38 и 40. В результате между стенами образовался промежуток в 0.35—0.40 м. Пол в помещении 38 частично вымощен плитами, посередине устроена яма (диаметр ее устья 0.75 м, глубина 1.05 м). Северный угол помещения отгорожен двумя рядами поставленных на ребро плит, и здесь образовался четырехугольной формы закром глубиной 0.38 м.

16 В целях лучшей консервации печи она не была расчищена. Устройство печей данного типа в Илурате уже исчерпывающе изучено.
17 Точно такой же очажок был открыт в 1955 г. в помещении 50, где он тоже пристроен к печи (ср. описание помещения 50).
18 См.: МИА СССР, № 85, с. 134-136.
19 В кладке стены, отделяющей двор 39 от помещения 41, несмотря на очень незначительные остатки, удалось подметить следы некогда существовавшего дверного проема.
109

Участок III. Помещение 38 (вид с северо-запада).

Рис. 25. Участок III. Помещение 38 (вид с северо-запада).

В восточном углу находится четырехугольная печь (1.09X0.52 м), заглубленная в пол (рис. 25). Стенки печи сложены из каменных плиток. Под печи — скала. Печь была заполнена золой, кусками глиняно-саманной плиты; обнаружен также (in situ) каменный столбик. Как видно на плане, дверной проем помещения 38 закрыт стенкой; проем этот после появления стены О—О, перегородившей его, стал ненужным. Можно предполагать, что помещение 38 после перестройки (т. е. после возведения стен О—О) уже не сообщалось с двором 39 и было заброшено. Во время перестройки двора 39 сначала, вероятно, предполагалось связать его с помещением 38, поэтому был сделан новый проем, при этом новая стена закрыла прежний проем в стене О—О. Но в дальнейшем соединение двора 39 с помещением 38 осуществлено не было, вследствие чего сделанный в юго-восточной стене двора 39 проем бездействовал, так как его закрывала стена О.

Помещения 39 и 41 настолько разрушены (вероятно, в раннесредневековый период), что исчезли все детали их внутреннего устройства. Только в помещении 40 уцелела часть вымостки пола и две поставленные на ребро плиты у северо-восточной стены — по-видимому, остатки каменного столика.

Выборка строительного материала в раннесредневековое время и близость дома, в котором жили вновь обосновавшиеся на городище (в VIII—IX вв.) поселенцы, привели к нарушению обычной для Илурата стратиграфии. При раскопке помещений 39, 40 и 41 в завалах встречался обычный для данного городища массовый керамический материал II— III вв., но с включениями отдельных фрагментов раннесредневековой керамики (горшки с мелким рифлением). Непосредственно на полу помещения 41 найдены четыре глиняные ткацкие подвески и большой кусок оленьего рога с разветвлениями (И/55—244).

Обильный керамический материал обнаружен на полу помещения 40. Преобладали обломки поздних боспорских амфор, много лепной посуды, в меньшем количестве — обломки простых красноглиняных сосудов. Найдены один обломок керамиды, одна глиняная пирамидальная подвеска (грузило) (И/55—21). Особо следует отметить интересную чернолощеную миску (И/55—22).

На полу в помещении 38 (на глубине 1.10 м от поверхности городища) найдены обломки лепной чашки (И/55—17), ножка лепного светильника (И/55—18), пирамидальная подвеска с граффити в виде буквы X (И/55— 19), кусок кремня.

В засыпи, заполнявшей яму, наряду с некоторым количеством маловыразительных обломков керамики найдены каменное колечко (И/59—27) и куски древесного угля. Внутри загородки, устроенной в северном углу, оказалась железная поделка в виде колесика (И/59-28).

110

Участок IV. Общий план.

Рис. 26. Участок IV. Общий план.

Участок IV

Раскопки на участке IV начаты в 1956 г. с исследования южного стыка двух оборонительных стен (юго-восточной и юго-западной) и расположенной на этом стыке угловой башни (IV), самой мощной в фортификационной системе Илурата, защищавшей обе эти линии обороны (рис. 26).

В результате раскопок была открыта часть юго-восточной оборонительной стены на протяжении 9.60 м и часть юго-западной стены на протяжении 11.20 м, а также прилегающие к этим стенам сооружения на территории поселения. Кроме того, открыты вход в башню IV и внутренняя камера самой башни.

В высшей степени интересен вход в башню, устроенный в юго-восточной оборонительной стене, в том месте, где она соединяется под прямым углом с юго-западной стеной (рис. 27). Вход в виде короткого коридора сделан так, что с одной стороны его ограничивает торцовая часть юго-восточной оборонительной стены, а с другой — лицевая сторона юго-западной стены. Размеры прохода: длина 2.30 м, ширина 1.08—1.12 м. Сохранились две плиты перекрытия прохода: одна — со стороны прилегающего к оборонительной стене двора, другая — со стороны камеры башни.

Обе плиты, поставленные на ребро, закреплены своими концами на уступах (шириной 0.40 м), сделанных в кладке оборонительных стен, на высоте 1.60 (со стороны двора) и 1.72 м (со стороны камеры). Размеры первой плиты: длина 1.37 м, высота 0.70 м, толщина 0.30 м; в кладку стен она впущена одним концом на 0.30 м, другим —на 0.35 м. Размеры второй плиты (со стороны камеры): длина внизу 1.65 м, вверху 1.30 м, высота 0.41 м, толщина 0.30 м; своими обоими концами она также лежит на уступах, заходя на них на 0.25 м с каждой стороны. Уступы, на которых лежат перекрывающие проход плиты, продолжаются в проходе на всем его протяжении — от одной плиты до другой. Но на этих уступах внутри прохода лежали не плиты, а балки (бревна), что было вполне отчетливо установлено при раскопках: на уступах были выявлены обуглившиеся концы сгоревшего деревянного наката. Внутренняя камера башни четырехугольная (3.30X4.50 м), сохранившаяся высота стен башни 2.60—3 м. Пол в камере глинобитный.

Камера была сплошь завалена камнями от обрушившихся верхних частей башни, а внизу камни были перемешаны с огромным количеством дерева.20 Деревянными были перекрытия и лестницы, и это дало обильную пищу огню. Совершенно очевидно, что башня погибла в результате пожара. Насколько был интенсивен огонь, можно судить по состоянию каменных стен башни: кладка их не только растрескалась, но местами превратилась в рыхлую массу.

Интересно, что в слое пожарища оказалось огромное количество обгорелой соломы и травы (бурьяна). Возможно, что они служили тем горючим материалом, который был набросан в камеру, чтобы ее поджечь.

Любопытной особенностью кладки стен башни является присутствие в ней плит, напоминающих антропоморфные надгробия. Одна

20 Лабораторное исследование показало, что это была сосна.
111

Участок IV. Общий план.

из таких плит заложена в кладку, образующую уступ в проходе башни; эту плиту удалось раскрыть. Происхождение этих плит не совсем ясно. Очевидно, первоначально они предназначались для какой-то иной цели.

Юго-западная стена рядом с проходом в башню носит явные следы ремонта. Отчетливо прослеживается участок стены, где вместо масг сивных плит, характерных для ее кладки, наблюдается грубая, бессистемная кладка из мелких камней, носящая характер своеобразной заплаты в стене (рис. 28). Очень похоже на то, что здесь имела место пробоина в стене, образованная неприятельским стенобитным орудием и спешно ликвидированная защитниками крепости.

Исключительно важное боевое значение угловой башни (IV) требовало надлежащей ее охраны. С этой целью подход к башне со стороны города был огражден стенами. Одна из них пристроена к юго-западной оборонительной стене, другая — к юго-восточной. Этими стенами перед входом в башню отгорожено пространство 3.20X3.40 м. Вход в этот предба-шенный дворик имеет ширину 1.10 м. К северо-востоку от предбашенного дворика возведена еще одна стена, которой отгорожено пространство шириной 1.40 м. По другую сторону от этой стены, в узком проходе, находится вырубленная в скале яма (ее длина 1.90 м, ширина 1.0 м, глубина 1.30 м); возможно, здесь была уборная. При раскопке этого помещения найдена глиняная, статуэтка лошади (рис. 29, 1). Далее следуют стены оставшегося нераско-панным здания, пристроенного к юго-восточ-ной оборонительной стене.

В средней части раскопа, близ башни 7F, находится сооружение в виде двух смежных ящиков. В скале сделано углубление, стенки его обложены плитами. Выемка внутри разделена тесаными плитами на два отсека. Все сооружение имеет (вместе с внешней каменной обкладкой) длину 2.65 м, ширину 2.30 м.

Ширина юго-восточного ящика 0.60 м, юго-западного ящика —0.70—1 м, глубина каждого— 0.40 м. С северо-восточной стороны к ящикам примыкает небольшая вымостка. Эти ящики, несомненно, служили для хранения чего-то, но никаких признаков, по которым можно было бы определить, что именно складывалось сюда, не обнаружено. Оба ящика были заполнены землей и камнями.

Отметим находящуюся к западу от ящиков круглую, вернее, грушевидную яму, высеченную в скале. Ее диаметр вверху 1.20—1.50 м, наибольший диаметр внизу 3 м, у дна — 2.85 м, глубина 4.27 м. Верхняя часть ямы частично облицована плитами, а снаружи края горловины ямы имеют каменную обкладку. Яма была засыпана землей, камнями, битой керамикой, обычной для Илурата. В числе керамических находок из ямы интересна полностью восстановленная из обломков краснолаковая чашка (И/56—21) (рис. 29, 2).

