Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
151

Глава V

«АХЕЙСКИЕ» КНИГИ «ИЛИАДЫ»

1. Выделение «ахейских» книг. Как и следовало ожидать, группировка книг «Илиады» по формальным (лексикологическим) особенностям оказалась значимой и с точки зрения содержания эпоса. Иными словами, распределение текстов по их лексике коррелирует с рапределением по содержанию. В предшествующей главе это совпадение продемонстрировано на материалах «данайской» группы книг. Теперь рассмотрим с этой точки зрения книги «ахейские». Выделение «ахейских» книг предполагает в значительной мере анализ тех же таблиц, что и выделение «данайских». Все таблицы эти показывают поляризацию характеристик, разведшую некоторые книги на разные концы шкалы: в один конец — «данайские», в другой — «ахейские» (табл. 17, 19, 22, 30), а в одном случае поляризация противопоставляет «ахейские» книги не «данайским», а «аргивским» (табл. 25). Рассмотрим еще раз эти таблицы, теперь уже для выделения именно «ахейских» книг. Выделение «ахейских» книг, предпринятое первоначально по распределению этнонимов (табл. 15), подтверждается корреляцией этнонимов с топонимами. Списки книг, упорядоченные по изменению индексов отношений между синонимами, отдельно по этнонимам и отдельно по топонимам (табл. 17), показывают это очень четко.
«Ахейские» книги сосредоточиваются преимущественно в конце, противоположном от «данайских». Список индексов для топонимов группирует в этом конце 5 книг (XXIV, XXII, XX, III и I) из 11 «ахейских», в том числе 2 из 3 «сугубо-ахейских» (XXII, XX). У всех этих книг очень близкие значения индекса γ — от 0,4 до 1,5; это значит, что частотности обоих топонимов примерно равны (частотность «Илиона» не более, чем вдвое, меньше и не более, чем в полтора раза, больше частотности «Трои»), в то время как у других книг частотность топонима «Илион» в несколько раз (в 2-7) превышает частотность топонима «Троя». Шесть «ахейских книг» (в том числе одна книга VI, лишь частично входящая в эту группу) хоть и находятся в той же

152

половине списка, что и «данайские», но не у конца списка, а ближе к середине (индекс γ - от 2 до 4).
В списке по этнонимам, конечно, все 11 книг — в «ахейском» конце (по определению: ведь сюда и отнесены все книга со значительным преобладанием этнонима «ахейцы» над двумя другими). Показатель «ахейского участия» (индекс а) у них от 3 до 17 (у других книг — от 0,95 до 2,2).
Полученные результаты коррелируют и с распределением синонимичных предлогов, πρός, προτί и ποτί. Списки, упорядоченные по возрастанию индекса отношения синонимов (табл. 19), показывают «ахейские» книга сосредоточенными в конце, противоположном от «данайских». В списке индексов неполного (или чистого) отношения (табл. 19, колонка А) 5 «ахейских» книг, располагаясь подряд, занимают самый конец, а 4 книга — середину, перемежаясь с «аргивскими», и 1 — в расположении «данайских» книг, но не у самого конца. В списке индексов полного (или составного) отношения (табл. 19, колонка Б) 7 «ахейских» книг расположены в свободной от «данайских» половине списка, а в «данайской» половине остаются только 3, и то у середины. И только 1 «ахейская» книга в обоих списках оказалась на противоположном краю, в самом конце, впереди «данайских» книг — это книга VI, как уже было установлено, наполовину «данайская».
Если мы возьмем список книг, упорядоченный по соотношению частиц αυτάρ и άτάρ (индекс τ), то и здесь корреляция с этнонимами, хотя и не столь отчетливая, налицо (табл. 22): 6 «умеренно-ахейских» книг расположены в половине списка, противоположной «данайскому» концу, а 2 «умеренно-ахейские» (среди них «полуданайская» VI) и все 3 «сугубо-ахейских» — на «данайской» половине, хотя и не в самом конце. Примечательно кучное расположение всех «сугубо-ахейских» книг.
Наконец, и по соотношению имен богини Афины — краткого и длинного (индекс Θ) - «ахейские» книги группируются кучно, хотя и противопоставляются на сей раз не «данайским», а «аргивским» (табл. 25). «Аргивские» книги сосредоточены преимущественно в одном конце списка, а «ахейские» — в другом, причем в самом конце сомкнуто стоят 3 «сугубо-ахейские» книга, а в середине (вперемежку с несколькими «аргивскими») — 7 «ахейских» и последней — IV, «полуданайская-полуахейская». Это очень явственная корреляция с этнонимами, и иной причины, кроме обособленного происхождения текстов, распределившихся по этим группам книг, усмотреть невозможно.

