Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
54

Глава II

ПЕРИОД НЕЗАВИСИМОСТИ ХЕРСОНЕСА

(Конец V — конец II в. до н. э.)

Экономический расцвет Херсонеса .....56
Государственное устройство ....66
Культура Херсонеса Эллинистического периода....74

Херсонес существовал около 2000 лет, с V в. до н. э. и до конца XIV в. История его делится на две эпохи: первая — античная эпоха начинается с момента основания города и заканчивается IV в. н. э. Вторая — средневековая эпоха начинается с V в. и заканчивается моментом гибели города в конце XIV в. Историю жизни города в античную эпоху, в свою очередь, можно разделить на три больших периода, отличающихся друг от друга своими экономическими и политическими особенностями: 1) период независимости города; 2) период зависимости от Митридата и Боспора и 3) римский период.

Время независимости можно расчленить также на два периода. Классический период существования Херсонеса — с конца V до конца IV в. до н. э. — резко отличается от следующего за ним эллинистического периода. Начальный период является временем постепенного превращения небольшого греческого торгового поселения, может быть, правильнее сказать тавро-греческого поселения, в значительный по своей величине греческий город. В эллинистический же период Херсонес является уже крупным городом, вполне сложившимся полисом, со всеми характерными для него чертами рабовладельческого города-государства. В классический период население Херсонеса было незначительным; силы и средства жителей были еще так малы, что они не в состоянии были оградить город крепостными стенами, площадь, занятая городом, была невелика и распространялась лишь на нынешнюю восточную часть города и на берег Карантинной бухты.

Главным и, вероятно, единственным занятием жителей в этот начальный период была торговля. Все необходимые для

55

жизни продукты греки выменивали у туземного населения. Собственного хозяйства — сельского и ремесленного — в это время не было. Поселения на Гераклейском полуострове и зачатки там земледелия относятся к более позднему времени — к концу IV в. до н. э.

Взаимоотношения греков и местного населения были большей частью мирными. Пришельцы — греки были еще не настолько сильными, чтобы предпринять завоевание территории и подчинение себе местного населения. Руководящая верхушка скифов, с которыми греки вступили в торговые связи, с своей стороны была заинтересована в развитии торговли с греками, в получении от них предметов более высокой культуры. Племенные вожди и родовые старейшины обладали значительными богатствами, которые они могли обменять на предметы роскоши — изделия греческой художественной промышленности.

Рост города становится более интенсивным с конца IV в. до н. а. Быстро растет площадь города, строятся крепостные сооружения, осваивается обширная территория, прилегающая к Херсонесу, прежде всего Гераклейский полуостров. На нем возникают сельские поселения и укрепления, развивается сельское хозяйство, в городе возникает собственная промышленность. Таким образом, Херсонес в целом очень скоро превращается в полис: город-государство.

Многочисленные памятники Гераклейского полуострова в основных своих частях восходят к концу IV—III в. до н. э. Раскопки некоторых из них дали в большом количестве керамику конца IV—II в. до н. э. На основании этих данных можно считать, что так называемые «башни» Гераклейского полуострова возникли в конце IV—III в. до н. э.

Овладение херсонесцами западным побережьем Крыма произошло, вероятно, не ранее конца IV или начала III в. до н. э. J Источниками для решения этого вопроса являются прежде всего эпиграфические памятники Херсонеса. Наиболее ранним из них является присяга, относящаяся к концу IV — началу III в. до н. э.1 В ней гражданин клянется не предавать, наряду с Херсонесом, «Керкинитиды, Прекрасной гавани и прочих укрепленных пунктов и остальной территории херсонесцев». Древняя Керкинитида находилась на месте современной Евпатории. Прекрасная же гавань лежала северо-западнее Евпатории, повидимому, в бухте Ак-мечеть.

Следующие по времени свидетельства об этих городах отно

1 IPE I2, 401. — С. А. Же белев. Херсонесская присяга ИАН, № 10, 1935.
56

сятся ко II в. до н.э., — это почетный декрет в честь Диофанта (IPE I2, 352) и декрет в честь лиц, взявших Прекрасный порт (IPE I2, 353). Во время греко-скифских войн во II в. до н. э. эти города были захвачены скифами, но затем вновь завоеваны херсонесцами.

Итак, мы видим, что в конце IV—II вв. до н. э. Херсонесу принадлежала обширная территория: Гераклейский полуостров и все западное побережье Крыма. Последнее обследовано пока, еще недостаточно, но и там обнаружены городища эллинистического периода. * Некоторые из этих городов, например, Керкинитида, возникли ранее Херсонеса, 2 иные, быть может, были, основаны Херсонесом. Но и те и другие в III—II вв. до н. э_ находились в зависимости от Херсонеса.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РАСЦВЕТ ХЕРСОНЕСА

Первые столетия существования Херсонеса были временем; его экономического расцвета и политической самостоятельности.

На принадлежавшей Херсонесу территории в период с конца

IV до конца II в. до н. э. интенсивно развивается сельское хозяйство: земледелие, скотоводство, виноградарство и виноделие.

0 развитии земледелия свидетельствуют эпиграфические и-археологические памятники Херсонеса. В херсонесской присяге имеется следующий пункт: «Хлеб, свозимый с равнины, я не буду ни продавать, ни вывозить с равнины в какое-либо иное место, но только в Херсонес». Эти слова являются прямым свидетельством того, что в степной части владений Херсонеса население занималось хлебопашеством в таких широких размерах,, что хлеб вывозился за пределы Херсонеса. Требование же о вывозе и продаже хлеба в Херсонес следует понимать в том: смысле, что Херсонес был центром хлебного экспорта, что госу-

1 Н. Романченко. Материалы по археологии Евпаторийского уезда. ИАК, вып. 25. — Л. Моисеев. Херсонес и раскопки 1917 г. в Евпатории. ИТУАК, вып. 54. — М. Наливкина. Северо-западное побережье Крыма в эпоху античной колонизации. Проблемы истории докапиталистических обществ, 1934, № 9/10. — П. Н. Шульц. Отчет об Евпаторийской экспедиции 1933—1934 гг. (рукопись).
2 Гекатей пишет (фр. 153), а за ним повторяет и Геродот (IV, 55» 99), что «Керкинитида — город скифский». Это свидетельство можно понимать в том Смысле, что первоначально Керкинитида являлась, чисто скифским поселением, к которому позднее присоединились колонисты-греки. До конца IV в. Керкинитида была самостоятельным городом и чеканила собственную монету. Прекращение выпуска последней: связано с подчинением города Херсонесу.
57

дарство стремилось монополизировать экспорт хлеба, как наиболее выгодную отрасль торговли.1

Что на западном побережье Крыма и на Гераклейском полуострове жило сельское население, занимавшееся земледелием, скотоводством и виноградарством, об этом красноречиво свидетельствуют многочисленные остатки бывших там поселений, находимые в них орудия труда и прочий инвентарь: жернова и ступы для размола зерна, пифосы для хранения в, них зерна или вина, тарапаны для выжимки винограда и т. д.

Прямое указание на развитие виноградарства и виноделия содержит в себе уже упоминавшаяся выше надпись на мраморном пьедестале, на котором стоял памятник гражданину Агасиклу, сыну Ктесии, III в. до н. э. (IPE I2, 418). Среди ряда его заслуг значится «Размежевание виноградников на равнине». Следы меж до сих пор хорошо сохранились в виде длинных прямых валов, разделяющих весь Гераклейский полуостров на многочисленные прямоугольные участки. О широком развитии виноградарства и виноделия говорит и то, что вино из Херсонеса вывозилось за его пределы.

В окрестностях Херсонеса, на берегах Стрелецкой и Камышевой бухты, при разведках археологических памятников были найдены тарапаны больших размеров, вырубленные непосредственно в материковой скале. Тарапан представляет собою площадку для выжимки винограда, с жолобом по краям и со сливом на одной стороне для стока виноградного сока. Виноград, давили или ногами или прессом, который употреблялся для окончательной выжимки сока. При раскопках 1929 г. на Гераклейском полуострове был обнаружен огромный каменный блок прямоугольной формы с пазами для прикрепления его к рычагу, — блок, несомненно, служил прессом для выжимки виноградаГЛ

Для обрезки стеблей виноградной лозы, производившейся ранней весной или в конце зимы, употреблялся специальный нож, имевший, как об этом можно судить по имеющемуся в музее железному ножу и изображению его на надгробной стеле, изогнутую форму — в виде дуги. У железного ножа, кроме того, с другой стороны имеется топорик. Современные ножи напоминают по своей форме древние.

Ввиду гористости полуострова и недостатка на нем воды,., применялись меры к искусственному его орошению и сохранению на нем почвы. До сих пор можно видеть остатки дамб

1 Жебелев. Херсонесская присяга, ИАН, № 10, 1935, стр. 926—927.
58

в балках, стен и террас на их склонах, служивших для задержания почвы от смывания ее дождевыми водами. Об искусственном орошении свидетельствуют линии водопроводных труб, обнаруженных в разных местах Гераклейского полуострова. Источники грунтовых вод находились в верховьях балок, в них и теперь имеются ключи и бассейны. 1

Плоскогорие Гераклейского полуострова и степная равнина были очень удобны также для развития скотоводства. По костным остаткам, находимым при раскопках в культурном слое, можно установить, что домашними животными в эллинистический период в Херсонесе были крупный и мелкий рогатый скот — коровы, овцы, козы, а также свиньи и лошади.