В целом на данном участке раскопа были представлены хорошо уже известные в Илура-

112

Участок IV. Вход в угловую башню IV.

Рис. 27. Участок IV. Вход в угловую башню IV.

Участок IV. Юго-западный участок оборонительной стены (рядом с угловой башней IV). Кладка.

Рис. 28. Участок IV. Юго-западный участок оборонительной стены (рядом с угловой башней IV). Кладка.

113

Рис. 29. Участок IV. Керамика из раскопок дворика перед башней IV. 1 — статуэтка лошади; 2 — краснолаковая чаша.

Рис. 29. Участок IV. Керамика из раскопок дворика перед башней IV. 1 — статуэтка лошади; 2 — краснолаковая чаша.

те группы вещевого материала с характерным преобладанием лепной керамики.

В дальнейшем (в 1957—1958 гг.) раскопки были перенесены на участок юго-западной оборонительной стены, где имелись основания предполагать ворота. Предположение подтвердилось. В оборонительной стене был выявлен проем шириной 3.75 м, открывающий въезд на центральную улицу внутреннего поселения. Хотя кладка оборонительных стен в пределах ворот оказалась сильно разрушенной, все же удалось выявить одну в высшей степени важную деталь устройства ворот. В юго-восточной стене ворот на высоте 1.40 м обнаружен четырехугольный желоб (высота 0.32 м, ширина 0.28 м), предназначенный для бревна, служившего засовом. Когда нужно было открывать ворота, засов вдвигался в желоб.21 При запирании ворот засов необходимо было выдвинуть из желоба, причем наружная, головная часть засова, очевидно, вставлялась в соответствующее отверстие, имевшееся в кладке стены противоположной, северо-западной стороны ворот. К сожалению, в этом месте стена сильно пострадала, и та часть кладки, где должно было находиться гнездо для засова, уничтожена.

Как бы то ни было, впервые в античных крепостных сооружениях Северного Причерноморья установлено существование такого приема закрывания ворот в оборонительных стенах. До сих пор аналогичного устройства запоры ворот и калиток были известны в раннесредневековых крепостях Закавказья (сообщение И. К. Цицишвили).

Одновременно с раскрытием ворот в юго-западной стене Илурата было установлено, что вдоль этой стены со стороны поселения существовали жилые дома (см. далее). Раскопками была открыта часть улицы, соединяющейся с воротами. Наряду с этим была исследована широкая полоса вдоль юго-западной оборонительной стены. Работы велись по обе стороны от ворот, т. е. и на юго-восток, й на северо-запад.

К юго-востоку от ворот раскопками исследована площадь шириной 14 м, тянущаяся вдоль оборонительной стены и занятая прилегающими к стене строениями. Таким образом, удалось соединить раскоп, идущий от ворот в юго-восточном направлении, с раскопом у южной башни IV (рис. 26).

Длина куртины оборонительной стены от входа в южную башню IV до проема ворот 42.5 м. Поскольку ворота находились посредине стены, следует полагать, что вся юго-западная стена с внутренней стороны имела в длину около 90 м.

Таким образом, исследования на участке IV привели к открытию части юго-западной оборонительной стены от ворот до южной башни. По другую сторону от ворот раскопки продвинулись вдоль оборонительной стены к западному углу крепости.

Рассмотрим сначала строительные остатки, обнаруженные у оборонительной стены от южной башни IV до проема ворот. Здесь открыт комплекс помещений 1, 2, 3 и двор 4. Очевидно, комплекс этот принадлежал одному дому, занимавшему достаточно обширную площадь. Крайнее помещение 1 было обращено своим северо-западным фасадом на улицу, ведущую к крепостным воротам. По другую сторону улицы был расположен дом с помеще-

21 Длина желоба 5.30 м, но уцелела только его часть длиной 1.75 м.
114

115

Рис. 30. Участок IV. Помещение 1 дома у юго-западной куртины оборонительной стены. 1 — вид с востока; 2 — вид с севера; 3 — печь в восточном углу помещения.

Рис. 30. Участок IV. Помещение 1 дома у юго-западной куртины оборонительной стены. 1 — вид с востока; 2 — вид с севера; 3 — печь в восточном углу помещения.

ниями 5, 6, 7, 8, 9 и двор 10. Ширина улицы в этом месте, т. е. между двумя указанными домами, 5.25 м. При раскопке улицы были найдены медные монеты: одна — Нотиса III, другая — Ининфимея. Непосредственно у ворот пролет улицы сужеп пристроенными к фасадам домов кладками. Одна такая кладка (длина 4.90 м, ширина 1.05 м) примыкает к нижней части стены помещения 1, другая (ее длина 4.95 м, ширина 1.38 м) возведена на противоположной стороне улицы — у стены помещения 5.

Интересной особенностью комплекса, которому принадлежат помещения 1,2,3 и объединяющий их двор 4, является то, что эти помещения не пристроены впритык к оборонительной стене, как обычно это делалось в Илурате (таковы все открытые до сих пор комплексы, расположенные у оборонительной стены). Показательно, что расположенный по другую сторону улицы дом с помещениями 5, 6,7 8,9 пристроен своими стенами прямо к оборонительной стене и, таким образом, не составляет исключения из общего правила. Помещения 1, 2, 3 возведены так, что между ними и оборонительной стеной образован промежуток шириной 1.30—1.70 м. В этом сравнительно узком проходе, загороженном стеной, пол находился на 1.10 м выше пола помещений 2 ж 3. Очевидно, при возведении этих помещений между ними и оборонительной стеной была произведена засыпка (из земли и бута) с тем, чтобы вдоль стены проходил коридор с более высоким уровнем. Поскольку кладка юго-западных стен помещений 2 и 3 до уровня 1.10 м примыкала к засыпке, не было необходимости подвергать подтеске ту сторону камней, которая была скрыта засыпкой. И действительно, фасад стен помещений 2 и 3 до высоты 1.10 м со стороны коридора представляет собой крайне грубую кладку без обработки лицевых поверхностей камней. Коридор с поднятым на 1.10 м земляным полом тянется вдоль стены до помещения 1. Вероятно, здесь, за этим помещением, в свое время имелась лестница — спуск к воротам. Коридор между оборонительной стеной и помещениями 1,2 3 был, очевидно, устроен для каких-то целей, связанных с боевыми функциями стены. Возможно, из коридора ход вел на оборонительную стену. Дом с помещениями 1, 2, 3 построен таким образом, что оба крайних помещения (1 и 3) значительно выдвинуты на северо-восток. Это придает плану дома П-образную форму. Посредине расположен вымощенный двор 4. Прямым продолжением двора является вымостка, которая прилегает к помещениям 3 и 1 (с северо-восточной стороны) и выходит к центральной улице, ведущей к воротам. Возле улицы эта вымостка несколько приподнята и образует как бы ступени.

Помещение 1 (4.50—4.65X7.10—7.30 м). Сохранившаяся высота стен 0.75—2 м (рис. 30,1). Углы помещения сложены из хорошо отесанных блоков, что характерно для илуратских построек. Основной строительный материал —

116

Участок IV. Дом с помещениями 3 (слева), 2 (в середине) и 1 (справа) у юго-западной куртины оборонительной стены; вид с северо-востока.

Рис. 31. Участок IV. Дом с помещениями 3 (слева), 2 (в середине) и 1 (справа) у юго-западной куртины оборонительной стены; вид с северо-востока.

бут. В кладку местами включены поставленные на ребро плиты, что, очевидно, придавало большую прочность кладке стен.

Вход в помещение шириной 1.20 м устроен в юго-восточной стене. Внутри помещения имеются две печи, яма-зернохранилище, сложенные из плит загородки-закрома. Кроме того, там же оказались две каменные ступы, глиняные сковороды-жаровни. Все это придает помещению вполне определенный хозяйственный облик. В северо-восточной половине помещения пол представляет собой скалу-материк, покрытую слоем глины. Юго-западная часть помещения вымощена плитами.

Одна печь находится рядом с входом в восточном углу, где она пристроена к юго-восточной и северо-восточной стенам помещения (рис. 30, 3). Печь обычного типа (длина 1.56 м, ширина 0.90—1 м, высота 0.43— 0.50 м). Наружный корпус печи образован из поставленных на ребро плиток. Между ними с северо-западной стороны есть промежуток шириной 0.47 м, являющийся топочным устьем. Через него в печь поступало топливо (судя по золе, топливом служила в основном солома), выгребалась зола и т. д. Сверху печь имела плоское покрытие в виде плиты из глины с примесью самана. Обвалившиеся куски покрытия найдены в топке печи, которая была наполнена золой. Куски крышки были найдены также на полу возле печи. Покрытие печи, в котором, несомненно, было отверстие для выхода дыма, поддерживалось тремя столбиками, установленными внутри топки. Один столбик представляет собой плитку известняка (высота 0.35 м, ширина 0.25 м, толщина 0.09 м), которая прислонена к северо-восточной стенке печи. Второй каменный столбик находится посредине у юго-восточной стенки (высота 0.43 м, ширина 0.20 м, толщина 0.09 м). Третий столбик (также плитка известняка), стоявший,очевидно, у юго-западной стенки, оказался сдвинутым со своего места. К внешнему корпусу печи примыкает небольшой очажок (высота 0.21 м, ширина 0.28 м, длина 0.22 м), предназначавшийся, вероятно, для мелкой стряпни. Он состоит из двух поставленных на ребро плиток (расстояние между ними 0.20 м), поверх которых положена плашмя третья плитка. Такие очажки уже много раз встречались в раскопанных илуратских домах. Но в данном случае ему присуща особенность, которая отсутствовала во всех ранее открытых очажках. Очажок в помещении 1 соединен отверстием с топкой печи.