153

Таким образом, выделение «ахейской» группы книг, согласованно выступающее в пяти независимых друг от друга параметрах, можно считать доказанным на формальных основаниях.
Формальные характеристики «ахейских» книг по рассмотренным данным можно суммировать как: 1) более отчетливое проступание северо- и среднегреческой материковой формы предлога (ποτί) по сравнению с преобладающими ионийской и северно-малоазийской формами, 2) значительное преобладание ионийской частицы αυτάρ над дорийской άτάρ, 3) предпочтение краткого варианта имени Афины, т.е. слабое насыщение текста длинным вариантом, эквивалентным понятию «афинянка». Первая из этих характеристик, указывающая на среднюю и северную части греческого материка, перекликается, как я уже отмечал, с тем фактом, что гомеровский термин «Ахеида» связан по происхождению с областью Средней и Северной Греции. Удивляет противоречивое сочетание характеристик: с одной стороны, север и средняя полоса греческого материка, отсутствие именования богини «афинянкой», с другой — ионийский ареал. Такое противоречие не позволяет очертить какой-либо определенный район формирования книг и говорит либо о сложной истории их формирования этих книг (о странствованиях сюжета), либо, скорее всего, о сложности состава этой группы книг и о необходимости дальнейшего расчленения.
Эта идея находит подтверждение в анализе содержания.
2. Содержание и проблема членения «ахейской» группы. Уже было замечено, что по содержанию, так сказать, заднего плана «ахейские» книга резко отличаются от«данайских». В «данайских» часто привлекались мимоходом отрывки из мифа о Геракле — для сравнений, напоминания о прецедентах и т.п., авторы же «ахейских» книг прибегали к этому чрезвычайно редко: в пяти с половиной «данайских» книгах не менее 11 отрывков, тогда как в десяти с половиной «ахейских» книгах — только 3 (табл. 29). Превышение насыщенности «данайских» книг над насыщенностью «ахейских» семикратное. Это значит, что все тексты «ахейских» книг формировались вдали от Арголиды.
Еще одно отличие «ахейских» книг от «данайских» по содержанию не первого плана — иные способы изложения подвигов героя: в «данайских» книгах это его аристии (сражения со многими противниками), в «ахейских» — мономахии (поединки). Все «данайские» книга содержат по одной аристии, хотя в одном случае есть и поединок, а из 10-11 «ахейских» книг в 5 есть мономахии и ни в одной нет аристии (табл. 30). По этому признаку судя, либо авторы песен,