О технике сельского хозяйства дают представление некоторые сохранившиеся орудия. Жернова и ступы для размола зерна были ручными, небольших размеров. Землю обрабатывали, возможно, на волах железным плугом, а также ручными мотыгами и кирками. Жатва производилась железными серпами.

Эпиграфические документы свидетельствуют, что в Херсонесе существовала как государственная, так и частная собственность на землю. От III в. до н. э. сохранился акт о продаже земли (IPE I2, 403), вырезанный на мраморной плите. Из содержания его видно, что государство продало ряд земельных участков частным гражданам, в акте перечислены имена покупателей, названы должностные лица — эпимелеты, действовавшие от имени государства, указана стоимость каждого участка и общая сумма, вырученная от продажи земли.

Другая надпись, тоже III в. до н. э., на памятнике Агасиклу, сообщает о размежевании виноградников на равнине, о проведении землеустройства, повидимому, о нарезке наделов гражданам государства. Наделами, вероятно, и были те многочисленные прямоугольные участки, разделенные межами, которые находятся на Гераклейском полуострове и на Херсонесском мысу.2 Размежевание виноградников являлось, очевидно, очень важной земельной реформой, поскольку оно значилось в числе других заслуг Агасикла. Возможно также, что государство н'е только продавало землю, но и сдавало ее в аренду. 3

Из местной промышленности Херсонеса особенно большого развития достигает гончарное производство. В эллинистическом

1 Л. А. Моисеев. Следы ирригации и мелиорации на Гераклейском п.-о. Труды Крымского общ. ест. и люб. прир., т. IX, 1926.
2 План Херсонесского мыса с нанесенными на него межами издан Н. Печенкиным в его работе «Археологические разведки в местности Страбоновского старого Херсонеса» (ИАК, вып. 42, табл. I). (См. рис. 5).
3 Жебелев. Херсонесская присяга, ИАН, № 10, 1935, стр. 925.
59

слое III—II вв. до н. э. встречается огромное количество обломков амфор и амфорных ручек с клеймами херсонесских астиномов. Открыты, что особенно важно, гончарные и терракотовые мастерские. По остаткам в них изделий и форм видно, что в Херсонесе производились не только амфоры, но и чернолаковая посуда, простая кухонная посуда, массивные блюда и миски, кувшины и др. В III в. до н. э. развито было местное терракотовое производство. По некоторым данным можно суди гь о технике керамического производства. Корпус сосуда изготовлялся на гончарном круге. Горло и ручки прилеплялись к нему отдельно — это хорошо видно по месту соединения их с корпусом амфоры. При помощи форм отливались светильники и терракотовые статуэтки. При этом в одной форме отливалась лицевая часть, в другой — оборотная сторона (очень часто терракоты и светильники разбиваются в месте соединения их частей). Чернолаковая посуда украшалась орнаментом при помощи штам-пиков. После этого посуда покрывалась «лаком» и обжигалась. Орнамент краской на кувшинах наносился кистью от руки при вращении сосуда на станке. Штампы для амфорных клейм были, повидимому, из металла или камня. Обжигание посуды производилось в специальных печах, остатки которых обнаружены раскопками.

Имена и монограммы мастеров на амфорных клеймах указывают на существование целого ряда частных керамических мастерских. Остатки крупного гончарного производства были открыты раскопками 1900 г. на юго-восточном участке города, с внешней стороны крепостной стены. Последнее обстоятельство является характерным — вынесение печей и мастерских за городскую черту делалось, вероятно, в целях противопожарной безопасности, а кроме того, в пределах города было бы тесно развернуть производство в нужных размерах. В непосредственной близости от. городских стен находятся остатки большой обжигательной печи, основание которой вырублено в скале. Возле печи имеется 18 углублений для установки остродонных амфор, приготовленных для обжига. В развалинах печи найдены 28 уже обожженных амфор с клеймом на ручках херсонесского астинома Истрона, сына Аполлонида. Рядом с печью находился большой бассейн для раствора глины и колодец для воды, собиравшейся с крыши. К западу от печи расположены были мастерские — несколько больших помещений. Один из колодцев, оказавшийся непригодным для воды, был заполнен бракован

1 И. Махов. Амфорные ручки Херсонеса Таврического с именами астиномов. ИТУАК, вып. 48.
60

ными изделиями — обломками посуды, покрытой матовым черным или бурым «лаком». Некоторые из них украшены накладным орнаментом розового и белого цвета, а также рельефными, изображениями (например двумя целующимися головками), другие — штампованным орнаментом в виде розетки, множество обломков не имело орнамента. Наконец, в колодце же найдены были штампы: один для изготовления четырех видов орнамента на терракотовых карнизах, другой — для выдавливания розеток на дне тарелок и блюдечек, последние также оказались в колодце и были украшены розетками, исполненными именно этим штампом. Кроме того, в развалинах второй печи найдены были еще четыре формы для терракот: женской фигуры, женской головы, маски силена и для орнамента. Вторая печь была меньших размеров и служила, повидимому, для обжига терракот и мелких изделий.

Таким образом, данная мастерская являлась сложным производством, она изготовляла не один какой-либо вид керамики,, но целую серию различных предметов.

Имеются указания, что производство амфор существовало также на северной стороне Севастополя, т. е. в нескольких километрах от Херсонеса: там имеются залежи хорошей красной глины, из которой изготовлялись херсонесские амфоры, черепицы и пр.

Из других отраслей промышленности следует отметить строительное дело. Техника обработки камня отличается большой тщательностью. В кладке крепостных стен и общественных зданий употребляется отеска облицовочных камней в руст: по краям плит производилась лентообразная отеска для более точной пригонки плит друг к другу, середина же оставалась не обтесанной, рельефной. В целом такая кладка производит художественное впечатление, особенно при солнечном освещении, которое подчеркивает и выделяет как ряды кладки, так и отдельные плиты. В качестве связующего раствора употреблялась глина, например для внутренней забутки, в крепостных стенах, но наружные облицовочные ряды их клались насухо. В частных зданиях стены обычно сложены на чистой материковой глине и изнутри обмазаны глиной, в жилых комнатах стены покрывались известковой штукатуркой, нередко расписанной в красный, желтый, голубой и другие цвета. В качестве строительного материала употреблялся известняк сарматского яруса, добывавшийся в ломках на Гераклейском полуострове. Для некоторых архитектурных деталей привозился мелкозернистый мшанковый известняк из Инкермана. Встречается в небольшом количестве к

61

привозный материал — мрамор (архитравы, карнизы, капители и др.).

Металлы в Херсонес привозились (из Греции и Малой Азии), но обработка их производилась и на месте. На это указывают матрицы, служившие для отливки предметов, тигли для расплавленного металла, изделия из железа и бронзы, а также монеты, начало чеканки которых относится к середине IV в. до н. э. Художественно исполненные изображения на мо-

Деталь крепостной стены — рустованная кладка.

Рис. 13. Деталь крепостной стены — рустованная кладка.

нетах позволяют предполагать, что чеканка монет достигала высокого мастерства.

Раскопками 1904 г. в Херсонесе открыт «монетный двор» — большое здание монументальной постройки. От него сохранился подвальный этаж, стены которого уцелели в высоту свыше 2 м, они сложены насухо из крупных прекрасно обтесанных плит. В здании имеется коридор, в него ведут сверху две лестницы, расположенные на противоположных концах, коридор соединяется дверными проемами с рядом помещений. Здание погибло от пожара — на уровне верхней части стен при раскопках обна

62

ружены остатки сгоревших балок. Построено оно было в конце IV—начале III в. до н. э. Расположено здание на главной улице, в центре города. 1 В нем найдены были 43 медных кружка — болванки для монет. Монеты изготовлялись посредством чеканки при помощи двух матриц, одна для лицевой, другая для оборотной стороны: нагретую болванку клали в одну матрицу, накрывали ее другою и затем ударяли молотом. 2

С середины IV в. и до конца II в. до н. э. монеты в Херсонесе чеканились из двух металлов — меди и серебра. Главными изображениями в этот период на лицевой стороне монет были: Дева—ее голова или вся фигура в разных позах (припавшая на колено, пускающая стрелу из лука, преследующая лань), затем голова Геракла. На оборотной стороне монет помещались атрибуты Девы — колчан и лук, Геракла — палица, а также и другие изображения — бык, грифон, рыба, дельфин и др. 3

О прядильно-ткацком производстве говорят находимые при раскопках прясла для веретен, глиняные грузила для ткацкого станка, имевшего в древности отвесную форму, куски полотна, а также бронзовые и костяные иглы и наперстки.