Поперек помещения, на расстоянии 2.20 м от юго-западной его стены, имеется плитовая перегородка, отделяющая юго-западную часть помещения от северо-восточной. Она состоит из четырех плит (рис. 30, 2). Между первой и второй плитами (считая от юго-восточной стены помещения) имеется промежуток шириной 0.90 м; промежуток (шириной 0.65 м) есть также между второй и третьей плитами. Высота плит 0.56—0.87 м. Нижними частями они врыты в пол. Первая плита, примыкающая к юго-восточной стене, имеет у одного из верхних углов сквозное отверстие, что часто наблюдается в плитах илуратских загородок. Эта первая плита описанной перегородки ограж-

117

дает закром, образованный из двух плит, поставленных параллельно юго-восточной стене. Длина закрома 1.96, высота 0.75 м.

К северо-западной стене и к плитовой перегородке пристроена вторая печь, сложенная из каменных плит (рис. 30, 2). Высота печи 0.45 м, длина по юго-западному краю 1.20 м, по северо-западному — 1.45 м. Спереди — четырехугольное отверстие устья (высота его 0.33 м, ширина 0.30 м). Интересно, что в завале, покрывавшем печь, были найдены обломки большой круглой глиняной сковороды-жаровни с выступающим на 3—4 см бортиком по внешнему краю. Жаровня имела в поперечнике не менее 0.60 м. Глина с примесью самана прокалена до ярко-красного цвета. Обломки таких жаровен обнаружены и в других местах помещения среди заполнявших его завалов. Очевидно, на этих жаровнях, предварительно раскаленных, выпекались в горячей золе хлебные лепешки. Возможно, что печь, находящаяся у северо-восточной стены, предназначалась для подогрева жаровен во время выпечки лепешек.

Для переработки хлебного зерна служили каменные ступы. Одна из них найдена на первоначальном месте — у юго-восточной стены, рядом с входом в помещение. Размеры ступы: высота 0.55 м, диаметр 0.45 м, диаметр полости 0.22 м, глубина 0.40 м. Другая ступа лежала против дверного проема в опрокинутом положении. Возле ступы у юго-восточной стены сохранился каменный столик высотой 0.51 м. На двух подставках лежала крышка столика в виде плиты — 0.65X0.80 м, толщина 0.05 м. На этой плите были параллельно поставлены две плитки — на расстоянии 0.30 м одна от другой. Их размеры: высота 0.20 м, длина 0.58 м, толщина 0.08 м. Возможно, эти плитки служили подпорками для крышки второго столика, который был устроен на нижнем столике, оказавшемся слишком низким.

Надо, наконец, отметить вырубленную в скале круглую яму глубиной 2 м, служившую, вероятно, для хранения запасов зерна. Яма книзу расширяется; верхняя часть тщательно выложена плитами; четырехугольная горловина ямы (0.37X0.39 м) была закрыта круглой каменной крышкой диаметром 0.55 м. Горловина с четырех сторон обрамлена шестью поставленными на ребро плитами (высотой до 0.60 м).

Раскопками установлено, что помещение 1 погибло в пожаре. Пол был покрыт толстым слоем золы, перемешанной с обгорелыми камнями, древесными углями и кусками пережженной глины. В этом слое пожарища найдено много вещей и прежде всего битой керамики. Преобладали обломки круглых боспорских амфор III в. н. э. Обильно представлены обломки лепной посуды. Поразительно много — около 70 штук — оказалось пирамидальных глиняных грузил — подвесок для ткацкого станка. На одной из подвесок имеется клеймо — оттиск ключа (И/58—48), на другом — клеймо в виде круга и двух расходящихся от него снизу линий (И/58—47). Необходимо отметить находку глиняной муфтообразной подставки для обжига керамических изделий в гончарной печи (И/58—33). Такие подставки систематически встречаются в жилищах илуратцев.

Возле печи, которая находится в восточном углу помещения, лежала каменная растиралка, а внутри другой печи, расположенной у северо-западной стены, найдены костяной предмет, сделанный из ребра животного и, очевидно, служивший в качестве какого-то домашнего орудия (И/58—28).

Из керамических находок нужно упомянуть фрагмент терракотовой статуэтки — руку, держащую предмет вроде палицы (И/58—74), обломок сосуда с зооморфной ручкой (схематическая фигурка кабана) (И/58—68), лепной светильник в виде конической чашечки на ножке (И/58—7), обломки большой краснолаковой чашки (И/58—1).

Помещение 2 (2.25—2.65X5.20—5.90 м) (рис. 31, среднее помещение). Вход со двора. Уцелела нижняя часть дверного проема шириной 1—1.10 м. Сохранившаяся высота стен 0.75—1.95 м. Юго-западная стена отличается от других стен тем, что своей тыльной стороной на высоту до 1.10 м примыкает к засыпи вдоль оборонительной стены, о чем уже шла речь. Таким образом, юго-западная стена помещения 2 подпирала засыпь коридора. Поэтому кладка стены выполнена преимущественно из крупных массивных блоков, обработанных, однако, только по фасаду, обращенному на северо-восток. Противоположная сторона кладки (до высоты 1.10 м) оставлена без всякой обработки: камни здесь имеют рваную, совершенно необработанную поверхность. При возведении этой стены в качестве ее основания были частично использованы выступы скалы, обрубленные заподлицо с фасадом стены со стороны помещения. Но скала эта рыхлая, поэтому она сильно разрушилась, рассыпалась под давлением кладки стены, в результате чего остатки стены дошли до нас в деформированном состоянии: кладка наклонилась в сторону помещения, ряд камней сместился.

Пол в помещении вымощен плитами, местами же он представляет собой выровненную подтеской скалу, покрытую слоями глины. В западном углу в полу выдолблено круглое углубление (диаметр 0.85 м, глубина 0.50 м), предназначенное, вероятно, для установки пифоса. В северном углу в подобном же углублении, сделанном в полу, сохранились остатки пифоса,

118

поставленного горлом вниз. В пифосе найдены зерна пшеницы. Под его горло подложена квадратная плитка (0.20X0.25 м), щели между венчиком пифоса и плиткой замазаны глиной. Очевидно, у этого пифоса была отбита нижняя часть, поэтому его использовали в перевернутом виде. Аналогичный случай был отмечен при раскопках помещения 1 на участке III. Там был обнаружен впущенный в яму пифос, служивший для хранения пшеницы, причем он тоже стоял горлом книзу и под венчиком горла имел подложенную каменную плиту.22

Помещение 2 служило амбаром, где хранились продовольственные припасы, поэтому в нем отсутствовали вещи, которые обычно встречаются в жилых помещениях. Были найдены лишь точильный камень, восемь обломков плоских черепиц (керамид) и куски разбитых пцфосов. Кроме того, на полу лежали три каменных отщепа.

Следует отметить, что исследование пола помещения показало наличие двух периодов в существовании данного помещения. Под плитовым настилом и под верхним слоем глиняной обмазки пола обнаружена прослойка, состоящая из золы, морской травы (камки), кусочков обгорелого дерева. Весьма возможно, что помещение пережило пожар, после чего было восстановлено.

Помещение 3 (5.10—5.30X8.15 м) (рис. 31). Вход устроен в северо-западной стене, ширина дверного проема 0.93 м. Сохранившаяся высота стен 0.30—1.90 м. Как это часто бывает в илуратских домах, юго-западная часть помещения 3 вымощена плитами, пол северо-восточной части — глинобитный: тонким слоем глины покрыта материковая скала, которая предварительно снивелирована.

В помещении имеется несколько обычных загородок, сложенных из плит. Одна из них находится у входа. Ее образуют два ряда плит, разделенных расстоянием 0.50 м; в каждом ряду по две плиты, с одной стороны более высокие (0.60, 0.80 м), с другой — более низкие (0.40, 0.45 м). В одной из плит вверху имеются два сквозных отверстия.

От противоположной, юго-восточной стены выступает ряд плит, образующих ограждение длиной 2.50 м. Большая плита (высотой 0.75 м) находится возле стены, следующие плиты значительно меньшего размера. У юго-восточной стены сохранилось еще одно соружение из плит длиной 1.15 м, шириной 0.65 м, высотой 0.37 м. По-видимому, это остатки разрушенной печи. На месте уцелело несколько плиток, из которых были сложены стенки печи.

В северном углу помещения плитами отгорожено пространство (0.80X1 м), служившее, вероятно, для складывания каких-то вещей или материалов.