154

составивших «ахейские» книги, не дожили до введения фаланги (а оно во многих районах греческого мира произошло в начале VII в.), либо «ахейские» песни формировались в тех районах или в той среде, где культивировались старый комплекс вооружения и старые формы боя (как, например, реальный поединок Фринона с Питтаком в Троаде в конце VII в. у Геродота).
По основному же содержанию, т.е. по развитию сюжета, проходящему на первом плане, «ахейская» группа книг тоже противостоит «данайской», но при этом не столь однородна, как «данайская». Раскол в ней образуется тем, что в одних ее книгах непосредственно участвует главный герой, Ахилл, в других — нет. В нее входят 6 из 10 книг с непосредственным участием Ахилла, т.е. книг, относящихся в широком смысле к Menis — сюжету «о Гневе». Это книги I, XVIII, XX-ХХII и XXIV. Из Menis за пределами группы остаются только «Посольство» (с его предложением даров), «Отречение от гнева» (с приемом даров), «Патроклия» и «Похороны Патрокла», т.е. книги, большей частью не связанные необходимо с самим стержнем сюжета о гневе Ахилла — наложенные на него и, по доводам многих аналитиков (К.Кайзер, Э.Г.Мейер, М.Валетон, У.Виламовиц, Э.Шварц; о IX книге также Дж.Грот, С.А.Набер, У.Лиф, Э.Бете, В.Беренс и др.), добавленные позже1. Только книга XIX по своей сути («Отречение от гнева») и, возможно, в своем первоначальном варианте2 может претендовать на органическую причастность к сюжету о Гневе, хоть прием даров принадлежит к осложнениям сюжета и связан с книгой IX.
Из 6 книг с Ахиллом, входящих в «ахейскую» группу, половина приходится на «сугубо-ахейские» (книги XVIII, XX, XXII), охватывая их все, а вторая половина состоит из «умеренно-ахейских». Эти 6 книг (3 «сугубо-ахейские» и 3 «умеренно-ахейские») будем отличать как «ахейскую Ахиллеиду», или «ахилло-ахейскую» группу. Оставшиеся 5 «умеренно-ахейских» книг (II—IV, VI-VII) ввиду отсутствия у них общей

1 K.L.Kayser. НА. S.9, 12-13, 55-57; E.H.Meyer. IMA. S.98-133, 381-382; 98-133, 381-382; Idem. HI. S.68-84, 139-140; M.Valeton. De Iliadis fontibus et compositione. Leiden, 1915; U.Wilamowitz. IH. S.64-67, 116-181, 512-515; E.Schwartz. Zur Entstehung der Ilias. Strassburg, 1918; о книге IX: G.Grote. History of Greece. Vol.II. 2d ed. London, 1849. P.245-246: S.A.Naber. QH. P.167-170; W.Leaf. TL Vol.I. P.370-371. Vol.II. P.153-156, 317-318, 467-470; E.Be.the. HDS. Bd. I. S.70-80,104-116, 349; W.A.Baerens. Zur Entstehung der Ilias // Philologus. Bd. 76. 1920. S.9-10; e.a.
2 S.Eitrem. Zur Ilias-Analyse. Die Aussöhnung (Videnskabs selskabets Skrifter. II. Historisk-filologisk Klasse. 1901. № 2). Christiania, 1901.
155

сюжетной линии будем рассматривать как «сборно-ахейскую» группу. Итак, вместо чисто формального деления «ахейской» группы на «сугубо-ахейские» книги и «умеренно-ахейские» мы получаем деление на «ахилло-ахейские» и «сборно-ахейские». Граница сдвинулась и теперь рассекает пополам группу «умеренно-ахейских» книг.
Этот сдвиг границы внутри «ахейской» группы, на первый взгляд, держится только на раскладке содержания, но, приглядевшись (табл. 32), можно заметить и формальное подтверждение статистикой по некоторым параметрам: «сборно-ахейская» группа выделяется наибольшей в поэме густотой встречаемости термина «ахейцы»: 51-70 на тысячу стихов (за исключением «полу-данайской» VI) против 11-27 в прочих «ахейских» книгах (за исключением I). Она отличается от других «ахейских» книг также большей густотой встречаемости этнонима «аргивяне»: 10,5-12,5 на тысячу стихов против 1,6-6,7 (исключение опять VI книга). Возможно, разделение «ахейской» группы подкрепляется и распределением отрывков из мифа о Геракле: все три достоверных отрывка падают на «ахилло-ахейские» книги, а в «сборно-ахейских» книгах нет достоверных отрывков такого рода (см. табл. 29), но числа слишком малы для уверенного утверждения.
Прежде, чем привести более сильное формальное основание выделения, остановимся на содержательной стороне вопроса. Рассмотрим с этой точки зрения оба блока книг — «ахилло-ахейские» и «сборно-ахейские».
Книги, которые здесь выделены под именем «ахилло-ахейских», не совсем совпадают с Menis. Формально они, если не считать книга I, образуют вторую половину Menis, по смыслу же они большей частью принадлежат в ней к осложняющим эпизодам, а не к основному стержню сюжета. Ведь коренной смысл сюжета о Гневе фиксируется книгами I («Ссора вождей», «Гнев Ахилла») и XIX («Примирение», «Отречение Ахилла от гнева»). С первой неразрывно связан выход Ахилла из боев и, как следствие, опасные поражения ахейцев, со второй — победы их благодаря возвращению Ахилла. Но каковы эти поражения и в чем победы, а также как удалось вернуть Ахилла к боям, — самой сутью сюжета не предопределено. Конкретизация в принципе могла быть различной и, судя по смешению мотивов (то ли дары, то ли месть за Патрокла) и сбивчивости, была различной3. Если книгу XXII («Убийство Гектора») еще можно счесть за первичную конкретизацию ахейских побед, то книга XVIII, XX-XXI и XXIV явно относятся к осложнениям сюжета.