Как в сельском хозяйстве, так и в промышленности, в классический и эллинистический периоды в Греции главной рабочей силой были рабы. «Рабство представляет собою первую, характерную для античного мира, форму эксплоатации; за ним следуют: крепостное право в средние века, наемный труд в новейшее время». 4 По аналогии с Грецией можно предполагать, что в Крыму и в Херсонесе, в частности, рабы были основной, преобладающей рабочей силой. Но, кроме общих соображений, мы располагаем и конкретными данными по этому вопросу. Если известно, что в Грецию рабы привозились главным образом из варварских стран: из Малой Азии, Сирии, Ливии, Северного побережья Черного моря и др., то Херсонес, следовательно, находился в непосредственном соседстве с источниками рабской

1 ИАК, вып. 20, 1 стр. 17 сл., рис. 1—3, табл. 1.
2 О технике изготовления монет см.: Д. Н. Косцюшко-Валюжинич. Заметки о технике монетного дела в Херсонесе Таврическом. Нумизматический сборник. Моск. нумизм. общ., т. III, М., 1914.
3 А. Л. Бертье-Делагард. Значение монограмм на монетах Херсонеса. Зап. Нумизм. отд. археол. общ., 1, вып. 1, стр. 56—57. — А. В. Орешников. Монеты Херсонеса Таврического. М., 1912, стр. 25—26.
4 Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. 1934, стр. 152.
63

силы и мог черпать ее в любом количестве. Историк II в. до н. э. Полибий пишет, что «Для необходимых жизненных потребностей окружающие Понт страны доставляют нам скот и огромное количество бесспорно отличнейших рабов, а из предметов роскоши доставляют в изобилии мед, воск и соленую рыбу. Получают же они из продуктов, которыми изобилуют наши страны, масло и всякого рода вино». 1 Некоторые памятники более позднего периода прямо указывают на существование рабского труда в Херсонесе. Это — надгробный памятник с именем Дулия (δόολΟ, по-гречески, значит раб) и с изображением виноградного ножа, — умерший, очевидно, был или рабочим на виноградниках или владельцем виноградника, но происходившим из рабов. 2

Главным доказательством существования большого количества рабов в греческих городах Крыма является массовое восстание скифов-рабов, происходившее под руководством Савмака в конце II в. до н. э. на Боспоре (подробнее о нем ниже)-Несомненно, что это восстание не было единичным, и только отсутствие источников лишает нас возможности знать о всех проявлениях классовой борьбы, имевших место в прошлом Херсонеса.

По некоторым данным можно предполагать, что ремесленные мастерские принадлежали в Херсонес’е не только свободному греческому населению, но и лицам из местного населения. Так, например, на амфорньгх ручках Херсонеса встречаются скифские имена и указания на то, что хозяевами мастерских были как скифы, так и тавры (σκοβικόν, ταυρικόν, Σκύθας Σωττόλιος и др.3 Но вряд ли все они пользовались политическими правами — как правило, иноземные ремесленники и торговцы в греческих городах политических прав не имели. Подтверждением подобного положения в Херсонесе может служить мраморный надгробный памятник «Таврской женщины», которая, будучи богатым человеком, однако гражданскими правами не пользовалась (ΙΡΕ I2, 528).

Торговля имела большое значение в хозяйственной жизни Херсонеса. Многочисленные вещественные материалы и эпиграфические памятники позволяют установить и проследить во времени развитие его торговых связей.

1 Полибий, IV, 38, 4—5.
2 Факт постановки надгробного памятника может указывать на то,, что умерший являлся вольноотпущенником, имевшим, повидимому, собственное хозяйство. Трудно допустить, чтобы памятники ставились на могилах рабов — рядовых рабочих.
3 Е. М. Придик. Каталог клейм_____ стр. 104, №№ 857, 858.
64

В V в. до н. э. завязываются торговые сношения с Ионией и Афинами. Из ионийских городов происходит так называемая ионийская посуда, найденная при раскопках на северном берегу Херсонеса в 1912, 1936—1937 гг. Из Афин в Херсонес привозилась разнообразная керамика: чернофигурная (в небольшом количестве), краснофигурная, встречающаяся в большем количестве, и, наконец, чернолаковая. Наибольшее развитие торговли Херсонеса с Афинами относится к концу V и к IV—III вв. до н. э. На оживленные связи с Афинами указывают и другие памятники Херсонеса. Бронзовая ваза с надписью "Αθλον ες 'Ανα/ιων — «Приз с праздника Анакий» была получена херсонесским гражданином на празднике Анакий, происходившем возле Афин. Ваза относится к IV в. до н. э. 1 На одном мраморном пьедестале имеется надпись о том, что на ней стояла статуя, посвященная Афине-Спасительнице, статуя была изваяна Поликратом, повидимому, афинским скульптором IV в. до н. э. (ΙΡΕ I2, 406). О торговых сношениях с Афинами свидетельствуют также некоторые терракоты и мраморный акротерий IV в. до н. э., происходящие из Афин.

С IV в. устанавливаются прочные связи Херсонеса с городами Малой Азии: Синопой, Гераклеей и др. Из Синопы в Херсонес привозилось оливковое масло и черепицы. В большом количестве находятся в Херсонесе амфорные ручки и обломки черепиц с синопскими клеймами, а также гераклейские амфоры с клеймами на горле.

В III—II вв. до н. э. существовала оживленная торговля с островной Грецией. Многочисленные амфорные ручки, происходящие с островов Родоса, Фасоса, из Книда, Пароса и других, говорят нам о вывозе из этих мест в Херсонес вина и масла. Почетные декреты и проксении, изданные от имени народа и совета Херсонеса в честь граждан-иноземцев, происходивших из Синопы, Гераклеи, Родоса и др., свидетельствуют о том, что торговля с этими городами получила широкое развитие и имела большое значение для Херсонеса. В качестве примера приведем одну из проксений,2 дарованную родосцу Тимагору (ΙΡΕ I2, 340):3

«Проксения Тимагора Родосца.
Совет и народ дал. Феотим [сын такого-то],

1 К. Э. Гриневич. Подстенный склеп № 1012. ХСб., 1.
2 Проксенией называлось предоставление, в данном случае Херсонесом, права защиты интересов херсонесских граждан родосцу Тимагору на родине последнего на острове Родосе. Одновременно с проксенией, как видно из текста почетного декрета, Тимагору были дарованы права херсонесского гражданствам
3 Надпись, вырезанная на мраморной плите, хранится в Эрмитаже.
65

Антигон, сын Прона, сына Автея сказали: дать Тимагору, сыну Никагора, Родосцу проксению и гражданство самому и роду его и право въезда и выезда им самим и имуществу их в военное и мирное время.. .»

Эта проксения относится к III в. до н. э.

В обмен на товары, привозившиеся из греческих городов, Херсонес вывозил хлеб (вспомним слова присяги — «Хлеб, свозимый с равнины. ..»), рыбу, соль, скот, кожи, рабов из местного населения, а также меха, мед и воск. Не все товары, вывозившиеся из Херсонеса, были предметами местного производства. Многие из них, например меха, кожи, мед, воск и др., Херсонес получал с севера, из степной и лесной областей, и перепродавал их далее на юг, в города метрополии. Точно также и те товары, главным образом, предметы роскоши, которые привозились в Херсонес из Греции, не все потреблялись на месте, в Херсонесе, но значительная часть их херсонесскими торговцами продавалась местному населению Крыма и Северного Причерноморья, в обмен на продукты и сырье, получаемые от туземного населения. Таким образом, торговля Херсонеса имела по преимуществу транзитный, посреднический характер.. Херсонес был местом обмена товаров между югом и севером. Из предметов собственного производства главными были хлеб, рыба, соль, а также вино и керамика. Амфорные ручки Херсонеса встречаются очень широко: в Евпатории, в Ольвии, в Керчи, в Танаисе и других местах Северного Причерноморья. 1 Таким образом, Херсонес вывозил вино собственного производства и, возможно, амфоры как тару. Свидетельством связей, существовавших между Херсонесом и Ольвией, может служить декрет III в. до н. э., изданный в Херсонесе в честь ольвиополита. Вследствие фрагментарности плиты, мотивы издания декрета остаются неизвестными.

Торговля Херсонеса к середине IV в. до н. э. развивается уже настолько широко, что появляется потребность в монете. Монета, этот «всеобщий товар, на который обменивались все другие товары», 2 чеканится в Херсонесе, как уже сказано выше, с середины IV в. до н. э.

Выигрыш от торговли с местным населением был, конечна на стороне греков, как людей более опытных и ловких в торго

1 Е. М. Придик. Каталог клейм. .., стр. 103, херсонесские амфорные ручки под №№ 843, 844, 846, 849, 853, 855, 856 найдены в Керчи, №№ 845, 848 и на стр. 140 № 4—7 найдены в Ольвии.
2 Ф. Энгельс. Происхождение семьи. .., стр. 102.
66

вом деле: греческие торговцы при товарообмене с местным населением, несомненно, эксплоатировали его. Это было одной из причин возникновения войн, происходивших между херсонесцами и скифами.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО

Основную массу свободного населения Херсонеса составляли греки, при этом греки-доряне. На это указывают эпиграфические памятники, которые, вплоть до первых веков нашей эры, были написаны на дорическом диалекте. Характерными особенностями последнего является употребление: α вместо у, например в словах δάμος—δ-^ιος, βουλά,—βοολή, Χερσόνασος вместо Χερσόνησος и др.