В помещении открыта большая хозяйственная яма, позднее использованная для свалки мусора. Будучи вырубленной в мягкой рыхлой скале (до глубины 1.80 м), она оказалась непрочной, вследствие этого стенки ямы систематически осыпались. Диаметр горловины ямы 1.20 м, глубина 3 м. Яма оказалась заполненной камнями, золой, пищевыми отбросами (кости животных) и битой керамикой, среди которой преобладали обломки амфор и лепных сосудов. Из найденных в яме вещей должны быть отмечены два светильника III в. н. э. (И/58—62, 63) (рис. 32, 1, 2) и краснолаковая чашка, по-видимому, изделие боспорских керамических мастерских (рис. 33, 1) (И/58—52). На полу в помещении было найдено много обломков амфор, лепных сосудов, костей животных. Встречено также несколько обломков краснолаковой посуды (И/58—41, 46), в том числе ручка-втулка от какого-то сосуда неизвестной формы (И/58—45) (рис. 33, 2), несколько железных гвоздей (И/58—38,48), костяная пластинка с двумя круглыми отверстиями (И/58—47), глиняная пронизь с желобком посередине (И/58—39), обломки лепного сосуда с резным орнаментом на плечиках (И/58—50).

Раскоп к юго-востоку от помещения 3 (в виде полосы шириной в среднем 3.60 м, направленной в сторону башни IV) дал довольно много керамического материала — обломки черепиц, пифосов, амфор. Интересен светильник с тремя рожками (И/58—65) (рис. 32, 3). Такого типа светильник обнаружен в Илурате впервые. Следует также упомянуть зерновидную бусину-пронизь из желтого стекла (И/58— 67).

Другой комплекс помещений — 5, 6, 7, 8, 9, сгруппированных вокруг двора 10, — расположен возле оборонительной стены рядом с воротами, с северо-восточной их стороны; комплекс раскопан в 1957—1958 гг.

Названные помещения и двор составляют один дом, обращенный юго-восточным фасадом на улицу, ведущую к воротам. С улицы вход ведет во двор 10. Северо-восточным фасадом дом выходит в переулок, который, начиная от улицы, тянется в глубь квартала — с юго-востока на северо-запад. Переулок шириной 1.40 м вымощен плитами. По другую сторону переулка открыты фасады стен построек, сохранившихся здесь на незначительную высоту. Характерной особенностью данной части городища, примыкающей к юго-западной оборонительной стене, является резкое понижение поверхности городища на северо-восток. Непосредственно

22 МИА СССР, № 85, с. 108.
119

Участок IV. Светильники из помещения 3 дома у юго-западной куртины оборонительной стены.

Рис. 32. Участок IV. Светильники из помещения 3 дома у юго-западной куртины оборонительной стены.

1,2 — из ямы в помещении 3 (И/58—62—63); 3 — найден на площади перед помещением 3 (И/58—65).

Участок IV. Керамика из ямы в помещениях 3 (1—2) и 10 (3).

Рис. 33. Участок IV. Керамика из ямы в помещениях 3 (1—2) и 10 (3).

1 — краснолаковая чашка (И/58—52); 2 — ручка-втулка (И/58—45); 3 — горло ойнохойи (И/58—94).

120

Участок IV. Помещение 10 (двор).

Рис. 34. Участок IV. Помещение 10 (двор).

1 — вид с севера; на заднем плане слева — помещение 5; 2 — загородка и начало лестницы в помещении ю, вид с северо-запада.

121

Участок IV. Керамика из помещения 5.

Рис. 35. Участок IV. Керамика из помещения 5.

1 — кувшин (И/58—76); 2 — горло амфоры (И/58—77); 3 — лепной светильник (И/58—84).

возле стены сохранность прилегавших к ней построек хорошая, но по мере удаления от оборонительной стены их сохранность резко ухудшается. На расстоянии 10 м от крепостной ограды стены построек уцелели лишь на высоту самых нижних рядов кладки. Объясняется это тем, что огромные завалы камня, образовавшиеся при разрушении крепостной ограды в непосредственной близости от нее, надежно прикрыли собой развалины примыкавших к стене зданий. Где этих завалов уже не было, там стены зданий без особенных затруднений можно было разбирать, использовать камень на строительный материал.

Что касается помещений 5, 6, 7, 8, 9, то надо сказать, что еще до раскопок здесь была хорошо видна обширная впадина-яма, которая заставляла предполагать весьма интенсивную добычу камня, когда-то здесь производившуюся. Последующие раскопки это подтвердили. Помещение 8 и прилегающая к нему часть двора 10 оказались сильно разрушенными в результате энергичного извлечения камня.

Вход в дом, как упоминалось, ведет с улицы. Через дверной проем шириной 1.10 м попадаем во двор 10. Интересно, что перед входом со стороны улицы устроен помост из нескольких поставленных на ребро плит, поверх которых был сделан настил из горизонтальных плит. Сейчас от этого настила на месте сохранились только две плиты.

Двор 10 (3.85X7.75 м) (рис. 34, 1) очень аккуратно вымощен, но вымостка эта сохранилась не вся, местами она уничтожена в результате выборки камня. Непосредственно у входа, возле юго-восточной стены, сохранилось сооружение, состоящее из каменных ступеней лестницы и прилегающей к ним с юго-запада загородки (рис. 34, 2). Две каменные ступени— это нижняя часть лестницы, ведшей на второй этаж. Подобные остатки лестниц открыты во многих илуратских домах. Очевидно, самые лестницы были деревянные и только нижние их ступени делались из камня. Высота ступеней 0.10—0.14 м, длина первой ступени (она сильно изношена) 0.77 м, второй — 0.82 м. Плиты ступеней примыкают к вертикально стоящей плите, которая является юго-восточной стенкой загородки (0.85X1.30 м), сооруженной из хорошо отесанных плит. Юго-восточной стороной является стена дома. С северо-запада в загородке имеется проем шириной 0.46 м, с порогом в виде небольшой тонкой (0.03 м) плитки, выступающей на 0.09 м над уровнем вымостки двора. Пол внутри загородки — материковая скала, которая здесь вырублена специально для

122

Участок IV. Костяные иглы из помещения 5 (И/58—87, 91).

Рис. 36. Участок IV. Костяные иглы из помещения 5 (И/58—87, 91).

того, чтобы несколько углубить обрамленное плитами «помещение», высота которого внутри 1 м. Такого рода ящики, построенные из плит под лестницами, были уже обнаружены раньше в некоторых илуратских домах. Иногда они оказывались заполненными домашним мусором, главным образом золой. Но в данном случае едва ли загородка являлась мусорным ящиком. Обращает на себя внимание наличие проема, который является как бы входом в загородку. Может быть, это было помещение для сторожевой собаки? Недаром оно устроено при входе во двор.

Во дворе, против помещения 6, имеется вырубленная в материковой скале яма, закрытая сверху каменной круглой крышкой диаметром 0.65 м. Вокруг горловины ямы сделано ограждение из вертикально стоящих плит, выступающих над вымосткой двора — с внешней стороны на 0.03—0.04 м, а со стороны горловины — 0.36—0.38 м. Диаметр горловины 0.50— 0.60 м, глубина ямы 3.50 м, диаметр дна 2.74 м. Яма оказалась совершенно пустой, на дне лежали только кости мелких грызунов. Возможно, в свое время здесь хранилось зерно, которое и завлекло грызунов в яму.

На дворе 10 было найдено много обломков амфор, преимущественно боспорских, характерных для III в. Изредка встречались обломки светлоглиняных узкогорлых малоазийских амфор. Из красноглиняной гончарной посуды надо отметить обломок верхней части кувшина, украшенного орнаментом в виде косых насечек (И/58—104). Такого рода кувшин, который удалось восстановить из обломков, обнаружен в помещении 5 (рис. 35, 1). Краснолаковая керамика представлена единичными обломками (И/58—92). Кроме того, были найдены два донышка стеклянных сосудов (И/58—99), горло глиняной ойнохойи (И/58—94), обломки лепных сосудов (И/58—115), в том числе стенки горшка, орнаментированного врезанными зигзагами (И/58—116), обломок сосуда с ручкой, расширяющейся кверху (И/58—114), ручка с выступом (И/58—118, 119), обломок ноги от терракотовой статуэтки (И/58—101), костяные иглы (И/58—93), медная монета (И/58—124), халцедоновая бусина (И/58—97).

На вымостке двора лежали разбитая каменная ступа и кусок круглого жернова от ручной мельницы.

Помещение 5 (2.40—2.90x3.30—3.35 м) от соседнего помещения отделено тонкой стенкой (толщина 0.33—0.35 м), сложенной из небольших штучных камней и плиток (рис. 34, 1). С юго-западной стороны помещение 5, как и следующее за ним помещение 6, ограничено оборонительной стеной, непосредственно к которой и был пристроен дом, тогда как дом по другую сторону улицы (с помещениями 2, 2, 3) был, как уже указывалось, отделен от крепостной ограды особым коридором.

Интересной особенностью помещения 5 является отсутствие у него стены со стороны двора. Отсюда оно было открытым. От двора помещение 5 отделено лишь двумя тонкими плитами высотой 0.23—0.32 м, из которых образован своего рода порог. В эту же линию ограждения северо-восточной стороны помещения 5 входят и боковые плиты описанной загородки.