3 Ibid.
156

В аналитических работах об «Илиаде» нередко выделялась внутри нее серия книг, именуемая критиками «Ахиллеидой». Но выделяемая одними исследователями «Ахиллеида» не совпадала с «Ахиллеидой», выделяемой другими.
Классической стала широкая «Ахиллеида», представленная в наиболее известном варианте у Дж.Грота (книги I, VIII, XI-XXII) — такой отбор повторен с небольшими изменениями у многих критиков. Менее известный ее вариант — у Э.Г.Мейера (книги I, XI, куски XV-XXII).
Другая, узкая, «Ахиллеида» была выделена еще до Грота. У Х.Г.Гейне это книги XVIII-XIX, а К.Л.Кайзера — книги XVIII-XXIV. Потом ее поддерживали ЙЛа Рош (у него это книга XXII-XXIV), У.Виламовиц (охватывает книги XVIII-XXIII, но хорошо сохранилась только в ХХИ-ХХШ). Эта «Ахиллеида» занимает лишь последнюю часть, концовку «Ахиллеиды» Грота-Мейера.
Широкая «Ахиллеида» Грота-Мейера развивает сюжет о гневе Ахилла. Это Менида, Menis. Более узкая «Ахиллеида» Гейне-Кайзера-Виламовица по происхождению не была связана с сюжетом о ссоре вождей и гневе Ахилла. Виламовиц мыслил ее как большую вставку из более раннего эпоса об Ахилле под Троей 4.
Блок книг, который выделен здесь под названием «ахилло-ахейских», ближе к узкой «Ахиллеиде» Гейне-Кайзера-Виламовица. Из широкой «Ахиллеиды» Грота-Мейера здесь остается только книга I, остальные ее книга — вообще не «ахейские».
Книга, которые здесь выделены под именем «сборно-ахейских», — это те, что издавна изымались аналитиками из первоначальной «Илиады» ввиду отступления от главной сюжетной линии: в них забыто и не выполняется обещание Зевса Фетиде отомстить за обиду Ахилла и послать поражение ахейцам (В.Дюнцер, Дж.Грот, РДжебб, В.Христ, К.Брандт, Б.Низе, В.А.Беренс, Э.Шварц)5. У одних исследователей эти песни, соединенные вместе, принимались за остатки самостоятельной поэмы, у других (и притом немногих) они расматривались как куски

4 U.Wilamowitz. IH. S.68-115, 513.
5 H.Düntzer. Homer und der epische Kyklos. Köln, 1839. S.59-61; Idem. Das dritte bis siebente Buch der Ilias als selbständiges Gedicht // HA. S.234-302; G.Grote. Op. cit. P.267-268; L.Friedländer. HKWG. S.62-68; W.Christ. Homeri Iiiada carmina... Voll. Lipsiae, 1884. P.81-83; K.Brandt. Zur Geschichte und Composition der Ilias // Neue Jahrbücher für classische Philologie. Bd. 133. 1886. S.522; Р.Джебб. Гомер: Пер. с англ. СПб., 1892 (1-е изд. — 1887). С.186; В. Niese. ЕНР. S.70-79; W.A.Baerens. Op. cit. S.24-28: E.Schwartz. Op. cit.
157