Но, наряду с греками, в Херсонесе жили , тавры и скифы. Скифские имена встречаются на амфорных ручках и в эпиграфических памятниках (ΙΡΕ I 2, 343). Один из херсонесских послов в Дельфах, получивших там проксению, имеет отчество Σκοθα;. То же самое лицо, повидимому, названо и в акте о продаже земли (ΙΡΕ I2, 403). Таким образом, некоторые лица из туземного населения не только жили в Херсонесе, но и пользовались в нем гражданскими правами. Было ли это исключением или, наоборот, массовым явлением, сказать трудно. Во всяком случае, несомненно, что Херсонес был тесно связан с местным населением, а не стоял изолированно от него.

Господствующий класс в Херсонесе составляли рабовладельцы: землевладельцы, хозяева мастерских, торговцы, а также мелкие крестьяне и ремесленники. Угнетенным и эксплоатирз'е-мым классом были рабы, происходившие из туземного населения; «Рабовладельцы и рабы — первое крупное деление на классы». 1 Кроме того, в зависимости от Херсонеса находилось скифское население, жившее на принадлежавшей Херсонесу территории. Восстание скифов под руководством Савмака является убедительным свидетельством того, что скифы эксплоатировались греками.

В рассматриваемый период в Херсонесе была демократическая республика. Формы государственных органов и общий характер государственного устройства Херсонеса имеют много общего с государственным устройством Гераклеи и ее метропо-

1 В. И. Ленин. О государстве. Сочинения, т. XXIV, изд. 2-е, стр. 366.
67

лии — Мегар. 1 Главным источником для изучения государственного устройства Херсонеса являются эпиграфические памятники — надписи на мраморных плитах. Ценными документами являются надписи, изданные от имени государства: почетные декреты, проксении, договоры, акты и др. Один из важнейших памятников Херсонеса — присяга, относящаяся к концу IV — началу III в. до н. э. (IPE I2, 401). До сих пор было принято считать, что присяга представляет клятву, которую принимали достигшие совершеннолетия юноши — эфебы, получавшие после этого права гражданства, что в присяге перечислены все те обязанности, которые должен был соблюдать каждый гражданин. 2 Акад. С. А. Жебелев 3 считает, что присягу должны были принести все граждане государства после того, как была ликвидирована попытка свергнуть демократию. Это новое понимание текста присяги дает нам возможность узнать о классовой борьбе, происходившей в Херсемесе в довольно ранний период, что делает присягу еще более ценным памятником. Текст присяги следующий (перевод С. А. Жебелева):

«Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями олимпийскими, героями, владеющими городом, территорией и укрепленными пунктами херсонесцев.

5 Я буду единомышлен о спасении

и свободе государства и граждан и не предам Херсонеса,

Керкинитиды, Прекрасной гавани и прочих укрепленных пунктов и из остальной

10 территории, которою херсонесцы управляют или управляли, ничего никому, ни эллину ни варвару, но буду оберегать все это для херсонесского народа.

Я не буду 'ниспровергать демократического строя 15 и не дозволю этого предающему

и ниспровергающему и не утаю этого,

но доведу до сведения государственных должностных лиц.

Я буду врагом замышляющему и предающему или отторгающему

1 В. Латышев. Эпиграфические данные о государственном устройстве Херсонеса Таврического. ЖМНП, 1884, июнь.
2 В. Латышев. Присяга граждан Херсонеса Таврического. Севастополь, 1902.
3 Жебелев. Хер1сонесская присяга, стр. 917 сл.
68

20 Херсонес или Керкинитиду или

Прекрасную гавань или укрепленные пункты и территорию херсонесцев.

Я буду служить народу и советовать ему наилучшее и наиболее справедливое 25 для государства и граждан.

Я буду охранять для народа «састер» и не буду разглашать ничего из сокровенного ни эллину ни варвару, что должно принести вред государству.

30 Я не буду давать или принимать дара

во вред государству и гражданам.

Я не буду замышлять никакого несправедливого дела против кого-либо из граждан, не отпавших, и не дозволю этого и не утаю,

35 но доведу до сведения

и на суде подам голос по законам.

Я не буду составлять заговора ни против херсонесской общины ни против кого-либо из граждан,

40 кто не объявлен врагом народа;

Если я вступил с кем-либо в заговор или связан какою-либо клятвою или заклятием, то мне, нарушившему это, и тому, что мне принадлежит,

45 да будет лучшее, а соблюдающему — противоположное.

Если-, я узнаю о каком-либо заговоре, существующем или зарождающемся, я доведу об этом до сведения должностных лиц.

Хлеб, свозимый с равнины, я не буду ни продавать ни вывозить с равнины в какое-либо иное место,

50 но только з Херсонес.

Зевс, Гея, Гелиос, Дева, божества олимпийские! Пребывающему во всем этом да будет благо мне самому и потомству и тому, что мне принадлежит, не пребывающему же да будет злое и мне самому и потомству 55 и тому, что мне принадлежит, и пусть ни земля ни море не приносит мне плода, пусть женщины не разрешаются от бремени благополучно. ..»

Текст присяги, состоящий из 57 строк, вырезан на белой мраморной плите (выс. 1.39 м), украшенной фронтоном. Плита разбита на две части, из которых одна найдена в 1890 г. при раскопках около собора, другая — там же в 1891 г. Помимо све

69

дений о государственном устройстве, присяга сообщает и ряд других ценных данных: о владениях Херсонеса, о вывозе хлеба, об официальных богах города и др. Кроме того, присяга представляет большой интерес как литературный памятник, в частности, со стороны стиля: слова ее значительны по своему содержанию, а общий тон клятвы — приподнятый и торжественный, соответствующий важности момента, переживавшегося гражданином.

Высшими законодательными органами в Херсонесе была Совет и Народнее собрание. Совет подготовлял декреты и передавал их на утверждение Народного собрания. Председатель и члены Совета сменялись ежемесячно. Народное собрание решало вопросы о даровании прав гражданства иноземцам,

о постановке почетных декретов в честь заслуженных государственных деятелей, о войне и мире, утверждало договоры и т. п. Точно так же любой из граждан мог быть избран в Совет п в исполнительные органы государства. На это указывают слова присяги: «Я буду служить народу и советовать ему наилучшее и наиболее справедливое для государства и граждан» (строки 23—24-я).

Исполнительные органы были большею частью коллегиальными. Архонты или стратеги являлись предводителями войска, они составляли коллегию из четырех лиц (IPE I2, 418). Коллегия номофилаков — стражей законов — наблюдала за правильным исполнением законов в государстве и имела право вносить проекты новых законов. Существовала должность «царя» (IPL F, 410), «царь» был эпонимом — его именем назывался год (IPE I2, 352), кроме того, «царь» являлся представителем государства в религиозных делах, на праздниках и т. п. Должность продика имела юридический характер, повидимому, он был прокурором государства. Астиномы наблюдали за правильностью мер веса и объема и за чеканкой монет. Имена астиномов имеются на монетах и на амфорных клеймах.1 Агораномы были рыночными надзирателями (IPE I2, 418). Из надписей известны также казначеи государства (IPE I2, 343) и, отделено, казначеи священных сумм (IPE I2,352). Гимнасиархи были начальниками гимнасий (IPE I2, 418). Для выполнения различных пору

1 Клейма на амфорных ручках ставились в гончарной мастерской, когда амфоры были еще в сыром виде. А. В. Орешников высказывает предположение о том, что в период независимости Херсонеса на монетах ставилось имя «царя» — эпонима города. См. его «Этюды по нумизматике Черноморского побережья. О монетных магистратах Херсонеса» (ИРАИМК, II, стр. 113—138).
70

чений временного характера избирались эпимелеты (IPE I2, 403). За вырезкой надписей наблюдала коллегия симнамоиов.

Видным государственным и общественным деятелем был Агасикл, сын Ктесии, За свои заслуги перед государством он был награжден постановкой статуи, на мраморном пьедестале которой сохранилась следующая надпись:

«Народ поставил статую Агасикла сына Ктесии.

Предложившему декрет о гарнизоне и устроившему его.

Размежевавшему виноградники на равнине.

Бывшему стеностроителем.

Устроившему рынок.

Бывшему стратегом.

Жречествовавшему.

Бывшему гимнасиархом.

Бывшему агораномом».

Надпись относится к III в. до н. э. (IPE I2, 418).

Такозы были государственные органы и должности в Херсонесе, о которых нам известно для данного периода. Мы видим, что в Херсонесе была демократическая республика. Но надо помнить, что античная демократия была демократией только для меньшинства населения. Большая же часть населения — рабы, иноземцы и др., не имела ни политических, ни гражданских прав. «Государство времен рабовладельческой эпохи было государством рабовладельческим, все равно — была ли это монархия или республика аристократическая или демократическая... В них всеми правами пользовались рабовладельцы, а рабы были вещью по закону. . .»'