Пол помещения — материковая скала, которая была покрыта слоем зеленоватой глины. Покрытие это переходит и на стены помещения, из чего следует, что они были оштукатурены глиняной обмазкой. В восточном углу помещения в полу (т. е. в скале) вырублена яма (диаметр 0.93—1 м, глубина 0.48 м).

На полу лежал толстый слой сгоревших и обвалившихся в помещение перекрытий — обугленные куски дерева, куски жженой глины, сгоревшая солома, камка. В южном углу помещения найдена одна целая черепица (керамида). Кровля дома, очевидно, была черепичной.

Хотя помещение 5, несомненно, предназначалось для хозяйственных целей и не было жилым, в слое пожарища здесь найдено много бытовых вещей. Весьма вероятно, что значительная их часть попала сюда в результате по-

123

Участок IV. Помещение 6. Деформация оборонительной стены, к которой примыкает помещение.

Рис. 37. Участок IV. Помещение 6. Деформация оборонительной стены, к которой примыкает помещение.

жара и последовавшего при этом обвала второго этажа. В помещении 5 хранились, очевидно, продовольственные запасы, содержавшиеся в амфорах, поэтому-то их здесь (в разбитом вице) оказалось очень много, главным образом боспорских. В одной из амфор сохранились в большом количестве рыбьи кости. Вероятно, в сосуде была соленая рыба. На горле амфоры имеется граффити (И/58—74). Интересны горло амфоры (III в. н. э.), венчик которой имеет горизонтальные желобки (И/58—77) (рис. 35, 2), и красноглиняный кувшин, украшенный четырьмя поясами насечек (И/58—76) (рис. 35, 2).

Найдено довольно много обломков лепных сосудов (И/58—78—83). Обнаружены два светильника: один лепной, открытого типа (И/58—84) (рис. 35, 3), другой с рельефной орнаментацией щитка, изготовлен с помощью формы (И/58—85).

В помещении 5 было еще найдено 16 костяных игл (И/58—87, 91) (рис. 36), железные гвозди (И/58—88), ткацкая подвеска с клеймом (оттиск ключа) (И/58—86), обломки стеклянного сосуда.

Помещение 6 (2.10—2.20X4.10 м) примыкает к оборонительной стене, которая в этом месте сильно пострадала. Ввиду того что у основания стены в помещении были вырублены в полу ямы для пифосов (рис. 37), кладка облицовки сползла в эти ямы и значительная часть стены обвалилась. Помещение служило кладовой. В нем стояли три больших пифоса, остатки которых обнаружены в ямах. Обломки пифосов были разбросаны по всему помещению.

От двора 10 помещение было отделено стеной, сложенной очень тщательно из штучного камня (рис. 34, 1). Толщина стены 0.40—0.43 м, наибольшая сохранившаяся высота 0.70 м. Ширина дверного проема 1.50 м. Из двух тонких (0.06 м) плит в нем устроен порог высотой 0.16 м, к которому примыкает каменная ступень. Полом служит скала, которая была выравнена и смазана глиной.

В помещении наряду с обломками амфор найдены обломки лепных сосудов, в том числе с красным и бурым лощением (И/58—108, 109), светильник (И/58—111) (рис. 38, 7),глиняное колесико (может быть, от игрушечной терракотовой повозки) (И/58—113) (рис. 38, 2), 8 железных гвоздей, зооморфная ручка глиняного сарматского сосуда (И/58—100) (рис. 38,3).

По другую, северо-восточную сторону двора расположены помещения 7 и 8, из которых второе настолько разрушено, что план его восстановить невозможно.

Помещение 7 (3.10—3.25X3.60 м). Вход со стороны двора через дверной проем шириной 0.75 м (рис. 39). Наибольшая сохранившаяся высота стен 0.58 м. Пол вымощен плитами. По-видимому, помещение 7 сообщалось с соседним помещением 8. В разделявшей их стене, очевидно, был проем, но точно восстановить его невозможно из-за разрушенности этой стены. Никаких вещевых находок помещение не дало.

Возле помещения 7 на улице выявлены две ямы. Одна из них (юго-западная) имеет тщательно оформленную горловину, обрамленную круглой оградой из вертикально поставленных плиток. Возможно, что обе эти ямы принадлежали дому, рядом с которым они находятся.

124

Участок IV. Керамика, найденная в помещении 6.

Рис. 38. Участок IV. Керамика, найденная в помещении 6.

1 — светильник (И/58—111); 2 — глиняное колесо (от игрушечной повозки?) (И/58—113); 3 — зооморфная ручка сарматского сосуда (И/58—100).

Участок IV. Помещение 7. Вид с северо-востока.

Рис. 39. Участок IV. Помещение 7. Вид с северо-востока.

125

Помещение 8 (3.60—4.40X8—8.10 м) очень сильно разрушено. Северо-восточная стена (со стороны переулка) местами разобрана до основания. Почти совершенно уничтожена юго-западная стена. Однако уцелевший ее фрагмент на стыке со стеной, отделяющей помещение 8 от помещения 12, позволяет вполне уверенно определить границы помещения 8, как это и показано на плане. Помещение 8 имело, несомненно, хозяйственное назначение, что подтверждается наличием трех ям, вырубленных в материковой скале, служившей полом. Возможно, пол был вымощен, но от вымостки никаких следов не сохранилось. При хищнической выборке камня (вероятно, в сравнительно недавнее время) пол подвергся разрушению, при этом был даже сбит верхний слой скалы. Уцелели только ямы. Одна из них глубиной 0.60 м, другая — 0.68 м; третья яма, самая большая, была уничтожена вместе с полом. Глубина этой ямы 1.97 м, диаметр вверху 0.87 м, у дна — 1.55 м. Как была оформлена ее горловина, неизвестно. Дно подтесано, ровное. В засыпи ямы найдено много керамики, больше всего обломков крупных боспорских амфор III в. н. э. (И/59—17) и лепной посуды (И/59—26, 27). Встречены также обломки стеклянных (И/59<— 28) и глиняных краснолаковых (И/59—19, 23, 29) сосудов (рис. 40, 2), глиняная ткацкая пирамидальная подвеска, на одной стороне которой имеется знак X, исполненный вдавленными точками (И/59—30) (рис. 40, 2). Вместе с обломками керамики найдено каменное колесико неизвестного назначения (И/59—129).

Помещение 9 (3.30—3.75X5.80—6.25 м) примыкает к оборонительной стене. Это самое большое помещение дома (рис. 41). Вход в него со двора. Дверной проем (ширина 1.0 м), сохранившийся только в самой нижней своей части, тщательно облицован плитами. Сообщалось ли помещение 9 с помещением 8, сказать трудно, так как разделявшая их стена в большей своей части погибла. Стена, отделявшая помещение 9 от двора 10, сохранилась плохо. Возле дверного проема на протяжении 1 м она уцелела в высоту до 0.75 м, дальше (на протяжении еще 1 м) сохранился лишь нижний ряд кладки, а затем стена совсем исчезает, так как камни здесь полностью выбраны. Значительно лучше сохранилась стена, отделяющая помещение 9 от помещения 6. Правда, она несколько деформировалась (выпячена своей средней частью в сторону помещения 9), но высота ее возле оборонительной стены достигает 2.30 м. К северо-востоку она понижается до 0.73 м. В кладке стены наряду с бутом использованы отдельные, хорошо обработанные блоки.

Участок IV. Керамика из помещения 8.

Рис. 40. Участок IV. Керамика из помещения 8.

1 — краснолаковый сосуд (И/59—23);

2 — ткацкая подвеска (И/59—30).

Юго-западной стороной помещения является оборонительная стена. Основание ее образует скала, подтесанная с лицевой стороны. Высота этого скального основания 0.45 м. В пределах помещения от облицовки оборонительной стены уцелело до четырех рядов кладки, состоящей преимущественно из грубых глыб мшанкового известняка. Наружные стороны их обколоты довольно небрежно, промежутки между крупными камнями заполнены бутом. Сохранившаяся высота оборонительной стены (с облицовочной кладкой) 1.50—1.85 м.

Северо-западная сторона помещения состоит из, трех частей. Непосредственно возле оборонительной стены в помещение выходит своим юго-восточным торцом стена лестницы, ведшей на оборонительную стену (рис. 42). Стена эта, по которой с северо-запада шла лестница, пристроена впритык к оборонительной стене и является как бы ее утолщением шириной 1.20 м. Кладка лестничной стены состоит из очень тщательно отесанных блоков. В помещении 9 торцовая часть стены имеет высоту 1.80 м. Заподлицо с торцом лестничной стены пристроена стена (ее длина 4 м), отделяющая помещение 9 от соседнего помещения 11, принадлежавшего другому дому. Сохранившаяся высота стены от 1.20 до 2.07 м. Своим северо-восточным концом эта стена (в ней устроена ниша) смыкается с южным углом юго-восточной стены помещения 12, сложенным из крупных блоков известняка (сохранились два ряда кладки) и несколько выступающим (на 0.20 м) внутрь помещения. Стена с нишей сложена из бута на глине, но в той части, где она примыкает к лестничной стене, в кладку включены хорошо обработанные блоки. Упомянутая ниша находится на высоте 0.43 м от пола и обрам-

126

Участок IV. Помещение 9. Вид с северо-востока.