разных эпических сказаний. Некоторые полагали, что это остатки старого эпоса, использованные при расширении «Илиады», другие — что это новые тексты, специально сочиненные для нее. Почти во всех случаях в состав группы включалась и книга V, здесь от нее четко (по формальным и содержательным основаниям) отделенная.
В этой группе много эпизодов, явно перемещенных в «Илиаду» (где речь идет только о десятом годе Троянской войны) из сказания о начале войны: «Каталог кораблей» (отплытие из Авлиды), «Обзор со стеньг», «Смотр войск». В группе лишь два эпизода схожи — поединки Париса с Менелаем (книга III) и Гектора с Аяксом (книга VII). Но они взаимоисключаются: если война решалась поединком и если клятвы (подчиниться исходу поединка) нарушены, то новый аналогичный поединок в этом сюжете неуместен, нелогичен, невозможен6. Он мог быть взят только из другого сказания или из другого варианта эпопеи, где он построен по образцу первого.
3. Распределение эпитетов и ядро Троянского эпоса. Проделав этот краткий обзор содержания «ахейских» книг и найдя в нем основу разделения этой группы надвое, вернемся к формальным основаниям деления: теперь можно уточнить и подтвердить это деление на формальных основаниях. Рассмотрим во всех книгах «Илиады» частотность эпитетов, сопровождающих этнонимы греков; при этом обратим внимание на то, как эти эпитеты распределяются по выделенным группам (табл. 33).
«Аргивяне» вообще имеют слишком мало эпитетов для статистики, эпитеты «данаев» распределяются равномерно, а с эпитетами «ахейцев», в большинстве постоянными и отличительными, нас ждет неожиданность, и именно в «ахейских» группах. Здесь эпитеты кучно ложатся в группу «сборно-ахейскую» (50 случаев на 5 песен) и очень слабо представлены в «ахилло-ахейской» (15 случаев на 6 песен), включающей «сугубо-ахейские» книга. Только 1 из «сборно-ахейских» книг содержит очень мало эпитетов (всего 2) — это книга VI, «полу-данайская», и без нее уровень оснащенности «сборно-ахейской» группы эпитетами «ахейцев» еще выше (48 на 4 песни).
Можно было бы подумать, что это вызвано просто диспропорцией встречаемости этнонима «ахейцы». Действительно, в абсолютных цифрах он реже встречается в «ахилло-ахейской» группе книг, чем в остальных «ахейских» книгах, но все же эта диспропорция не столь велика, чтобы

6 T.Bergk. GLG. S.570-571; S.A.Naber. QH. Р.153; В.Niese. Op. cit. P.73-74; Г.Бонитц. О происхождении гомеровских поэм. Одесса, 1878. С.25.
158