Эпиграфические памятники Херсонеса сообщают нам как о классовой борьбе, происходившей между рабовладельцами и рабами, так и о той политической борьбе, которая происходила среди свободного населения. О последней мы узнаем из присяги.2 Из содержания ее видно, что демократия только что пережила опасный момент: со стороны аристократии была произведена попытка свергнуть демократический строй и установить тиранию или олигархию (захват власти небольшой группой лиц). Текст присяги составлен под свежим впечатлением пережитого критического момента, содержание ее выражает тревогу граждан за будущее. В целях сохранения свободы и демократии, государство требует от каждого гражданина дать клятву в том, что он не будет «ниспровергать демократического строя», не будет «со

1 Ленин. О государстве. Сочинения, т. XXIV, изд. 2-е, стр. 370.
2 Жебелев. Херсонесская присяга, стр. 918 сл.
71

ставлять заговора против херсонесской общины» и т. д. На этот раз демократия осталась у власти. Но борьба аристократии с демократией продолжалась и позднее: из документа I в. н. э. мы знаем еще об одной попытке свергнуть демократию и установить тиранию (IPE I2, 355).

Указание на классовую борьбу имеется также в присяге: повидимому, к отпавшим гражданам — «врагам народа», пытавшимся свергнуть демократию и успевшим отнять от Херсонеса часть «равнины», присоединились и варвары, т. е. скифы. Последние, эксплоатируемые греками, надеялись в этой борьбе избавиться от тяжелой зависимости от Херсонеса. Попытка освободиться от гнета, выразившаяся в революционном восстании скифов-рабов, произошла несколько позднее, во II в. до н. э. Это было восстание Савмака.

В IV—II вв. до н. э. Херсонес был самостоятельным государством: он чеканит собственную монету, во внешних сношениях выступает как совершенно независимое государство. Так, например, в 179 г. до н. э. Херсонес заключает договор с царем Понта Фарнаком (IPE I2, 402). По этому договору обе стороны обязуются поддерживать дружеские отношения между собою и Римом и взаимно охранять политический строй в обоих государствах. Договор был заключен после войны, происходившей в Малой Азии в 183—179 гг. до н. э.1 В этой войне и в других случаях Херсонес выступал в союзе со своей метрополией Гераклеей.

Херсонес и Боспор были самыми крупными греческими государствами в Крыму. Тот и другой стремились расширить свою территорию и торговлю. Экономические интересы их были противоположны и создавали враждебные отношения между ними. Последние усиливались еще тем, что политическая природа государств была различна: в Херсонесе была демократическая республика, Боспором же правили цари наследственных династий; кроме того, население этих городов было различно по своему племенному составу: херсонесцы были дорянами, а Пан-тикапей был основан милетянами — ионянами.

Боспор стремился к увеличению своей территории ® Крыму и в IV в. до н. э. подчинил себе Феодосию. С тревогой следит Херсонес за расширением пределов Боспора — сильный противник становится все более близким его соседом и угрожает независимости Херсонеса. Из литературных источников мы знаем, что Гераклея, союзник Херсонеса, принимала участие в войне между Пантикапеем и Феодосией, на стороне последней. Несом

1 Полибий, XXV, 2, 12.
72

ненно, что и Херсонес участвовал в этой борьбе с Боспором. Борьба, в1 конце концов, окончилась не в пользу Херсонеса: в I в. до н. э. и позднее Херсонес находился в зависимости от Боспора.

Другим фронтом борьбы была борьба С туземным населением: со скифами и таврами. Вначале успех в этой борьбе был

Куртина 19 с калиткой.

Рис. 14. Куртина 19 с калиткой.

на стороне Херсонеса: в IV—II вв. до н. э. Херсонес овладел обширной территорией. В борьбе с варварами Херсонес умело использует в своих интересах враждебные отношения между отдельными их племенами. Греческий писатель Полиэн рассказывает о помощи, оказанной Херсонесу со стороны сарматов против скифов. 1 Амага, царица сарматов, сама правила народом, так как муж ее предавался пьянству, она отражала набеги врагов, помогала обижаемым соседям. Херсонесцы обратились к ней за защитой во время нападения на них скифов. Амага сначала

1 Полиэн, VIII, 56.
73

приказала, через послов, царю скифов прекратить набеги на Херсонес. Когда же тот не послушался, она с небольшим отрядом совершила внезапный набег на скифского царя, убила его и его родственников, отдала страну скифов херсонесцам, а сыну убитого царя приказала не трогать впредь соседних греков и варваров. Рассказ этот относится к III в. до н. э. и, если является вымышленным по сюжету, то все же воспроизводит в общем правильную картину взаимоотношений греческих городов и местного населения.1

Об этих отношениях рассказывают нам и эпиграфические памятники. Например, о нападении варваров на Херсонес сообщает одна из надписей III в. до н. э. (IPE I2, 343). В ней говорится о том, что, по предложению ряда должностных лиц города, народ постановил устроить «служение богине Деве» и воздать ей благодарность:

«Ввиду того, чтобы граждане исполнили как следует свой долг по отношению к богине Деве и чтобы народ Херсонесцев воздал должную благодарность за полученное от нее спасение, народ, который и раньше не раз спасен был ею от величайших опасностей, и теперь, когда жители вышли из города с детьми и женами, сопровождая Диониса, а соседние варвары внезапно совершили страшный набег» [на этом надпись обрывается].

Это нападение варваров произошло, очевидно, незадолго до издания постановления и послужило непосредственным поводом к его изданию.

Внешняя обстановка, судя по этим источникам, в III в. до и. э. была временами весьма тревожной. Город подвергался «величайшим опасностям» и испытывал нападения соседних варваров, имевшие место в непосредственной близости от Херсонеса, так как процессия, сопровождавшая Диониса (повидимому, изображение его в виде статуи), происходила, несомненно, в окрестностях Херсонеса в праздник Дионисий. Под «соседними варварами» надо разуметь, конечно, скифов, которые весьма усилились в III в. до и. э. и представляли грозную опасность для греческих городов — Херсонеса и Боспора. Эта общая опасность, грозившая со стороны скифов Боспору и Херсонесу, заставляла их быть временными союзниками и вступать в договорные отношения между собою. Подтверждением последнего является почетный декрет в честь историка Сириска, в котором

1 М. И. Ростовцев. Амага и Тиргатао. 300, т. XXXII.
74

говорится, что в своем историческом труде Сириек «про отношения к царям Боспора рассказал и бывшие дружественные •отношения с городами исследовал согласно достоинству народа». Под «городами» здесь должно разуметь греческие города на южном берегу Черного моря, которые были кровно заинтересованы в' сохранении Херсонеса как хлебного рынка. К заключению договоров с понтийскими городами Херсонес вынуждала необходимость иметь более крепкую защиту от скифов, так как Боопор и Херсонес не в состоянии уже были одни противостоять натиску последних. Один из договоров Херсонеса с Понтом сохранился, он относится к началу II в. до н. э.

КУЛЬТУРА ХЕРСОНЕСА ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

В первых строках херсонесской присяги мы читаем имя верховного бога греков — владыки неба, богов и людей — Зевса. На втором и третьем месте стоят Гея — Земля и Гелиос — Солнце, на четвертом — богиня Дева. Культ Девы существовал у местного населения — тавров. По сведениям греческих писателей, у тавров существовали человеческие жертвоприношения: богине Деве тавры приносили в жертву пленников и потерпевших кораблекрушение. Храм Девы находился на высоком утесе, а жрицей была Ифигения, дочь Агамемнона.

В Херсонесе из всех других культов почитание Девы получило наибольшее развитие.1 Дева считалась главной местной богиней, покровительницей Херсонеса. В центре города находился ее храм, в честь Девы устраивались праздники — Парфении (IPE I2, 352) с торжественными процессиями. В декрете в честь Сириска (IPE I2, 344) сказано: «Написать симнамонам на каменной плите народное постановление и выставить в притворе храма Девы». При храме существовали жрецы: от IV в. до н. э. сохранилась надпись на мраморной базе о посвящении Антибионом, жрецом Девы, статуи отца Биона богине Деве (IPE I2, 410). Имеются надписи: о посвящении Деве колонны (или всего здания) гражданином, сыном Посия (IPE I2, 407), IV в. до н. э.; о посвящении Делия, сына Аполлы, Деве по сновидению, II в. до н. э. (IPE I-2, 411). Найдены обломки и других надписей, содержавших в себе посвящения богине Деве (IPE I2, 408, 409). Среди изображений на монетах первое место принадлежит богине Деве, а с конца I в. до н. э. был

1 О культе богини Девы см.: И. И. Толстой. Остров Белый и Таврика. Пгр., 1918.
75

установлея период «царствования» Девы — она считалась «царицей» Херсонеса. Изображения Девы мы видим также в памятниках искусства: на мраморной плите имеется рельефное изображение Девы, преследующей с собакой оленя. Изображение Девы с оленем у ног на монетах, повидимому, воспроизводит ее культовую статую, стоявшую в ее храме. 1

Башня XVI и калитка в 19-й куртине.

Рис. 15. Башня XVI и калитка в 19-й куртине.