Рис. 41. Участок IV. Помещение 9. Вид с северо-востока.

Участок IV. Лестница на оборонительную стену. Вид с юго-востока, из помещения 9.

Рис. 42. Участок IV. Лестница на оборонительную стену. Вид с юго-востока, из помещения 9.

Участок IV. Помещение 9 (за городка в западном углу).

Рис. 43. Участок IV. Помещение 9 (за городка в западном углу).

127

лена тесаными камнями. Оригинальной особенностью ниши является наличие в ней полки, придающей нише характер своеобразного шкафчика с двумя отделениями — верхним и нижним. Полочка сделана из каменной плитки толщиной 0.05 м. Она оказалась разбитой, но отломанные куски находились в нише.

Пол в помещении 9 — глинобитный слой глины —лежит на материковой скале. Только в юго-западной части помещения пол выложен отдельными плитами. Южный угол помещения занимает сильно разрушенная печь обычного для илуратских домов типа. На расстоянии 0.75 м от печи к юго-восточной стене примыкает четырехугольное маленькое сооружение — загородка (0.45X0.47 м, высота 0.25—0.35 м), образованная четырьмя каменными плитками, поставленными на ребро и впущенными нижними своими концами в пол. Возможно, это был очажок, так как над ним стена сильно обожжена.

В противоположной стороне помещения находится длинный узкий закром (1.94X0.50 м, глубина 0.30 м), внешние стороны которого сложены из плит (рис. 41, 43). Каждая из плит, ограждающих закром с юго-восточной стороны, имеет у верхнего края по одному. сквозному отверстию диаметром 0.05—0.10 м. Северо-восточный конец закрома замыкал гранитный четырехугольный жернов (0.37X0.47 м, высота 0.12 м). По-видимому, он был использован в качестве строительного материала после того, как износился и стал непригодным для дальнейшего употребления. Интересно, что жернов сохранил следы ремонта: пробоина, образовавшаяся в дне контейнера, куда насыпали зерно, была замазана белым раствором. Тут же в закроме лежала разбитая на два куска нижняя гранитная плита мельницы с рифленой верхней поверхностью. Недалеко от описанной загородки возле стены лежала другая нижняя плита от такой же ручной рычажной мельницы.

Надо отметить вырубленную в материковой скале яму; она обнаружена при исследовании пола у самого входа в помещение. Несомненно, яма сооружена до постройки данного помещения, так как стена, заканчивающаяся притолокой входного проема, возведена над ямой, которая при постройке стены была, конечно, засыпана. Яма имела, очевидно, хозяйственное назначение. Она круглая, ее диаметр вверху 1.40 м (рис. 41). Расчистить яму можно было только частично, чтобы не разрушить находящихся над нею остатков стены. Яма оказалась заваленной камнями, а вверху — слоем глины в уровень с полом. На месте ямы лежало четырехугольное каменное корыто (длина 0.50 мг ширина 0.42 м, высота 0.45 м, внутренние размеры: 0.34X0.30 м, глубина 0.17 м).

Помещение 9, как и другие помещения домов, расположенных непосредственно возле оборонительной стены, было сплошь забито огромной массой камня; глубина завала достигала 3 м, постепенно уменьшаясь к северо-востоку. В завале преобладал бутовый камень, все же довольно много встречалось хорошо обработанных плит, а порой огромных блоков, принадлежавших, очевидно, облицовочной кладке оборонительной стены. Среди камней завала встречались и обломки различной керамики. Культурный слой в помещении залегал под завалом на полу, свидетельствуя прежде всего о пожаре, которым закончилось существование дома.

Из находок в завале отметим несколько обломков сероглиняных лощеных сосудов (И/59—8—10); краснолаковой керамики, лепной посуды — мисок, горшков, в том числе с орнаментированными венчиками (И/59—5). К группе лепных керамических изделий относится открытого типа продолговатый светильник (И/59—3) (рис. 44, 1). Упомянем обломки (нижнюю часть) стеклянного бальзамария (И/59—11) и глиняной подставки, применявшейся при обжиге сосудов в горне (И/59— 14) ,23 глиняную ткацкую подвеску пирамидальной формы (И/59—15), костяную иглу (И/59— 16). Особенно интересно донышко чернолакового сосуда эллинистического времени (И/59—13); как известно, в Илурате лишь изредка встречаются отдельные обломки доримской (IV— III в. до н. э.) керамики. За двадцать раскопочных сезонов таких обломков найдено всего около десятка. В этой связи следует отметить обнаруженную непосредственно на полу помещения 9 ручку синопской амфоры с очень хорошо сохранившимся астиномным клеймом (И/59-33).

Слой пожарища, перекрывавший весь пол помещения, заключал в себе очень много вещей, главным образом битой керамики. В частности, здесь обнаружены разбитые три большие боспорские амфоры — одна гладкостенная и две с желобчатыми туловами, покрытыми светлой обмазкой. Интересно, что ни одну из амфор не удалось собрать полностью из-за отсутствия многих обломков. Это подтверждают уже ранее сделанные наблюдения относительно илуратских жилых комплексов. После пожара (вероятно, в 60-х годах III в. н. э.) большинство заброшенных домов, несомненно, не раз обыскивалось в целях извлечения годных для употребления вещей, прежде всего имевших более или менее значительную материальную ценность. Такого рода поиски, которые, очевидно, вели жители уцелевших окрестных по-

23 Там же, с. 55, рис. 42.
128

Участок IV. Керамика из помещения 9.

Рис. 44. Участок IV. Керамика из помещения 9.

1 — лепной светильник (И/59—3); 2—4 — светильники на ножке (И/59); .5 — фрагмент терракотовой шкатулки (И/58—52).

Участок IV. Помещения 12 и 13 (на заднем плане). Справа видна лестница на оборонительную стену (вид с северо-востока).

Рис. 45. Участок IV. Помещения 12 и 13 (на заднем плане). Справа видна лестница на оборонительную стену (вид с северо-востока).

129

селений, приводили к нарушению слоя пожарища, к разбрасыванию обломков разбитой глиняной посуды и т. д. Последствия этого вполне отчетливо ощущаются при разборке культурного слоя (пожарища), покрывающего полы помещений. Несмотря на обилие керамических находок, далеко не всегда удается обнаружить все фрагменты, принадлежавшие тому или иному предмету.

Среди амфорных обломков в помещении 9 интересно дно амфоры не встречавшегося ранее типа (И/59—32). Обнаружены также куски пифосов, обломки простой красноглиняной посуды и краснолаковых сосудов II —III вв. Особенно многочисленна, как всегда, лепная посуда (горшки, миски). Один одноручный горшочек оказался почти целым. В другом разбитом лепном сосуде оказались остатки обуглившихся зерен ячменя.

Найдена серия светильников: 6 лепных на ножке разных размеров (рис. 44, 2—4), один краснолаковый и один красноглиняный. Любопытны обломки терракотовых шкатулок (рис. 44, 5). Кроме того, из слоя пожарища извлечены 19 пирамидальных ткацких подвесок, в том числе 6 совсем целых, глиняное пряслице, костяные иглы, астрагалы, заготовка из рога, обломок черепицы, точильные камни, каменные растиралки. Из железных вещей найдены гвозди, обломки нескольких ножей. Особняком стоит находка обломков двух каменных полированных топоров эпохи бронзы. Напомним, что в Илурате такого рода предметы довольно регулярно встречаются среди вещей I — III вв. н. э.

Переходим к рассмотрению другого дома, в состав которого входят помещения 11, 12, 13. Вероятно, к этому же дому относилось еще несколько помещений, находящихся на нераскопанной части городища. Поэтому было бы преждевременно сейчас реконструировать план дома в целом. Даем описание лишь того, что уже открыто.

Рис. 46. Участок IV. Ступени лестницы на оборонительную стену.

Рис. 46. Участок IV. Ступени лестницы на оборонительную стену.

Прежде всего остановимся на высшей степени интересном сооружении, которое открыто в пределах рассматриваемого дома и связано с оборонительной оградой. Этого сооружения мы уже касались, когда говорили о помещении 9. Имеем в виду пристроенную к оборонительной ограде стену с лестницей для входа на верх оборонительной ограды. Юго-восточная торцовая часть этой лестничной стены выходит в помещение 9. Лестничная стена на всем протяжении находится в пределах помещений 11 и 13, причем в помещении 13 сохранились первые ступени самой лестницы (рис. 45). Следовательно, вход на лестницу начинался в помещении 13. Вместе с тем очевидно, что помещения 11 и 13 примыкают не просто к фасаду оборонительной ограды, а к лестничной стене. Длина этого сооружения от нижней ступени лестницы и до юго-восточного торца стены 10.95 м, ширина 1.20 м. Лестничная стена, пристроенная вплотную к тыльной стороне оборонительной ограды, облицована тщательно обработанными квадрами, сложенными насухо. Внутреннее заполнение стены состоит из бута и глины. Сохранившаяся ее высота 1.25—1.83 м. Уцелело семь ступеней лестницы (рис. 46), из них шесть образованы кладкой лестничной стены и по своей длине соответствуют толщине лестничной стены; ширина каждой ступени (проступь) 0.25—0.28 м, высота 0.20—0.30 м. Нижняя же ступень, т. е. первая, состоящая из двух плит, несколько выступает за линию лестничной стены (длина ступени 1.60 м, ширина 0.45 м, высота 0.20 м).