привести к такому разительному контрасту в оснащенности эпитетами. В 5 «сборно-ахейских» книгах, давших 50 эпитетов «ахейцев», общая сумма упоминаний «ахейцев» — 159 (т.е. в среднем 1 эпитет на 3 упоминания), а в 6 оставшихся книгах («ахилло-ахейских»), давших 14 эпитетов, общая сумма упоминаний — 110 (т.е. в среднем 1 эпитет на 8 упоминаний).
Это означает, что из «ахейских» материалов более традиционны именно эпизоды типа торжественных поединков Менелая с Александром (Парисом) и Гектора с Аяксом или типа «Тейхоскопии» («Обзора со стены») и «Смотра (Обхода) войск». Как уже говорилось, они плохо держатся в фабуле: они неуместны в конце войны и не влекут за собой последствий, требуемых логикой эпоса. Именно эти эпизоды, содержащиеся в «сборно-ахейских» книгах, принадлежат старому эпосу — фольклорному фонду, где этноним «ахейцы» фиксирован в формулах существительное + эпитет. Образ Аякса с его башенным щитом микенского времени, давно определен как один из самых древних в «Илиаде»7. Со ссоры Менелая с Александром, по мифологии, началась Троянская война. Александр (Алаксандус) действительно царствовал в Илионе (Вилусе), и глубокая древность этого персонажа подтверждена хеттскими документами того времени. Принадлежность песни о поединке этих двух героев к древнейшим в «Илиаде» говорит о том, что сказание о Троянской войне представляет собой глубинный пласт материалов «Илиады», что Троянский цикл или по крайней мере его основа представляет собой ту канву, на которой вышиты события «Ахил-леиды».
С такой трактовкой согласуется и употребление предлогов. Выше (глава III) было показано, что гомеровское προτί является исходным для ионийского и лесбийского (восточно-эолийского) πρός, архаичным. Вернувшись к распределению предлогов и сравнив на сей раз предлога одной линии развития — προτί с производным от него πρός (табл. 34), нетрудно заметить, что предлог προτί только в трех книгах встречается чаще, чем πρός: в III, VII и XVII. Первые две — это «сборно-ахейские» книги о поединках Менелая с Александром и Гектора с Аяксом, третья — книга, где главные герои те же Гектор, Аякс и Менелай. Книга XVII — «данайская», но, по-видимому, с использованием древних материалов.

7 D.Muelder. IQ. S.35-37; Р. von der Mühl. Der grosse Aias. Basel, 1930; T.B.L.Webster. FMTH. P.101-102, 115, 130; K.Friis Johansen. Ajas und Hektar. Ein vorhomerisches Heldenlied? (Meddelanden af det K.Danske Videnskabernes Selskab, hist.-filos. Bd. 39, 1961, H. 4). K0benhavn. 1961.
159

В табл. 34 особняком от других «данайских» книг держится XI, которая и по некоторым другим (независимым) показателям (индексы α и γ) оказывается исключением, а по содержанию носит явно смешанный характер — включает «Несториду» и ранение трех вождей, приспосабливающее «данайскую Илиаду» к «Ахиллеиде»8.
Тексты «сборно-ахейских» книг включены в «Илиаду», видимо, гораздо позже времени их сложения: они «умеренно-ахейские», а «умеренность» эта означает, что в них примесь термина «аргивяне» все же существенна (до четверти всех упоминаний греков), а значит, материал прошел через этап, на котором был популярным этот этноним, прошел обработку на этом этапе.
Таким образом, ближе к истине были не Дж.Грот, полагавший, что книга II—VII представляют собой расширение «Илиады» новыми материалами, и не Э.Г.Мейер, делавший книги III—IV, VI—VII и некоторые из последних книг поэмы частями поздней Гектореиды, а Г.Дюнцер, Л.Фридлендер и А.Якоб, высказавшие предложение9, что это куски старого эпоса, включенные в «Илиаду». Этот эпос А.Фик назвал по одному выражению «Одиссеи» — «Участь Илиона» (Οιτος Ίλιου)10.
Представленное здесь разделение «Илиады», в частности ее «ахейских» книг, дает возможность возобновить и по-новому ориентировать ведшуюся аналитиками текстологическую критику «Илиады», а это позволит более определенно очертить первоначальный облик каждой из выделенных групп и лучше понять формирование Гомеровского эпоса.

8 C.Hentze. AHL H.IV. S.41-74.
9 H.Düntzer. HA. S.234; L.Friedländer. HKWG. S.29-30, 62-68; А. Jасоb. Die Entstehung der Ilias und der Odyssee. Berlin, 1856. S.152-153.
10 A.Fick. HI. S.236.

Подготовлено по изданию:

Клейн Л.С.
К48 Анатомия «Илиады». — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1998. — 560 с.
ISBN 5-288-01823-5
© Л.С.Клейн, 1998 .
© Е.Р.Михайлова, сост. указателей, 1998.
© Издательство С.-Петербургского университета, 1998


Выкатывание яйцом
Rambler's Top100