Кроме Девы, почиталось божество «Херсонас», повидимому. олицетворение города: в надписи в честь Диофанта упоминается алтарь «Херсонаса», изображение «Херсонаса» в виде женской головы встречается на монетах. 2 Широко распространен был в Херсонесе культ Геракла, дорического героя, от которого, по легенде, произошли доряне, следовательно, и херсонесцы. Изображения Геракла часто встречаются на монетах, в скульптуре

1 А. Н. Зограф. Статуарные изображения Девы в Херсонесе по данным нумизматики. ИРАИМК, II, стр. 337—360.
2 А. В. Орешников. Херсонас — божество Херсонеса Таврического. ИАК, вып. 65.—-Он же. Олицетворение общины Херсонеса Таврического на монетах. ИРАИМК, II, стр. 159—164.
76

и среди терракот. Найдено несколько мраморных жертвенников, имеющих вид палицы, следовательно, жертвенники были посвящены Гераклу.

О почитании Афины, богини мудрости и войны, сообщает надпись на мраморной базе IV в. до н. э.: из содержания ее видно, что статуя была посвящена Афине-Спасительнице (IPE I2, 406). Изображение Афины встречается на монетах Херсонеса, в мраморной скульптуре и среди терракот.

От III в. до к. э. сохранился мраморный архитрав с надписью о том (IPE I2, 414), что Пасиад, сын Артемидора, пожертвозал средства на восстановление храма, когда был царем и жрецом. Изображения голов быка и козла указывают на принадлежность архитрава храму Диониса. В другой надписи того же времени упоминается о процессии с изображением Диониса и о возвращении его в городское святилище бога (IPE I2, 343). В почетном же декрете в честь историка Сириска имеется постановление сделать провозглашение о награде Сириска в праздник Дионисий. Дионис и его спутники изображаются в памятниках искусства, в мраморе и терракотах; найдены прекрасной работы мраморная голова Диониса и терракотовые маски Диониса и силенов, восходящие к III в. до н. э.1

При храмах развивается хозяйство — храмы владеют имуществом и денежными средствами — по надписям известны казначеи священных сумм, последние находились, вероятно1, при храмах. В ряде надписей имеются имена жрецов и «царей». Царь был, как уже выше сказано, представителем государства в религиозных делах.

Необходимо отметить тесные религиозные связи Херсонеса с главными греческими святынями — Делосом и Дельфами, выразившиеся в установлении на Делосе, начиная с III в. до н. э., праздника «Херсонесий», который устраивался на средства от специального капитала, пожертвованного Херсонесом в храм Аполлона, в сумме 4000 драхм. Сохранилось известие об увенчании лавровым венком херсонесского гражданина (сына Аполлония) за проявленное им благочестие. Культовые связи Херсонеса с Делосом нашли свое отражение в том, что в Херсонесе стали чтить Аполлона, изображение которого появляется на херсонесских монетах в период элевтерии.

Исключительным положением пользовался Херсонес в Дельфах. По числу полученных херсонесскими гражданами проксений в Дельфах Херсонесу в III—II вв. до н. э. принадлежит первое

1 В. К. Мальмберг. Описание! классических древностей, найденных в Херсоне1се в 1888—1889 гг. МАР, вып. 7.
77

место не только в Понте, но и во всей Греции. В 263—260 гг. проксению в Дельфах получил херсонесец Сокрит; в 195— 194 гг. — Гимн, сын Скифа; в 192—191 гг. — Формион, сын Питиона, и Гераклид, сын Рифы. Почетного декрета удостоилась и вся херсонесская община за услуги, оказанные дельфийским

Вход в подстенный склеп № 1012.

Рис. 16. Вход в подстенный склеп № 1012.

послам — феорам в Херсонесе. Херсонесские послы, в свою очередь, принесли жертвы: дельфийскому Аполлону сто голов мелкого скота и одного быка и богине Афине — двенадцать голов. 1

Религия и культы были связаны с государством, государственные органы следили за ними и использовали религию как средство воздействия на массу населения. Постройка храмов, организация жречества, устройство религиозных праздников и процессий и т. п. находились в руках государственной власти.

Одним из важнейших моментов при совершении религиозных праздников и отправлении культов у древних греков являлось

1 А. И. Тюменев. Херсонесские этюды. Херсонес и Делос. ВДИ, № 2 (3), 1938.
78

жертвоприношение. В качестве жертв богам приносились животные, птицы и растения (злаки).

Примеры принесения жертв Аполлону и Афине были только что названы. Жертвенники и алтари стояли на площади перед храмом, под открытым небом. При раскопках найдено несколько жертвенников, исполненных из известняка, обвитых змеей. Подобные жертвенники, обнаруженные в подвальных помещениях, были посвящены хтоническим — подземным божествам или Асклепию — богу врачебного искусства, так как змея являлась и атрибутом Асклепия. В Херсонесском музее хранится мраморный алтарь кубической формы, украшенный гирляндами и розетками. Надпись на нем, к сожалению, сбита при вторичном его использовании, поэтому не представляется возможным установить, какому божеству был посвящен этот алтарь. Упоминания об алтарях встречаются в надписях, например, в декрете в честь Диофанта сказано: «Поставить также его медную статую в полном вооружении на акрополе подле алтарей Девы и Херсонаса».

Древние греки, как известно, верили в загробный мир и в существование души. Душа, по их представлению, являлась как бы тенью тела, но она все же материальна и потому нуждалась в пище и в предметах обихода. Этим представлением о загробном мире и душе и был обусловлен характер погребального обряда. В могилу покойнику старались положить все необходимое для загробной жизни. Поэтому-то при раскопках могил находят в них как украшения — перстни, серьги, ожерелья и пр., так и другие разнообразные предметы: светильники, столовую посуду, сосуды для питья вина, инструменты, оружие и т. п. Очень часто встречаются в руке или во рту погребенного монеты как плата перевозчику Харону в подземном царстве.

Количество и качество инвентаря в могилах зависело от благосостояния погребенного.. Поэтому могилы и предметы в них имеют большое значение для изучения социального состава населения. В 1899 г. под крепостной стеной, возле городских ворот, был открыт склеп с семью погребениями. Вход в склеп устроен в самом низу стены в виде узкого отверстия (длина 1,42 м). Склеп имеет вид коридора (длина 7.55 м, ширина 0.62 м, высота 0.89 м), перекрытого гладкими плитами. Во входном отверстии лежали сожженные кости, а в склепе стояло шесть урн с сожженным прахом умерших. В числе урн была одна чернолаковая и три бронзовых гидрии, на горле одной из них оказалась греческая надпись «Приз с праздника Анакий».

79

В урнах находились следующие украшения. Пара золотых серег, из них каждая состоит из розетки вверху, украшенной пальметками, из люнетки в середине, на которой представлена четверка мчащихся коней с колесницей и стоящей в ней крылатой женской фигурой, по сторонам колесницы стоят деревья, а под ними по одной женской фигуре. К люнетке прикреплены на тонких цепочках подвески, усыпанные зернью. Три золотых ожерелья. Одно из них в виде тесьмы, с львиными головками и пряжкой в середине, имеющей вид «гераклова узла», украшенного фигуркой крылатой сирены, играющей на лире. Другое ожерелье состоит из тесьмы с многочисленными подвесками — листиками. Третье представляет толстый жгут с пряжкой—«геракловым узлом». Несколько золотых перстней, из них два с гладким щитком, третий с изображением ка щитке палицы Геракла, четвертый с изображением сидящей Афины в шлеме, с копьем и щитом, держащей в правой руке крылатую Нику. Кроме того, найдены: серебряный перстень с изображением головы Афродиты с фигурками эротов на плечах, серебряные браслеты с бараньими головками на концах, золотые нашивные бляшки, терракотовая фигурка крылатого гения смерти и др. Все золотые и серебряные украшения исполнены с тончайшим техническим мастерством и являются высоко художественными ювелирными произведениями конца IV—середины III в. до н. э. (хранятся в Эрмитаже). 1

Драгоценные предметы и исключительное местоположение склепа указывают на то, что семья эта была богатой и знатной и принадлежала, конечно, к правящему слою населения. Местоположение склепа (под крепостной стеной у городских ворот) и устройство его одновременно с сооружением стены может указывать на принадлежность его стеностроителю, например, Агасиклу, уже известному нам государственному деятелю (IPE I2, 418).

В 1936—1937 гг. в северной части Херсонеса, на берегу моря, открыто около 130 погребений, большинство их находилось в земле, без гробов и многие без какого-либо инвентаря. Повидимому, погребенные принадлежали к рядовой массе населения города.

Раскопки могил дают возможность установить, что в этот период существовали два способа погребения: трупоположение и трупосожжение. При этом первое количественно преобладало (в раскопках 1936 г. одна урна приходится на 90 погребений-

1 К. Э. Гриневич. Подстенный склеп № 1012. ХСб., I, Севастополь, 1926.
80

костяков). Кладбище у греков называлось некрополем — городом мертвых. Некрополь всегда находился за пределами города, мертвые не должны мешать живым. На могилах ставились надгробные памятники. Преобладающим типом памятника была известняковая гладкая плита, которой придавалась форма головы или бюста: лицевая ее сторона делалась плоской, оборотная же округлялась в виде полуовала; размеры этих надгробий невелики: от 0.30 до 0.50 м высотой; при раскопках некрополя они найдены в большом количестве. Наряду с ними, но в меньшем числе, имеются надгробные памятники крупных размеров, в виде прямоугольной плиты, украшенной вверху фронтоном, на лицевой стороне — двумя розетками, на боковых — одной, иногда с изображением оружия (щита, меча, лука). На памятниках до-добного рода встречаются вырезанные надписи — имена и отчества умерших, например: «Андрокл, сын Промафиона» — IV в. до н. э.; «Аполлоний, сын Полиарха» — конца IV в. до н. э.; «Гераклий, сын Аполлония»—III в. до н. э. Большая часть этих памятников выполнена из местного известняка, но в некоторых из них вставлены были мраморнью плитки с надписями— именами покойников, например: «Теламон, сын Епифа-ния» —- III в. до н. э.; «Даматрия, дочь Тимона, жена Анти-патра» — III в. до н. э. и др.