Лестничная стена и часть сохранившихся ступеней позволяют высчитать приблизительно

130

высоту оборонительной ограды. Если допустить, что на самом верху была площадка для перехода на крепостную ограду длиной 1.50 м и что в средней части лестницы была промежуточная площадка примерно таких же размеров, то останется приблизительно 8 м лестничной стены, на протяжении которых располагались ступени. Учитывая их ширину (в среднем 0.25 м), придется предположить около 30 ступеней, сгруппированных, вероятнее всего, в два марша. Поскольку средняя высота ступени 0.25 м, то получится, что высота оборонительной ограды равнялась приблизительно 7.50 м.

Обратимся теперь к помещениям дома, пристроенного к лестничной стене. Своим северо-восточным фасадом дом выходит в переулок, откуда, несомненно, был вход, но, где именно он находился, пока не выяснено. Можно лишь предполагать, что двором служило помещение 13, откуда имеются входы в прилегающие помещения 11 и 12.

Помещение 11 (2.40X3.95 м). В стене, отделяющей помещение от двора 13, сохранилась нижняя часть дверного проема шириной 0.90 м. Пол в помещении состоит из плотно утрамбованного слоя глины, покрывающего материковую скалу. На полу лежало большое количество разбитой керамики. Преобладали обломки боспорских больших амфор; судя по горлам и днищам, здесь находилось не менее шести таких амфор. Обломки их были беспорядочно разбросаны и перемешаны, причем и в данном случае ни одна из амфор не могла быть собрана полностью Многочисленны и обломки лепных сосудов. Краснолаковая керамика представлена всего лишь несколькими обломками (И/59— 89). Среди керамических обломков оказался и фрагментированный красноглиняный светильник (И/59—90). В помещении обнаружено также несколько обломков черепицы (керамиды). Надо упомянуть и находку, выходящую далеко за хронологические рамки всей массы вещевого материала, — обломок каменного топора эпохи бронзы (И/59—91).

Помещение 12 (5—5.25X9—9.30 м). В юго-западной стене помещения хорошо сохранился дверной проем шириной 1.42 м. Косяки сложены из отесанных плит, причем северо-западный косяк (в пределах сохранившейся его части) состоит из большой, поставленной вертикально плиты (высота 1.16 м, ширина 0.80 м, толщина 0.20—0.26 м) и положенного на нее квадра, который своей тыльной стороной впущен в кладку стены. Проход через проем имеет две ступени, так как пол в помещении 12 расположен на 0.35 м ниже уровня пола во дворе 13. Верхняя ступень состоит из большой плиты (длина 1.30 м, ширина 0.60 м, высота 0.25 м); посредине с передней стороны в нее вставлен кусок другой плиты (вроде заплаты).

Юго-западная часть помещения имеет тщательно вымощенный плитами пол (рис. 47). Однако вымостка эта сохранилась не вся, частично она выбрана. В северо-западной половине пол вымощен хуже. Плиты здесь уложены не так ровно, иногда они только заполняет промежутки между выступающими участками скалы. Сверху пол был выровнен глиной.

В западном углу находится печь, ничем не отличающаяся по своему устройству от многочисленных открытых ранее илуратских печей. Внешний корпус ее сложен из каменных плиток, поставленных на ребро. В плитовом корпусе спереди (т. е. с северо-восточной стороны) имеется проем шириной 0.45 м — это устье, через которое в печь закладывали топливо. Размеры печи: длина 1.60 м, ширина 1.10 м, высота около 0.30 м. Так как илуратские домашние печи после их открытия быстро разрушаются, было решено воздержаться от внутренней расчистки данной печи, чтобы обеспечить ее сохранность.

В южном углу устроена загородка (длиной 1.24 м), состоящая из двух вертикально поставленных плит, расположенных параллельно юго-западной стене помещения, на расстоянии 0.70 м от нее (рис. 47). Примыкающая к юго-восточной стене помещения первая плита (ее высота 0.60 м) имеет вверху сквозное отверстие. Вблизи дверного проема, перпендикулярно юго-западной стене примыкает другая, большая массивная плита (высота 1.20 м, ширина 0.95 м, толщина 0.15 м). Она завершается грубообколотым и обращенным кверху выступом. У верхнего переднего угла сделано сквозное отверстие. Возможно, что загородка, состоящая теперь из двух плит, раньше доходила до большой плиты, которая могла замыкать загородку с ее торцовой северо-западной стороны.

Близ северо-восточной стены в полу имеется правильной круглой формы яма, вырубленная в материковой скале. Глубина ямы 1 м, верхний диаметр 1.05 м, диаметр дна 0.40 м. В яме оказалось довольно много битой керамики: обломки пифосов (И/59—92), простых амфор, фрагментированная краснолаковая тарелочка (И/59—93), обломки леппых сосудов, лепной светильник (И/59—94), обломок дна стеклянного сосуда, обломок плоской черепицы, кости животных.

Пол помещения покрыт толстым слоем золы. В этом зольном слое и под ним, т. е. непосредственно на полу, обнаружено довольно много обломков керамики обычного для илуратских домов ассортимента. Прежде всего это обломки боспорских крупных амфор — с гладкими и желобчатыми стенками, лепные

131

Участок IV. Помещение 12 (южная часть).

Рис. 47. Участок IV. Помещение 12 (южная часть).

Участок IV. Помещения 13 н 11 (на заднем плане). Вид с северо-запада.

Рис. 48. Участок IV. Помещения 13 н 11 (на заднем плане). Вид с северо-запада.

132

Участок IV. Проход с улицы в помещение 13. Вид с юго-запада.

Рис. 49. Участок IV. Проход с улицы в помещение 13. Вид с юго-запада.

сосуды, в том числе целый горшочек (И/59— 83а), фрагментированная чашечка (И/59—84), обломки горшка с биконическим туловом (И/59—99), светильник на ножке (И/59—85). В небольшом количестве представлена краснолаковая керамика — обломки чашек (И/59—83) и тарелок, обломок блюда (И/59—82). Неизменной принадлежностью домашнего инвентаря являются пирамидальные ткацкие подвески. Две такие подвески найдены и в помещении 12 (И/59-86).

Помещение (двор) 13 (4.05X8.30 м). Пол тщательно вымощен разномерными плитами. К юго-восточной стене, у входа в помещение 11, пристроена загородка (0.90X1.35 м), состоящая, как всегда, из поставленных на ребро плит (рис. 48). Юго-западную стену загородки образует одна большая, хорошо отесанная плита (длина 0.84 м, высота 0.63 м, толщина 0.10 м), со сквозным отверстием в верхнем (северо-западном) углу. Северо-западная стенка загородки (высота ее 0.43—0.56 м) состоит из двух плит, причем одна из них сверху сильно оббита. От северо-восточной стены уцелела только нижняя часть плиты высотой 0.20 м. Она не доходит до стены, вернее, до косяка дверного проема, на 0.32 м.

В непосредственной близости от стены с лестницей, ведущей на оборонительную ограду, находятся три расположенные в ряд большие ямы-зернохранилища (рис. 26 и 48). Все они вырублены в материковой скале, а их горловины обрамлены оградками из вертикально поставленных каменных плит и снабжены круглыми каменными крышками. Очень хорошо сохранились горловины крайней юго-восточной ямы (Ι) и средней ямы (II) ; у северо-западной ямы (III) часть горловины разрушена; оградка, окружающая горловину, также повреждена.

Яма I. Глубина 2.20 м, диаметр горловины 0.50—0.57 м, диаметр дна 1.85 м, диаметр оградки (из 11 плиток) 1.10 м, высота 0.35— 0.39 м, диаметр крышки 0.65—0.70 м, толщина ее 0.07 м.

Яма II. Глубина 2.0 м, диаметр горловины 0.53 м, диаметр дна 2.20 м, диаметр оградки (из 11 плиток) 0.92 м, высота ее 0.20-0.30 м, диаметр крышки 0.60—0.65 м, толщина ее 0.07 м.

Яма III. Глубина 2.06 м, диаметр горловины 0.41 м, диаметр оградки (она, по-видимому, состояла из 12 плиток) 0.90 м, высота ее 0.30—0.35 м, диаметр крышки 0.76 м, толщина ее 0.07 м.

Ямы II и III оказались совершенно пустыми, в яме I на дне обнаружено некоторое количество обломков лепных сосудов, фрагментированный лепной горшок (И/59—101), обломки стенок боспорских амфор, кости животных.

На полу в помещении 13 найдено значительное количество обломков амфор III в., главным образом боспорских, кроме того — малоазийских узкогорлых. Довольно много оказалось также обломков лепной посуды, в том числе часть горшка с прямоугольной в сечении ручкой (И/59—102).

С северо-западной стороны помещение 13 ограничено стеной помещения 16, а своим юго-западным концом стена примыкает к фасаду оборонительной ограды, причем расположена она очень близко от лестницы. Сохранившаяся высота стены 0.50—0.70 м (два-четыре ряда кладки).