При сравнении с классическим периодом позднее, в III—II вв , количество вещей в могилах постепенно увеличивается, возрастает также и число погребений, имеющих инвентарь. Приведем несколько примеров. В гробнице, вырубленной в скале (№ 2026, раскопки. 1905 r.)j при остове, лежавшем головой на юг, найдены четыре терракотовые фигурки: молодая женщина, задрапированная в плащ, два бюста Коры-Персефоны и крылатый гений смерти. Погребение, повидимому, было женским. Характерным является наличие изображений Персефоны — богини подземного царства и гения смерти, сопровождающего душу умершего в Аид.

При сожженном прахе (погребение № 2799, раскопки 1908 г.), лежавшем на скале, найден следующий набор посуды: чернолаковые блюдечко и килик с вдавленной розеткой внутри, краснофигурные аск с изображением сфинксов и пантер и лекиф с изображением лебедя. Все предметы относятся к IV в. до н. э.

В могилу ребенка клали как игрушки, так и множество украшений. Так, в гробнице, вырубленной в скале (№ 611, раскопки 1896 г.), при костяке ребенка найдены: золотые серьги, подвеска и буса, пара серебряных браслетов, набор бус стеклянных и пастовых, десять астрагалов (кости — бабки овцы, употребляв-

81

шиеся для игры) и шесть художественно исполненных терракот: Эрот на дельфине, Эрот с петухом и маски Диониса, силена, сатира и менады.

Интересный комплекс вещей оказался при сожженном прахе, помещавшемся в урне (погребение № 53, раскопки 1912 г.): внутри ее лежали золотые перстень, серьга с львиной головкой, бусы, подвеска в виде фигурки Эрота; вокруг же урны стояли шесть терракот — молодые женщины и девушки, крылатый гений смерти и сидящая девочка. Все терракоты отличаются прекрасным исполнением и вышли, несомненно, из одной мастерской конца IV — начала III в. до н. э.

С течением времени все чаще появляются в могилах украшения из золота и серебра и дорогие терракоты, посуда и пр. Погребальный инвентарь позволяет сделать заключение, что в эллинистический период, в III—II вв. до я. э., в жизни населения, в особенности в быту, происходят некоторые изменения, развивается роскошь, нередкими становятся украшения из драгоценных материалов и предметы импорта из различных центров Греции.

Экономический расцвет, политическая самостоятельность и тесные связи Херсонеса с Грецией обусловили высокий уровень его культуры в эллинистический период.

Многочисленные архитектурные фрагменты, известняковые и мраморные, свидетельствуют о развитии в Херсонесе в это время двух основных ордеров — дорийского и ионийского. Сохранились части колонн, архитравов, карнизов, капители и другие детали очень тонкой художественной работы. Если изящные мраморные карнизы, украшенные овами и жемчужником, капители и прочие фрагменты были привозными, то не менее тонко выполненные из местного известняка архитравы, карнизы и другие детали, украшенные полихромной раскраской, являются местной работой и свидетельствуют о высоком мастерстве местных херсонесских строителей.

Сохранившиеся архитектурные памятники принадлежали храмам и общественным зданиям — главным заказчиком в греческой архитектуре было государство. Из общественных зданий раскопками открыты: монетный двор, здание в восточной части города (оба находятся на главной улице города), казарма возле городских ворот и др. Облицовка стен этих зданий, а также и крепостных стен, как мы видели, отличается тщательной отделкой, исполненной в руст. К сожалению, античные храмы не сохранились, они были разрушены в начале средних веков.

Выдающийся интерес представляет открытая раскопками

82

1938 г. мозаика II в. до н. э. Она находится в небольшом помещении, служившем для омовения. Мозаичный пол вымощен небольшими камешками (морской галькой) белого, желтого, темносинего и красного цвета. В центральной части изображены Две стоящие обнаженные фигуры, только что закончившие омовение в находящейся между ними высокой вазе (лутерии). Одна из фигур представлена на темносинем фоне, другая — на фоне желтого плаща. На вазе сидит голубь, другой изображен летящим к вазе. На одном из фризов пола изображена пятилепестковая пальметка. По яркой живописности, усиливающейся при обливании пола водой, и по искусной композиции всей картины мозаика является замечательным памятником, безусловно, местного мастерства.

Мозаика эллинистического времени в Херсонесе открыта впервые.

Среди мраморных скульптурных произведений, большею частью фрагментированных, есть статуи довольно раннего времени, начала IV в. до н. э.: обнаженный торс юноши; барельеф с изображением части мужской фигуры с копьем в руке; мраморный антефикс — навершие надгробного памятника, украшенный прекрасно изваянным листом аканфа, IV в. до н. э. Одна из статуй, посвященная Афине-Спасительнице, была исполнена, как написано на баз'е, Поликратом, может быть, афинским скульптором IV в. до и. э. (ΙΡΕ I2, 406). К тому же времени относятся мраморные рельефы Афины и Артемиды. Из раскопок 1926 г. происходит мраморная голова юноши, мастер которой, повидимому, испытал на себе влияние школы Скопаса.

От III—II вв. до н. э. сохранились небольшие мраморные, фрагментированные, статуи Афродиты, богини любви и красоты, юного Эрота. Обнаженные торсы этих статуй отличаются тонкой моделировкой тела. Интересно отметить издание почетного декрета в честь иноземного художника во II в. до н. э. К сожалению, от декрета сохранился столь незначительный обрывок, что невозможно определить имя и место происхождения художника, а также и конкретные его заслуги. Однако, важно существование самого факта работы иноземного художника в Херсонесе как свидетельство высоких культурных запросов граждан города, не останавливавшихся перед необходимостью затрат на приглашение художника, пользовавшегося известностью (ΙΡΕ I2, 348).

Расцвет местного терракотового производства в Херсонесе наблюдается в III в. до н. э. В мастерской коропласта, раскопанной в 1888 г., найдено несколько десятков глиняных формо-

83

чек для отливки головок, бюстов, масок и др. Отлитые по этим формам головки Афродиты и Ниобы, бюст Афины, маски Диониса и силенов, группа Геракла и Омфалы и другие отличаются художественной работой и большой выразительностью. Мастерская по изготовлению терракот находилась в восточной части города и состояла из двух помещений, в одном из них была печь для обжигания изделий, в другом оказались глиняные формы, посредством которых изготовлялись терракоты. Терракотовые формы при раскопках находили нередко и притом в различных районах города: повидимому, в Херсонесе существовала не одна мастерская, а несколько, следовательно, терракотовое производство достигало широкого развития. Это подтверждается находками не только формочек, но и готовых статуэток. Стилистические особенности терракот указывают на близкие связи, существовавшие между Херсонесом и Малой Азией и Афинами.

Не только искусство, но даже наука в этот период развивается в Херсонесе. Декрет в честь историка Сириска (IPE I2, 344), о котором уже упоминалось выше, говорит о том, что Сириек написал историю Херсонеса. Его труд состоял из двух частей. В первой он описал явления Девы, т. е. литературно обработал те записи о чудесах богини Девы, которые якобы совершались ею на пользу города и которые записывались жрецами при ее храме. Во второй части своего труда Сириек изложил внешние отношения Херсонеса с царями Боспора и другими городами. Труд Сириска удостоился высокой награды — автор был увенчан золотым венком и награжден следующим провозглашением в праздник Дионисий: «Народ венчает Сириска, сына Гераклида, за то, что он описал явления Девы, и бывшие дружественные отношения с городами и царями исследовал правдиво и согласно с достоинством государства». Характерна оценка, данная Сириску: в его труде подчеркивается правдивость и соблюдение достоинства города — труд Сириска был написан, очевидно, в патриотическом духе. Почетный декрет в честь его был вырезан на мраморной плите и выставлен в притворе храма богини Девы. Декрет относится к III в. до н. э. Высокая награда — издание почетного декрета от имени народа — указывает на то, что чтение труда Сириском происходило, несомненно, на народном собрании, может быть, в театре. Сириек выступил на нем как писатель по религиозным и политическим вопросам.

Этот декрет, помимо его самостоятельной ценности, позволяет нам представить целую картину из общественно-культурной

84

жизни Херсонеса: существование обычая публичного чтения литературных произведений, интерес к ним со стороны населения и умение ценить и поощрять литературную деятельность.

Не только духовная, но и физическая культура стояла в это время на высоком уровне. Античные греки заботились в одинаковой степени как об умственном, так и о физическом развитии человека. Идеалом их была всесторонне и гармонически развитая личность. Юноши с раннего возраста обучались гимнастике в специальных школах — гимнасиях. Молодые же люди — атлеты, в особых школах — палестрах, проходили курс спортивных упражнений, готовясь к спортивным состязаниям. Последние периодически устраивались на народных праздниках в различных городах Греции — в Олимпии, в Афинах, в Дельфах и др., а также и в Херсонесе. О развитии гимнастики, спорта и о существовании здесь гимнасий свидетельствуют находимые при раскопках бронзовые и железные стригилы — скребки, которыми атлеты очищали грязь и масло с тела после гимнастики (гимнастикой занимались обычно обнаженными, а тело для его эластичности натирали оливковым маслом). На базе памятника, поставленного Агасиклу, среди прочих его заслуг отмечается и то, что он был гимнасиархом — начальником гимнасия. На бронзовой урне, найденной в склепе № 1012, имеется надпись: «Приз с праздника Анакий». Следовательно, херсонесский гражданин на спортивных состязаниях, происходивших в праздник Анакий вблизи Афин, одержал победу и получил в награду за это бронзовую вазу. Атлеты-победители пользовались в греческих городах большим почетом: их слава была славой и их родного города. Победа херсонесского атлета на всенародных состязаниях в метрополии говорит о том, что физическое воспитание и спорт получили в Херсонесе широкое развитие.

В общественной и культурной жизни греческих городов большое значение имел театр. Драмы и комедии, представления которых давались в праздники, пользовались большой любовью населения. Каждый крупный город имел свой театр. В Херсонесе, однако, до сих пор следов театра не обнаружено, но вполне возможно, судя по общему уровню культуры, что театр был. Во всяком случае, имеются свидетельства о праздниках, совершавшихся в честь Диониса и Девы. Дионисии и Парфении были народными, массовыми праздниками. В программу этих праздников входили торжественные процессии, провозглашения наград атлетам-победителям и заслуженным деятелям государства, спортивные, литературные и музыкальные состязания. Возмож

85

но, что на этих праздниках происходили в Херсонесе и драматические представления.

О развитии в Херсонесе местной литературы, поэзии и музыки говорит надпись о состязаниях поэтов и музыкантов (IPE I2, 433). Надпись эта относится ко II в. н. э., но она может указывать на существование подобных состязаний и в более ранний период: если спортивные и литературные состязания происходили в Херсонесе в римское время, то тем более они могли быть в эллинистический период, в период экономического и культурного расцвета Херсонеса. Прямым подтверждением этого может служить упомянутый декрет в честь Сириска.

Итак, мы видим, что Херсонес, далекий от метрополии и от крупных ее центров город, стремится не отставать от Греции в культурном отношении, поддерживает живые с нею связи и развивает собственную довольно высокую культуру.

Можно ли в настоящее время составить представление о Херсонесе как о городе? Какими данными мы располагаем для его реконструкции?

Материалы многолетних раскопок Херсонеса позволяют нам познакомиться с некоторыми сторонами жизни города.

Во-первых, установлены вполне точно границы городской территории конца IV—конца II в. до н. э. Она определяется основной линией оборонительных стен (см. план на рис. 7).

Во-вторых, нам известна крепостная ограда эллинистического города: ее размеры, основные части, техника кладки, вид наружного и внутреннего ее фасадов, величина и форма крепостных башен.

В-третьих, мы можем судить о плане города, так как планировка улиц и кварталов средневековой эпохи в общем соответствует и повторяет план города эллинистического времени.

В-четвертых, имеются данные, характеризующие городское благоустройство этого времени. По улицам были проложены водостоки из монументальных желобов, выходы которых хорошо сохранились с наружной стороны крепостных стен. Местами на улицах сохранилась вымостка из крупных плит. Далее, благодаря раскопкам удалось определить главную улицу города, основную его магистраль, идущую с северо-востока на юго-запад. На этой улице сосредоточены были общественные здания, монументальные остатки некоторых из них раскопками установлены (монетный двор и ряд других зданий, примыкающих к улице с обеих сторон). Центральная площадь города, расположенная на месте нынешнего собора, была особенно богата

86

эпиграфическими памятниками. Последние называют и храм Девы, и алтарь «Херсонаса», и храм Диониса. На этой же площади найден также ряд почетных декретов и статуй, поставленных заслуженным деятелям на «самом видном месте» или 1на «акрополе». Повидимому, акрополем и называлась центральная часть города, осью которой являлась его главная улица.

Площадь и главные улицы служили местом торжественных процессий в праздники Парфений и Дионисий. Процессии со-

Главная улица с вымосткой на переднем плане.

Рис. 17. Главная улица с вымосткой на переднем плане.

провождались провозглашением Наград и обрядом увенчания золотым венцом лиц, оказавших те или иные услуги городу.

Здание заседаний Совета, несомненно, находилось в центре города. Театр пока еще не открыт в Херсонесе, но он мог быть, например, на склоне возвышенности, обращенном к бухте. Возможно, что театр в Херсонесе, как и в других городах Северного Причерноморья, не был монументальным сооружением из камня и мрамора, но имел лишь деревянные помосты — сцену и скамьи. Последние же могли быть устроены даже в земляном грунте. Может быть, именно поэтому и не обнаружены остатки театров в причерноморских колониях.

87

Из других общественных зданий, несомненно, существовали гимнасии, засвидетельствованные эпиграфическими памятниками. В них юноши получали гимнастическую подготовку. Спортивные же состязания происходили на стадионе, находившемся, вероятно, за городскими стенами.

Центральные площади и улицы города были украшены статуями, поставленными государственным деятелям, — сохранился

План двух домов эллинистической эпохи, открытых раскопками 1936 г.

Рис. 18. План двух домов эллинистической эпохи, открытых раскопками 1936 г.

ряд пьедесталов, большей частью с надписями, содержащими имена награжденных лиц и перечень их заслуг.

Западный берег Карантинной бухты — это торговый и военный порт. Здесь кипела работа по разгрузке прибывающих из различных центров греческого мира кораблей и по погрузке их товарами для экспорта. Порт — основной жизненный нерв, питавший экономику города.

Возле городских ворот располагался отряд гарнизона, он помещался в большом здании, монументальные стены которого сохранились у самых ворот. Ворот было несколько: на юго-восточном участке, на южном и юго-западном. На ночь они крепко запирались. На башнях городской стены стояла стража, зорко наблюдавшая за окрестностями.

88

Для внешнего вида города, при наблюдении его с суши или с моря, характерными были крепостные стены и башни с зубцами и бойницами, далее — возвышавшиеся над массой жилых домов храмы с их наружными колоннадами, а также здания общественного и государственного назначения.

Что касается частных жилых домов, то они были Небольших размеров и снаружи выглядели очень скромно. Некоторое представление о них дают результаты раскопок последних лет.

Раскопками 1934—1940 гг. в северной части Херсонеса, на берегу моря, открыто несколько кварталов эллинистической эпо-

Дворик с вымосткой и колодцем III — II в. до. н. э. Раскопки 1937 г.

Рис. 19. Дворик с вымосткой и колодцем III — II в. до. н. э. Раскопки 1937 г.

хи. Их размеры невелики, около 27 X 24 м, ширина улиц между ними 3,5—5 м. Квартал состоит обычно из двух домов. По остаткам стен удается восстановить, правда, не всегда и не полностью, план дома и назначение некоторых помещений. Характерной чертой каждого дома является вход в виде узкого коридора, ведущего с улицы во внутренний двор. Последний был открытым — без крыши. Вокруг двора, с северной и восточной сторон, располагались жилые и хозяйственные помещения, таким образом, жилые комнаты были обращены к югу и защищены от холодных ветров. Непременной составной частью дома является подвальная кладовая, вырубленная в скале, достигающая иногда больших размеров. Почти в каждом дворе имеется колодец или цистерна (обычно грушевидной формы), служившая для хранения дождевой воды.

89

Кладка стен зданий тщательная, стены возводятся на скале, для них иногда вырубается особая постель, связующим раствором служит глина. От архитектурного оформления домов найдены части каннелированных колонн, капители ионийского ордера и некоторые другие детали. О внутренней отделке стен можно судить по обломкам штукатурки, покрытой росписью красного, желтого, синего цвета. Встречаются также терракотовые архитектурные детали, с полихромной раскраской, украшавшие стены домов снаружи.

В помещениях эллинистических домов найдено большое количество разнообразной посуды, орудия труда, например грузила для сетей, жернова и т. п. В одном из домов открыты три ванны, обмазанные глиной, с остатками красной краски, возможно, что в них производилось окрашивание тканей. Встречались в домах маленькие жертвенники — терракотовые или известняковые. Интересно отметить нахождение большого каменного жертвенника прямоугольной формы, обвитого вокруг двумя змеями, головы которых поднимаются над верхней его плоскостью. Жертвенник стоял возле стены в полуподвальном помещении. Последнее, очевидно, было культовым и посвященным или хтоническим, т. е. подземным, божествам или Асклепию.

Подготовлено по изданию:

Белов Г. Д.
Херсонес Таврический : историко-археологический очерк. Л. : Государственный Эрмитаж, 1948. - 147 с.


купить розетки и выключатели в киеве.
Rambler's Top100