В комплекс дома входит и мощеный коридорообразный проход 14, который вел из переулка во двор 13 (рис. 49). Ширина прохода 14 1.50—1.60 м, длина 5.95 м. С открытием прохода 14 выявился наружный фасад северо-за-

133

Участок IV. Кладка тыльной стороны оборонительной стены. Вид из помещения 15.

Рис. 50. Участок IV. Кладка тыльной стороны оборонительной стены. Вид из помещения 15.

Участок IV. Днор 15 (на переднем плане), помещение 17 (слева, на заднем^плане), помещение 16 (справа) и проход 18. Вид с юго-запада.

Рис. 51. Участок IV. Днор 15 (на переднем плане), помещение 17 (слева, на заднем^плане), помещение 16 (справа) и проход 18. Вид с юго-запада.

134

Участок IV. Помещение 16. Вид с юго-запада.

Рис. 52. Участок IV. Помещение 16. Вид с юго-запада.

Участок IV. Помещение 16 (печь у северо-западной стены его).

Рис. 53. Участок IV. Помещение 16 (печь у северо-западной стены его).

135

падной стены помещения 12. Сохранившаяся высота этой стены 0.90—1.65 м.

По другую сторону прохода находится следующий дом. Ему принадлежит частично раскопанный большой двор 15, помещение 16 (раскрыто полностью) и помещение 17 (раскопана только юго-восточная его часть). Со стороны улицы в дом, вернее, в его двор, ведет проход 18. Стены помещения 16 пристроены впритык к оборонительной стене. Она же ограничивает с юго-запада двор 15, но он тут основательно разобран. Нетрудно отгадать, почему именно эта часть облицовки оборонительной стены привлекла к себе особое внимание добывателей камня. Облицовочная кладка от-лотается здесь особенно высоким качеством строительного материала. Кладка состоит из хорошо обработанных правильных плит, причем многие плиты отделаны в руст (рис. 50). Сохранилось от одного до четырех рядов кладки, ' наибольшая высота уцелевшей ее части 1.30 м. В помещении 16 стена сохранилась больше — до 2 м. Но там кладка не столь тщательная, наряду с тесаными плитами в нее включены нерегулярные камни и даже бут.

Участок IV. Хозяйственная яма во дворе 15.

Рис. 54. Участок IV. Хозяйственная яма во дворе 15.

Участок IV. Мраморная женская голова, найденная в каменном завале.

Рис. 55. Участок IV. Мраморная женская голова, найденная в каменном завале.

Следует отметить, что это первый случай, когда в Илурате обнаружена (в пределах двора 15) такая хорошая кладка облицовки оборонительной стены. Особенно примечательно наличие в ней плит с рустами. Естественно предположить, что эти плиты использованы вторично, т. е. добыты из какого-то более раннего сооружения, разобранного в целях получения строительного камня. Но где оно находилось? Может быть, на месте Илурата? Не исключено, что дальнейшие раскопки дадут ответ и на этот вопрос.

Вход во двор 15 вел из коридора 18 (рис. 51). Как и двор, он вымощен плитками известняка. Длина коридора 5.40 м, ширина 1.40 м. Из двора имеется вход в помещение 16, являвшееся, вероятно, главным помещением в данном доме. Одна сторона дверного проема, образованная массивной, тщательно отесанной плитой, сохранилась, другая уничтожена. Сохранившиеся три ступеньки — спуск в помещение 16 — позволяют установить ширину дверного проема— 1.12 м. Рядом со ступеньками на полу помещения лежит поврежденная каменная ступа; дно у нее отбито. Уровень пола в помещении на 0.70 м ниже вымостки двора 15.

Помещение 16 — большое (5.25X11.50 м) (рис. 52). Полом его служит скала (материк), искусственно выравненная и смазанная сверху глиной. Местами в глиняное покрытие впущены известняковые плитки. Сплошная вымостка сделана только в юго-западной части помещения. Она тут покрывает пол во всю ширину помещения; в длину вымостка достигает 2.60 м.

В средней части помещения, в полу, имеется круглое отверстие — горловина ямы, вырубленной в материковой скале и служившей, очевидно, для хранения провианта. Диаметр отверстия 0.60 м, глубина ямы 2.70 м, дна-

136

метр на уровне дна 2.70 м. Яма закрывалась круглой каменной крышкой.

В яме найдено довольно много обломков керамики — желобчатые стенки амфор, зооморфная ручка сероглиняного сосуда (И/60—

20), обломки лепной миски с налепными ручками в виде дужек (И/60—22), обломки стеклянного бокала (И/60—23).

К северо-западной стене, на расстоянии 1.80 м от входа, пристроена печь обычного для илуратских домов типа (рис. 53). Размеры ее: 1.50X1.65 м, высота 0.65 м. Корпус печи сложен из плит и обмазан глиной с примесью самана. Внутри топки стоят два каменных столбика высотой 0.40—0.42 м. Кроме того, с северо-восточной стороны к центру топки направлен выступ, поддерживавший (вместе со столбиками) плоское глиняное покрытие топки, в котором было отверстие для выхода дыма. Устье топки (шириной 0.40 м) сохранилось достаточно хорошо. Внутри топки обнаружены куски верхней глиняной плиты толщиной 5 см. При расчистке печи встречено несколько обломков керамики, в том числе обломки краснолаковых сосудов (И/60—24).

В южном углу печи сохранились остатки полуразрушенного очажка обычной П-образной формы.

Против входа к юго-восточной стене примыкает хозяйственная загородка, образованная девятью отвесно поставленными плитами. Одна из них, стоящая с юго-западной стороны, значительно больше других; ее высота 1.10 м, ширина 0.96 м, толщина 0.15 м. В плите сдельно вверху сквозное отверстие. Высота остальных плит 0.40—0.88 м. Между самой большой плитой и стенкой помещения оставлен открытый промежуток шириной 0.70 м, который является как бы входом в огороженное плитами пространство. Внутри загородки найден обломок черепицы, часть узкогорлой амфоры и кусок стенки амфоры с граффити (И/60—9).

Загородка полукруглой формы, высотой около 0.30 м, сложенная из слабообработанных камней, имеется в восточном углу помещения (рис. 52). К юго-восточной стене приставлены две плиты, расположенные одна от другой на расстоянии 1.90 м.

На полу помещения 16 найдено большое количество керамики — разбитые амфоры, краснолаковые и лепные сосуды; все это в сильно измельченном виде, так как помещение было забито громадным завалом камней, падавших сюда при разрушении оборонительной стены. В северо-восточной части помещения обнаружен разбитый пифос. Еще в древности он был починен, сохранились свинцовые скрепы. В общем керамический материал совершенно такой же, какой обычно встречается в илуратских домах. Отметим найденную на полу в помещении 16 южнопонтийскую узкогорлую амфору, которую удалось восстановить из многочисленных обломков.

Раскопки второго помещения дома —17 — остались незаконченными. Еще не весь раскрыт и двор 15. Он тщательно вымощен. Во дворе открыта круглая в плане хозяйственная яма, находящаяся на расстоянии 0.60 м от оборонительной стены (рис. 54). Горловина ямы четырехугольная (0.80X0.90 м, глубина 0.65 м). Яма расширяется книзу; глубина ее 2.60 м, диаметр у дна 1.50 м. Яма вырублена в скале, имеющей трещины, заделанные камнями и замазанные глиной.

Первоочередными задачами раскопок в Илурате являются завершение исследования комплекса помещений 15—18 и окончание раскрытия юго-западной оборонительной стены.

Дома, примыкающие к юго-западной оборонительной стене, в общем соответствуют обычной для Илурата планировке жилых усадеб. Однако каждый вновь открываемый дом вносит некоторые новые штрихи. Так, например, только в помещении 9 оказалась оригинальная ниша, выполнявшая функции стенного шкафа. Ни в одном доме, раскопанном в предшествующие годы, подобной ниши не было выявлено. Интересно и помещение 13 с его внушительным подземным амбаром в виде трех расположенных рядом, очень вместительных зерновых ям, снабженных хорошо обработанными горловинами.

Из вещевых находок особенно ценна мраморная женская головка, найденная в завале (И/59—100) (рис. 55). Очевидно, в домах состоятельных жителей Илурата были и довольно дорогие предметы художественного ремесла, например мраморные статуэтки.

В высшей степеии интересным представляется открытие монументальной лестницы, ведшей на оборонительные стены. Такого рода сооружение, связанное с фортификацией, в Илурате открыто впервые. Оно позволяет, как это показано выше, вычислить более пли менее точно высоту илуратских оборонительных стен.

Таким образом, в результате трех полевых кампаний (1958—1960 гг.) удалось раскрыть большую часть юго-западной оборонительной стены и прилегающих к ней кварталов. Однако огромная толща каменных завалов, которую пришлось разбирать, создавала исключительно трудные условия и очень замедляла раскопки. Из-за этого нам не удалось осуществить намеченный план — дойти до западного конца стены, где, очевидно, стояла угловая башня (V), хотя до нее осталось пройти совсем небольшое расстояние.

Подготовлено по изданию:

Гайдукевич В.Ф.
Боспорские города (Уступчатые склепы. Эллинистическая усадьба. Илурат). — Л.: "Наука", 1981.
© Издательство «Наука», 1981 г.



Rambler's Top100